Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 47 (2283) 1 декабря 2000 г.

УДИВИТЕЛЬНОЕ ЧУТЬЕ НА ЛЮДЕЙ

Из выступления академика А.АГАНБЕГЯНА

Уважаемые коллеги, я приехал в Сибирское отделение почти сорок лет назад из Москвы. Работал здесь 25 лет, из них последние 20 был членом Президиума. В первые десять лет Президиум возглавлял академик М.Лаврентьев.

Мне трудно найти слова, чтобы охарактеризовать этого человека, эту личность. Просто сказать "великий человек" -- мало. Это человек-скала, какая-то громада, перед которой хочется преклоняться. Лично на меня, человека тогда молодого -- 29лет мне было -- он производил просто ошеломляющее впечатление. И мне хочется дополнить рассказ о нем характеристикой тех черт, о которых здесь говорили недостаточно.

Прежде всего, у него было удивительное чутье на людей. Вспомните, кого он в то время пригласил к себе в Сибирское отделение -- это были молодые, подающие надежды, но никому тогда не известные ученые. В Президиуме, в который меня ввели в конце 1966 года, входило 15 человек. В живых осталось только трое, к сожалению -- Г.Марчук, С.Беляев и я. Это были люди, которых сегодня стоит вспомнить. Каждый из них, в свою очередь, легенда. Соболев, Христианович, Трофимук, Векуа, Боресков, Николаев, Ворожцов, Беляев, Будкер, Мальцев -- все они оставили свой след в истории науки. И все они были, безусловно, крупнейшими ее организаторами.

Как он сумел выбрать этих людей из огромного множества ученых нашей страны, из разных городов -- Москвы, Ленинграда, Томска -- это удивительно.

У него было также удивительное чутье на новое. Он не только защитил генетику. В нашей стране во многом благодаря ему было развито экономико-математическое направление, являющееся сегодня базой, составной частью экономической науки не только в нашей стране, но и в мире. Сегодня ведь во всех странах мира человеку, защитившему в России диссертацию по применению математики в экономике, сразу дают степень. Даже без проверки -- только указываются тема и имя руководителя.

Это направление он поддержал в трудных условиях, когда в "Правде", в "Коммунисте" были опубликованы статьи, в которых об этом направлении говорилось, как о попытках протащить в страну империалистическую науку, подорвать марксизм через формулы и так далее.

И только благодаря М.Лаврентьеву был избран в члены Академии выдающийся ученый, мой учитель, гений с моей точки зрения -- Л.Канторович, который, собственно, основал, создал здесь школу этой науки.

Хочу также сказать, что очень хорошо Михаил Алексеевич относился к гуманитарным наукам. И я, как представитель экономической науки, и мои коллеги, которые вместе со мной работали в одном здании (я имею ввиду историков и филологов) чувствовали себя в среде представителей естественных наук очень, надо сказать, комфортно. Я ни разу не ощутил себя представителем науки, которая, так сказать, находится "на задворках".

Когда мы приехали сюда создавать экономический институт, здесь на всю Сибирь был один только доктор экономических наук, который вскоре уехал в Краснодар и полтора десятка кандидатов. Было несколько отраслевых экономических лабораторий, где наука еле теплилась. Сейчас из сибиряков состоит треть Отделения экономики РАН, среди которых четыре "наших" академика. Институт экономики и организации промышленного производства воспитал и "отдал" в вузы Сибири 60 докторов наук.

Здесь была создана огромная экономическая и экономико-математическая школа, целый комплекс с экономическим факультетом и самым популярным экономическим журналом "ЭКО". Далее появился НИИсистем, направленный на внедрение автоматизированных систем управления и других математических методов в практику.

Все это происходило при безусловной удивительной поддержке Михаила Алексеевича Лаврентьева. Человеком он был крайне принципиальным, никогда не отступал от своих принципов. Просто остается удивляться, как он мог так прямо и бескомпромиссно жить -- ну никак у него не получалось "подрожать" -- и прожить ее так ярко и прекрасно.

Судьбы многих людей сложились здесь именно благодаря ему. Многие ведь приехали сюда, можно сказать, несмысленышами, включая и меня. Только вследствие удивительного климата среды, сложившегося здесь, мы все стали "людьми", смогли принести пользу нашей стране. Память о Михаиле Алексеевиче, его идеи, о которых здесь много говорилось, безусловно, переживут века.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?15+121+1