Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 37 (2273) 22 сентября 2000 г.

ВРЕМЯ РОССИЙСКОГО ИНТЕЛЛЕКТА

Ольга УШАКОВА, "НВС".

Во второй Международной конференции по биоинформатике регуляции структуры генома участвовал академик Лев Львович Киселев -- председатель Научного совета российской программы "Геном человека". Это крупный ученый, научные интересы которого в течение жизни вместили очень разнообразный круг исследований. Его участие в конференции определилось, конечно же, и его научным статусом, и личным исследовательским интересом. Но не только...

* * *

-- Лев Львович, что стало основной составляющей вашего интереса к конференции? Руководство "Геномом человека," биоинформатика?

-- Я сам биоинформатикой не занимаюсь, но тематика нашей лаборатории настолько зависит от прогресса в этой области, что волей неволей стал интересоваться биоинформатикой. К тому же в Россиии сейчас много ученых этого профиля и с ними очень интересно общаться. Кроме того, я как председатель Совета по геному человека считаю, что надо очень резко усилить эту работу в России. Для этого я стараюсь подробнее и шире познакомиться с этими работами, чтобы на государственном уровне добыть больше денег и привлечь внимание руководящих инстанций. То есть, здесь совмещаются мои интересы как ученого -- я здесь учусь, и как руководителя российской программы "Геном человека" -- для ее усиления и правильной ориентации на будущее. Вот смысл моего приезда сюда.

-- А насколько велики наши вложения в эту область? Уже бытует выражение, что российские ученые пришли к накрытому столу.

-- Никто не определил, что такое накрытый стол. Дело в том, что широкая публика путает две совершенно разные вещи. Есть геномные исследования -- это очень широкая и исключительно важная область. Есть расшифровка структуры генома -- это частный раздел геномики -- науки о геномах.

-- О нем-то больше и "кричат..."

-- Совершенно верно -- о нем больше кричат, и это правильно, потому что сейчас исходная фаза этих исследований близка к завершению. То есть, мы узнали структуру или почти узнали... Это пока еще некий черновик генома, и он будет дописан. Произойдет это достаточно скоро и будет исходной базой для дальнейших исследований. Вот в этой-то начальной фазе -- стадии расшифровки генома российские ученые практически не участвовали. По двум причинам. Во-первых -- это очень скучно, это малоинтеллектуальный труд, труд роботов, автоматов, компьютеров. Русская наука никогда не занималась такого типа исследованиями, потому что наука у нас интеллектуальная. И второе, что тоже существенно -- финансирование было настолько ничтожным, что ставить задачи типа организации фабрик секвенирования, фабрик расшифровки стало бы растратой денег. Мы были в этой области настолько неконкурентноспособны, что и академик Баев в свое время, и я, принявший программу в 1995 году, никогда не считали, что России стоит ввязываться в эту механическую работу. Слава богу, что немцы, американцы, японцы сделали эту работу... А мы теперь получаем новую информацию.

-- Отлично звучит! Требуется интеллект!

-- Они накопали гору фактов, целый Монблан. Но они ничего не понимают. Эту гигантскую гору теперь надо осмыслить. Есть разница между знанием и пониманием. Американцы знают, но не понимают.

-- Это как разница между образованием и интеллектом.

-- Конечно. Сейчас предстоит самое интересное -- начинается осмысливание генома. Не хочу хаять американцев, среди них есть прекрасные специалисты, и некоторые из них приехали на конференцию. Но дальнейшее развитие -- это иное, и оно очень в русле российской науки. Нужно учесть -- у нас есть российская математическая школа -- одна из лучших в мире. Кроме того, биологическое мышление со времен Тимофеева-Ресовского, Кольцова, наших лучших генетиков, уничтоженных Лысенко, в России всегда было на высоте. Поэтому соединение биологических традиций с математическими должно дать потрясающие плоды -- вот что важно.

Я пытаюсь соединить математиков с биологами, пытаюсь найти для них деньги. Потому что уверен, что это есть то, куда надо двигаться в ближайшие годы. Все это должно привести к пониманию функций. Ведь что такое структура? Допустим, стоит просто стол -- он может служить для разных целей, мы не знаем, как он будет дальше функционировать... Также с генами. Мы должны понять, что в этой структуре заложено, что гены делают в нашем организме, чем командуют. И это одна из главных задач биоинформатики, чему посвящена конференция, и задуман весь геномный проект.

-- Лев Львович, а до какого уровня на сегодня развита эта программа?

-- В России сегодня в ней работают люди, имеющие мировое признание. Тридцать учреждений, четыреста специалистов. Около девяносто групп. Из новосибирских -- Институт цитологии и генетики, НПО "Вектор," Институт биорганической химии. Они делают очень много. Мы имеем ежегодно сотни публикаций в международных журналах. Конечно, доминирует Москва -- в ней главные биологические институты, далее -- Пущино. Но биология -- дорогая наука, ее с помощью веревки и палки не сделаешь, нужны вложения. И если Россия хочет оставаться великой страной и иметь настоящую науку, то правительство должно давать на это деньги, без денег сделать ничего невозможно даже самым высокоодаренным и интеллектуальным людям.

В общем, все это зависит от понимания задач обществом. Уже и физики, и химики говорят: XX1 век -- век биологии. Ко мне приходят математики и говорят: поставьте нам биологические задачи. Они понимают, что математика может сделать рывок вперед, потому что перед ней будут поставлены нетривиальные задачи, которые внутри математики просто не могут быть сформулированы. Ведь это очень трудно -- сформулировать задачи. Иногда легче даже решить, чем сформулировать. Как раз тут и нужны биологи -- они могут поставить задачи. Математики могут создать математический аппарат их решения. Вот почему важна интеграция наук. И в Новосибирске ее осуществить легче, чем где- либо, потому что здесь есть и то, и то другое. И их не надо заставлять сближаться -- они уже нашли взаимопонимание. Еще Лаврентьев об этом позаботился. Я лично собираюсь посещать здесь не биологические институты, которые я хорошо знаю, а математический.

-- Скажите, а удалось ли сдвинуть на уровне правительства понимание, представление о том, что науки о жизни сегодня являются самыми важными для человечества?

-- Это процесс длительный. Как нельзя родить ребенка за три месяца -- ему положено находиться в утробе девять, так и здесь. Но в правительстве уже есть большой интерес к геному. За последнее время было две встречи на очень высоком уровне в администрации президента с лицами, которые захотели узнать, что такое программа "Геном человека". Я считаю, что это очень большое достижение, потому что за десять лет существования программы никому из окружения Б.Ельцина не пришло даже в голову хотя бы просто полюбопытствовать, что это такое. Мы очень благодарны М.Горбачеву, который запустил всю эту программу. Причем, с фантастической скоростью. Академик Баев написал ему письмо, а Горбачев буквально через две недели поставил вопрос на Политбюро. Потом было решение правительства, и программа была запущена за три месяца. Это рекордная скорость для России. О таком можно только мечтать. Первые два года -- до обвала экономики -- программа финансировалась очень активно. Потом практически никак.

Но сегодня интерес к программе очень острый. И понятно, хотя десять лет назад я и сам бы не сказал, что биология -- наука XX1 века. Сегодня США, Германия,Франция, Великобритания, Япония вкладывают фантастические деньги, ускоренными темпами развивают биоинформатику. Сегодня уже видно, что биология, как никогда, близка к человеку. Это трансгенные растения и животные, которыми мы должны питаться в будущем, иначе умрем с голоду, это экологическая и биологическая безопасность, диагностика, профилактика, это деторождение и предотвращение рождения больных детей. Словом, все, что близко касается людей. Если этого не понимать -- у нас будет общество самоубийц, которое само станет рубить сук, на котором сидит.

Существует потребность в российском обществе в том, чтобы биология занимала достойное место, поэтому общество должно сказать: "Лев Львович, возьмите наши деньги, делайте, что нужно, потому что без этого Россия будет "банановой республикой".

Мы, биологи, не должны просить, мы рассказали правительству, что такое геномика, а уж оно должно сказать: вот мы вам даем энную сумму, и вы уж позаботьтесь, чтобы не пропало ни одного доллара, и чтобы это было научно обосновано, и привело к развитию определенных отраслей. Я добиваюсь именно такой постановки вопроса. Речь идет о том, что общество должно быть переориентировано. В свое время физика была очень распропагандирована -- атомные станции, холодная война, космос, потому и общество было так ориентировано. Но это время прошло -- теперь на первом месте биология. Такова логика развития и жизни, и науки.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?14+112+1