Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 44-45 (2280-2281) 17 ноября 2000 г.

"Мы пошли своим непроторенным путем"

Интервью вел В.Моисеев.

Поводом для этого интервью послужила юбилейная дата: известному ученому с мировым именем, члену Президиума СО РАН, директору Института физики прочности и материаловедения, академику Виктору Евгеньевичу Панину исполнилось 70 лет. Воспитанник знаменитой томской школы физики твердого тела, основанной в 1928 году академиком В.Д.Кузнецовым, Виктор Евгеньевич сегодня возглавляет собственную научную школу "Физическая мезомеханика и компьютерное конструирование материалов". Это новое научное направление на стыке физики, механики и материаловедения. Решением Совета по грантам при Президенте РФ школа В.Панина отнесена к числу ведущих. Под его руководством защищено более 120 кандидатских диссертаций, 11 его учеников стали докторами наук. В.Панин является автором и соавтором 450 научных трудов, в том числе 10 монографий, 32 авторских свидетельств и патентов.

-- Виктор Евгеньевич, вся ваша жизнь связана с Сибирью?

-- Да, мое раннее детство и школьные годы прошли в старинном сибирском городе Тобольске. В далеком прошлом это был административный и культурный центр Сибири. Он развивался на традициях прогрессивных высокообразованных людей, сосланных в Сибирь за революционные убеждения, высокие идеи. Эти традиции оказали и на меня сильное влияние.

После окончания Тобольской средней школы мой путь был однозначно определен -- Сибирские Афины. В то время Томский государственный университет был заветным желанием молодежи от Урала до Камчатки. В 1947 году я стал студентом 1-го курса физико-математического факультета ТГУ. С тех пор с Томском связана вся моя последующая жизнь.

-- Кто ваши учителя?

-- С учителями мне везло всю жизнь. В школе это были замечательные педагоги: учитель математики М.Поспелов, учитель физики Т.Борисова. В Томском университете я попал в коллектив, возглавляемый академиком В.Кузнецовым. Интересно отметить, что до 1957 года, когда было основано Сибирское отделение АН СССР, В.Кузнецов был единственным академиком на необъятной территории Сибири и Дальнего Востока. Второй яркой личностью этой школы была профессор М.Большанина. Она читала нам курс общей физики и заражала всех студентов чувством увлеченности и беспредельного интереса к этой области науки. Одновременно она заведовала лабораторией металлофизики СФТИ, была лауреатом Сталинской премии как соавтор монографии В.Кузнецова "Физика твердого тела". Я пришел в лабораторию, когда был студентом II курса. Именно Мария Александровна привила мне интерес к науке -- любовь беззаветную, фанатичную. Закончив с отличием физический факультет (который в 1948 году выделился из физико-математического факультета ТГУ), я остался у нее в аспирантуре. Последующие двадцать семь лет моей научной и педагогической деятельности связаны с ТГУ и СФТИ.

Этот период совпал с интенсивным развитием микроскопического подхода в исследованиях пластичности и прочности твердых тел. Прорыв в микромир ознаменовался крупными научными достижениями. Они стали возможными благодаря созданию мощных электронных микроскопов, позволяющих электронным пучком просветить металл и увидеть, как движутся дефекты в кристаллических твердых телах под воздействием приложенных сил, как зарождается разрушение. Именно в этот период формировалась моя научная зрелость как самостоятельного ученого. Был накоплен огромный экспериментальный материал, который требовал обобщения. Вместе с тем, многие экспериментальные данные не укладывались в общепринятые представления, заставляли задумываться об их корректности.

Для комплексного решения проблем физики твердого тела все металлофизические лаборатории СФТИ были в 1970 году объединены в один отдел, возглавить который поручили мне. Эти годы в научном плане были особенно плодотворными и привели к окончательному убеждению о необходимости новых подходов в науке о пластичности и прочности твердых тел. С этим багажом и небольшой группой моих учеников я перешел в Томский филиал Сибирского отделения Академии наук СССР. Начался второй период моей научной деятельности, связанный с созданием на базе школы акад. В.Кузнецова. самостоятельного академического института..

-- Как это произошло?

-- В 1979 году председатель Томского филиала СО АН академик В.Зуев поддержал просьбу томских металлофизиков о создании в Томском филиале Института физики твердого тела и материаловедения. Однако для этого необходимо было иметь корпус нового института и критическую массу сотрудников (с количеством докторов наук не менее пяти). На это требовалось время. И в качестве стартовой площадки председатель Томского филиала предложил сформировать в руководимом им Институте оптики атмосферы новый отдел физики твердого тела и материаловедения. Мы с чувством огромной благодарности приняли это предложение.

Пять последующих лет новый отдел набирал силу и опыт в доброжелательном коллективе Института оптики атмосферы, пройдя хорошую школу организации работы в академическом институте. Был построен небольшой новый корпус, набрана критическая масса коллектива, сформировано новое самостоятельное научное направление. В отличие от традиционных подходов физики (микроуровень) и механики (макроуровень), мы пошли новым непроторенным путем: между микро и макро. Такой промежуточный подход носит название "мезоскопический". Поэтому новое научное направление впоследствии получило название "физическая мезомеханика материалов". Это была неизведанная область знаний, новая ниша, и мы с энтузиазмом взялись за ее разработку. Новые представления давались с трудом. Еще труднее давалось их признание. В этот период неоценимой оказалась поддержка нашего направления академиком Н.Яненко, чл.-корр. М.Жуковым, директором Института оптики атмосферы академиком В.Зуевым.

В 1984 году отдел был преобразован в самостоятельный институт.

-- Кто способствовал созданию института?

-- При прямой поддержке председателя СО АН СССР академика В.Коптюга и председателя ТФ СО АН СССР академика В.Зуева решающую роль сыграла инициатива Егора Кузьмича Лигачева, бывшего в то время первым секретарем Томского обкома партии. К приезду в Томск Егор Кузьмич уже имел опыт партийной работы среди ученых новосибирского Академгородка. С новым подъемом он принял активное участие в создании академических институтов в Томске. Немало должностных лиц посетил Егор Кузьмич в Москве, обосновывая целесообразность открытия в Томске нашего института. И такое согласие было получено.

-- Вы согласны с мнением депутата Государственной думы, лауреата Нобелевской премии академика Ж.Алферова, что развитие науки, в том числе академической, возможно лишь при развитии наукоемких производств?

-- Это верно в том смысле, что финансирование науки находится в прямой зависимости от ее востребованности в экономике. В период кризиса экономики все наши беды с финансированием возникают от невостребованности науки. Конечно, мы зарабатываем и на зарубежных грантах. Но ведь обидно, что наши научные достижения будут трансформированы в новые зарубежные наукоемкие технологии, а затем Россия будет их закупать по высоким ценам мирового рынка. Российская наука должна быть прежде всего востребована в экономике России.

В последнее время дело несколько поправляется. Разработанные в институте технологии позволили нам активно участвовать в ряде программ, направленных на развитие Сибирского региона. На базе физической мезомеханики разработаны методы компьютерного конструирования новых материалов и технологий их получения, новые неразрушающие методы контроля нагруженных материалов и конструкций. Нами разработаны новые материалы инструментального и конструкционного назначения с высокими характеристиками прочности, износостойкости, сопротивления усталости, высокие технологии нанесения упрочняющих и защитных покрытий, восстановления изношенных деталей ответственного назначения. Все это широко используется в различных областях энергетики, нефтегазового комплекса, металлургии, машиностроения, транспорта и других отраслях.

Наш институт наряду с разработкой фундаментальных проблем всегда уделял большое внимание доведению прикладных результатов до промышленного освоения. Именно это послужило основанием создания при институте Республиканского инженерно-технического центра, который тесно работал с Госпланом РСФСР по программам восстановления и упрочнения деталей машин и механизмов в отраслях РСФСР. В 1991 году совместным постановлением СО АН СССР, ГКНВШ РСФСР и администрации Томской области в Томске был создан Российский материаловедческий центр, объединяющий материаловедческие коллективы томских вузов и академических институтов. Головной организацией РосМЦ является Институт физики прочности и материаловедения. В течение многих лет РосМЦ возглавлял различные научно-технические программы в области новых материалов и высоких технологий в интересах российских отраслей. В настоящее время большое внимание уделяется развитию инновационной деятельности, работе на рынке наукоемкой продукции.

Официальным признанием эффективности этой деятельности было присвоение ИФПМ и РИТЦу при ИФПМ статуса Государственного научного уентра. За годы работы в этом статусе мы вышли на крупные отраслевые программы, поставляем на рынок высокие технологии и наукоемкое оборудование.

-- В академической науке нет сегодня более важной задачи, чем привлечение в ряды ученых талантливой творческой молодежи. Как эта задача решается у вас?

-- Горькая правда -- многие талантливые специалисты в поисках более интересных перспектив уехали за рубеж или ушли в бизнес. Недостаточное финансирование науки отбило охоту у многих студентов строить свои жизненные планы с прицелом на завоевание научных вершин. Вот почему воспитание научной молодежи стало стратегическим направлением в деятельности института. У нас накопился интересный опыт совместной с вузами работы по программе "Интеграция".

Теоретические проблемы прочности наш институт разрабатывает совместно с Томским государственным университетом и Сибирским физико-техническим институтом при ТГУ. На базе этих трех учреждений создан центр фундаментальных исследований и элитарного образования "Физическая мезомеханика и компьютерное конструирование новых материалов". Инженерные проблемы материаловедения мы разрабатываем совместно с Томским политехническим университетом, где я заведую кафедрой композиционных материалов и покрытий. Последнее время в этом сотрудничестве участвует также Алтайский государственный технический университет.

Специалистами ИФПМ разработаны и читаются студентам университетов базовые и специальные лекции. Многие лабораторные практикумы и практические занятия проводятся со студентами в научных лабораториях академического института. Организуется эта работа филиалами выпускающих университетских кафедр, расположенных в ИФПМ. Регулярно работает общегородской семинар "Физическая мезомеханика и компьютерное конструирование новых материалов". Ежегодно в Томске проводится Всероссийская молодежная конференция "Физическая мезомеханика материалов". Финансовая поддержка такого комплексного сотрудничества оказывается в рамках двух грантов федеральной целевой программы "Государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997--2000 годы".

-- Что дает интеграция?

-- С одной стороны, нам удалось укрепить кадровый костяк ИФПМ перспективной молодежью. С другой стороны, мы помогали университетам в трудоустройстве их выпускников. С начала 90-х годов мы приняли на работу в ИФПМ около 50 молодых специалистов-выпускников томских университетов. В настоящее время в аспирантуре обучается 49 аспирантов. Сегодня одну треть коллектива ИФПМ составляет молодежь. Это означает, что у института есть будущее.

-- Что можно сказать о международном признании института?

-- Наш институт является головной организацией созданного в 1997 году Международного центра исследований по Физической мезомеханике материалов. Мы выполняем научные проекты этого центра совместно с исследовательскими центрами и фирмами США, Великобритании, Германии, Франции, Испании, Израиля, Турции, Словении, Китая, Японии, Кореи и других стран.

Я являюсь главным редактором издаваемого в нашем институте международного журнала "Физическая мезомеханика". По проблемам физической мезомеханики мы провели 5 международных конференций. В рамках интеграционных проектов СО РАН в разработке физической мезомеханики материалов принимают участие семь институтов СО РАН. Интеграция академических институтов приводит к качественно новым результатам, когда в разработке крупномасштабных проблем участвуют специалисты разного профиля. Выполняемый в настоящее время интеграционный проект "Разработка принципов мезомеханики поверхности и внутренних границ раздела и конструирование на их основе новых градиентных конструкционных материалов и многослойных тонкопленочных структур для электроники" охватывает широкий круг вопросов. В то же время он пронизан единым стержнем физической мезомеханики. Это еще раз иллюстрирует тезис, что фундаментальные закономерности в природе проявляются в самых разных областях науки, и их можно понять только усилиями крупных комплексных коллективов.

-- По чьим стопам пошли ваши дети?

-- Оба сына, Алексей и Сергей, работают в ИФПМ, оба -- кандидаты наук, оба, как и я, фанатично преданы науке. Сергей -- председатель Совета молодых ученых Томского научного центра СО РАН.

-- Что представляет сегодня ваш коллектив?

-- Сегодня институт насчитывает более 400 человек. Производственные площади пяти лабораторных корпусов, оснащенных современными приборами и технологическим оборудованием, составляют около 20 тыс. кв. м. Фундаментальные и прикладные исследования соответствуют основному научному направлению -- физическая мезомеханика материалов. Институт аккредитован Министерством промышленности, науки и технологий.

Мы понимаем, что наше новое направление в науке лишь в начале пути, и в этом направлении нам предстоит пройти не одно десятилетие. Но цели и задачи на этом пути ясны. Коллектив не страшится предстоящих трудностей. Как видите, застой в науке нам не грозит.

Я хочу выразить искреннюю признательность коллективу института, который рос и формировался на марше, сумел преодолеть основные трудности в новых экономических условиях и с энтузиазмом, с верой в неограниченные возможности науки продолжает славные традиции томской школы физики твердого тела.


стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?7+119+1