Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 41 (2277) 20 октября 2000 г.

СОГЛАШЕНИЕ "ПО-СИБИРСКИ":
НЕ КОМАНДОВАТЬ,
А КООРДИНИРОВАТЬ

Интервью вел Виктор Лойша.

г. Томск.

На вопросы "Вестника" отвечает председатель Межрегиональной ассоциации "Сибирское соглашение", томский губернатор Виктор КРЕСС.

-- В прессе Соединенных Штатов время от времени довольно серьезно обсуждается вопрос покупки у России "Сибирских территорий". Определена даже цена: три триллиона долларов...

-- Сама постановка вопроса мне знакома, хотя стоимость купли-продажи слышу впервые. Продать-то можно что угодно, только -- как бы не продешевить? Вон, насчет Аляски кое-кто до сих пор локти кусает... А потом -- что такое три триллиона? Да у них только военный бюджет -- под триста миллиардов в год! Любопытно, как они оценивают суммарный потенциал Сибири: производственные мощности, прочую недвижимость, природные ресурсы? Боюсь огорчить наших заокеанских доброжелателей, но полагаю, что все это стоит никак не меньше, чем все национальные богатства США, вместе взятые.

Если говорить серьезно, то считаю, что подобные идеи -- не что иное, как интеллектуальные игры, приличествующие скорее студентам младших курсов, нежели приличным политологам или экономистам. Что, Россия не в состоянии управиться с Сибирью? Во времена Ивана Грозного была в состоянии, при Борисе Годунове и даже во время Великой Смуты как-то управлялась, а сейчас не может? Истина заключается в том, что мы вот уже почти четыре века одно целое и никакой Уральский хребет нас давно не разделяет (хотя бы потому, что горная промышленность Урала в значительной мере этот хребет срыла и он большей частью существует лишь в воображении ученых-географов). Геополитическая реальность такова, что Россия не в состоянии прожить без Сибири и наоборот.

Простой подсчет: 85 процентов газа, почти вся нефть и весь каменный уголь России, ее полиметаллы -- это Сибирь. лес, энергетика, атомная промышленность, рыбные ресурсы, золото, алмазы, даже хлеб!.. А мы, сибиряки, не мыслим себя вне рамок великой державы хотя бы потому, что связаны с нею такими глубинными связями на уровне едва ли не генетическом, разорвать которые не под силу никаким политикам. Невзирая на этнические различия между разными народами, все мы давным-давно, по сути, единая нация -- в североамериканском, кстати, понимании этого термина. Нация россиян! Думаю, что так понимают вопрос большинство моих соотечественников -- от Калининграда до Анадыря.

-- Большинство наших читателей знают о деятельности возглавляемой вами ассоциации "Сибирское соглашение" в основном из газет. Не могли бы вы представить сибирский союз поподробнее и рассказать о перспективах вашей работы?

-- Даже считаю необходимым это сделать.

Сразу надо отметить: "Сибирское соглашение" -- первая в России организация, объединившая руководителей крупных экономико-географических регионов. "Большая Волга", "Северо-Запад" и прочие появились уже потом. Нас толкнула навстречу друг другу сама жизнь, необходимость вести отношения с Центром согласованно. В той же Государственной Думе сибирское представительство, по сути, ничтожно: по численности населения Томская область имеет там одного депутата, Хакасия и Республика Алтай -- тоже по одному, и даже такие гиганты, как Тюмень или Красноярский край -- всего по три депутата... Порознь нас -- в силу удаленности от Москвы -- никто не услышит. Но когда девятнадцать субъектов Федерации образуют эдакий монолит, с нами невозможно не считаться. За последние несколько лет ни одного совещания ассоциации не проходило без участия премьер-министра. Соответственно принимаемые нами решения находят в правительстве реальную поддержку.

-- А эти решения носят обязательный характер для участников самого "Соглашения"?

-- Упаси господь! Мы ведь не партхозактив прежних времен, когда один выдвигал какое-то категорическое требование, а все остальные, поаплодировав, наперегонки бросались исполнять... Характер решений только рекомендательный. Мы не можем диктовать ни цены на отпускаемое друг другу сырье, ни характер поставок, однако прийти к взаимовыгодным договоренностям и безоговорочно их выполнять -- дело чести для каждого руководителя и для всех нас вместе.

Вообще самый продуктивный путь -- перспективная разработка и реализация совместных экономических программ, преимущественно долгосрочных. Скажем, строительство современных автодорог, так необходимых Сибири. Без пшеницы Алтая большинству сибирских регионов просто не прожить; безлесный Алтай очень нуждается в томском газе; томичи кровно заинтересованы в дешевом угле Кузбасса; кемеровчанам же необходима электроэнергия Хакасии... Такие вот сложно запутанные клубки проблем мы постепенно учимся развязывать. Замечу: не без успеха.

-- Еще Никита Хрущев грозился перенести "столицу нашей родины" в центр страны, в Сибирь: мол, так и географически удобнее, и закоренелых московских чиновников легче обуздать... Теперь эта идея вновь востребована некоторыми политиками...

-- Конечно же какая-то доля зависти к москвичам существует у любого провинциала. Хотя бы потому, что вся страна знает: "Москва -- надежда мира, сердце всей России". Эту державную центростремительную идею в нас внедряли долго и тщательно. Вспомните песенный ряд: "Москва моя, ты -- самая любимая!", "Друга я никогда не забуду, если с нем подружился в Москве", "Московских окон негасимый свет", "Под снегом я фиалку отыщу -- и вспомню о Москве"! Это же не просто цитаты, это -- кусочки нашей жизни.

Москва и притягивает к себе, и раздражает. Чиновничье самодурство безгранично. Но разве можно чисто управленческие проблемы решать механическим переносом столицы в другую точку страны? Вон, в Бразилии метрополия переехала из Рио-де-Жанейро в специально построенный стольный град, -- но стала ли от этого страна управляться лучше? Нет, насколько я знаю.

Я, как сибиряк, был бы и не против, если б центр Федерации находился в центре страны (Новосибирск, Красноярск, Томск, да хоть Сургут). Однако я еще и государственник и поэтому обязан думать прежде всего о сохранении национального достояния: экономики, оборонного потенциала, духовности... Нельзя позволить себе разбазаривать ценности, накапливавшиеся веками.

Сохраним, сбережем, возродим Россию -- тогда можно будет думать и о переносе столиц. Хоть в Магадан.

-- Федеральные интересы всегда были выше региональных. И это корежило экономику Сибири. Приоритет отдавался развитию сырьевой базы либо тяжелой промышленности, все прочее строилось на "остаточном принципе". Меняется ли это положение сейчас?

-- Меняется. Но не так быстро и эффективно, как хотелось бы, и позитивные перемены зависят больше от нас самих, чем от Центра. Это понятно: в развитии легкой промышленности, малого и среднего предпринимательства Москва не заинтересована. отчасти в этом и заключаются противоречия, которые существуют между сибирскими регионами и столицей.

-- И все же... У вас, как у сенатора, наделенного к тому же полномочиями "президента всея Сибири", наверняка есть некие законодательные предложения, направленные, так сказать, в пользу Сибири?

-- Безусловно. Прежде всего, я мечтаю о том, чтобы наша, сибирская, экономика и потребности Центра были выровнены на разумных началах...

-- Каким образом? И как соотносится слово "мечтаю" со статусом государственного человека?

-- Все просто. Практически все природные ресурсы России находятся в Сибири. Прибыль от их эксплуатации облагается колоссальными акцизами, которые полностью оседают в Москве. Через губительную систему налога на добавленную стоимость мы кормим неимоверную армию чиновников, а себя прокормить не в состоянии. Так вот, необходимо небольшое уточнение в налоговом законодательстве: чем дальше от Москвы, тем меньше должен быть НДС. Только так мы и сможем решить проблемы Крайнего Севера и других угасающих территорий.

А почему я говорю об этом как мечтатель? Инициатив законодательного плана в этом духе было проявлено уже немало, однако федеральный Центр их неизменно торпедировал. Остается надеяться, что нынешнее правительство окажется умнее и гибче предыдущих. Я встречался с Касьяновым; кажется, он понимает проблемы Сибири и готов способность их решению. Дай-то бог!

-- Возвращаясь к дилемме "Центр и регионы"... Устраивает ли сибирских губернаторов достигнутый ими уровень самостоятельности?

-- Самоуправление в рамках федеративного государства -- на большее мы не замахиваемся. Ни о каком "сибирском сепаратизме" речи быть не может. Подобные лозунги и даже попытки их проведения в жизнь истории уже известны: ничем хорошим они не кончались.

Вообще взаимоотношения Центра и регионов в нашей стране строятся по принципу качелей. То есть федеральные власти давят на нас своей чиновничьей силой, мы же, как можем, сопротивляемся и даже пытаемся противодействовать. За счет такого движения и достигается баланс интересов. Образ, конечно, несколько легкомысленный, но сам принцип хорош, поскольку позволяет соблюдать установившийся паритет сторон. Важно, чтобы амплитуда этого движения не оказалась слишком велика.

-- Насколько известно, центральные ведомства весьма неохотно уступают регионам такую свою прерогативу, как международные экономические связи...

-- Традиционно сложившийся в России характер международных экономических отношений нас, сибиряков, абсолютно не устраивает. И не только нас. Потенциальные деловые партнеры российских фирм из Японии, Франции, Германии, тех же Соединенных Штатов, по привычке тянувшиеся за контактами и контрактами в Москву, сейчас в массе своей отшатнулись от нее. Почему? Да потому, что убедились: в нашей "златоглавой и белокаменной" все на корню разворовывается. Стали присматриваться к регионам. Видят: ага, вот Кресс что-то может, так, пожалуй, с ним и надо работать... Так что оживление инвестиционной деятельности непосредственно в сибирских регионах есть следствие прежде всего бездарной и алчной политики центральных чиновников.

Прямые контакты дают нам очень многое. Вот уже в нынешнем году начнет работать большой совместный проект Томской области и двух ведущих нефтегазодобывающих концернов ФРГ -- разработка углеводородных месторождений на территориях, не принадлежащих нашим "естественным монополистам". Осуществляется также очень серьезный американский проект "Инвестиционная инициатива", сформированный под эгидой госдепартамента США и направленный на поддержку малого и среднего производителя. Такими контрактами может похвастать далеко не каждый субъект Федерации.

-- Что ж, если мы перешли к чисто томской конкретике... Какими Вы видите перспективы развития области? Можно ли ожидать от нее неожиданных взлетов и открытий, подобных знаменитому Самотлору?

-- Чего греха таить, мечта такая есть. Причем отнюдь не маниловская. Геологическая наука доказывает: правобережье Оби в Томской области -- это новая нефтегазоносная провинция. Сейчас ведем там разведочное бурение.

А вот строгие реалии. До сей поры промышленную добычу газа область не вела. Несколько лет назад разработали собственную "Газовую программу", нашли под нее большие инвестиции, а сейчас уже получаем отдачу. Добыт первый миллиард кубометров голубого топлива, к концу года будет уже 2,5 млрд и далее по нарастающей. Эта программа позволит поставить на ноги Томский нефтехимический комбинат, гигант полимерной химии, в результате скороспелой приватизации оказавшийся "на боку". А ведь это -- совершеннейшее производство, его продукция пользуется чуть ли не ажиотажным спросом на мировом рынке!

Так что тягаться с Самотлором и другими тюменскими феноменами мы готовы, однако главные взлеты и открытия предполагаются все же на другом стратегическом направлении. Это развитие научно-образовательного комплекса. Нефть и газ в земных глубинах рано или поздно будут исчерпаны, интеллект же в недрах народа -- никогда. Вот на наши вузы, академические институты и НИИ мы и делаем ставку. Если всего семь лет назад в Томске было 35 тысяч студентов, то нынче -- уже 62 тысячи. По числу студентов на 10 тысяч населения мы устойчиво занимаем первое место в России: в Москве этот показатель на уровне 500, в Питере -- 400, а у нас -- больше 1000.

-- Кстати, о науке... Два года назад была принята разработанная РАН программа развития Сибири до 2005 года. Работает ли она?

-- Программа есть, и очень хорошая. Она максимально адаптирована к сегодняшним условиям. Весьма точно, на мой взгляд, определяет приоритеты нашего развития. В этом году она получила наконец финансирование, а значит -- будет работать. Мы все должны понять: если не будем вкладывать деньги в Сибири, не станем создавать здесь все новые и новые рабочие места, то американские иллюзии о покупке нашей земли, увы, могут обрести реальные черты.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?18+116+1