Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 13 (2199) 31 марта 1999 г.

ОЛИМПИЙСКОЕ СПОКОЙСТВИЕ
НА ФОНЕ НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫХ ВОЗМУЩЕНИЙ

Галина ШПАК, "НВС".

В этом году трех девяток в Сибирском отделении РАН частично обновится директорский корпус. Как известно, выборы директоров институтов проводятся на Общем собрании СО РАН, но каждый претендент должен еще выдержать проверку на легитимность в своем коллективе на выборной институтской конференции или собрании.

Одиннадцать институтов выдвинули своих кандидатов, которые прошли процедуру регистрации, а значит дали письменное согласие на баллотировку. В опубликованном списке в основном фигурирует по одному претенденту (НВС N 10, 99 г.). Только Институт вычислительной математики и математической геофизики представил трех кандидатов: члена-корреспондента Геннадия Алексеевича МИХАЙЛОВА, доктора физико-математических наук Бориса Григорьевича МИХАЙЛЕНКО и доктора физико-математических наук Валерия Павловича ИЛЬИНА.

Собрание научных сотрудников состоялось 12 марта в конференц-зале института. Так что, ИВМиМГ открыл декаду выборов, во всяком случае в Новосибирском научном центре, которые завершились в Отделении 22 марта.

Стоит ли напоминать, что выборы нового директора требуют от коллектива ответственности и высокого самосознания? В принципе новый директор -- это новый институт, а сотрудники бывшего Вычислительного центра СО РАН еще не совсем привыкли после к новому названию -- Институт вычислительной математики и математической геофизики. До недавнего времени институтом руководил академик А.Алексеев. Восемнадцать лет! В общей сложности он проработал в дирекции -- двадцать шесть! С декабря 1998 года (по достижении предельного для директора 70-летнего возраста) Анатолий Семенович назначен на должность советника РАН. На собрании он сказал, что раньше было проще -- директоров назначали.

Как своего преемника Алексеева представлял в академических кругах академик Гурий Ивановича Марчук -- организатор и первый директор ВЦ СО АН СССР, который в те годы был Президентом Академии наук СССР. И этого было достаточно, плюс научный авторитет А.Алексеева и соответствующее академическое звание. Немаловажная деталь: в прошлые годы каждый, занявший директорское кресло, знал, мог рассчитывать, что его шансы попасть в когорту "бессмертных" стремительно, почти автоматически, повышаются, даже если по первости на выборах в Академию ему набросают "черных шаров". С некоторых пор многое изменилось...

По слухам, в Президиуме Сибирского отделения с кандидатами предварительно разговаривали, но в разговорах даже намека не было на какие-то особые привилегии по части повышения академического статуса. Рассматривались объективные данные ученого и его способность управлять институтом в кризисный период для науки. Оценивался и его научный вес. Руководству, очевидно, пришлось поработать, и основательно, с рассмотрением претендентов, выдвинутых ИВМиМГ. Все-таки три кандидата от одного института -- прецедент. Не умаляя достоинства соперников, все же первым номером, разумеется, был член-корреспондент Г.Михайлов. С ним и разговаривали в Президиуме, но он, что случается довольно редко, убеждал обратить внимание на другого претендента...

Уже известны результаты голосования (рейтингового, мягкого). Коллектив определился в своем выборе: единственным кандидатом на должность директора Института вычислительной математики и математической геофизики стал доктор физико-математических наук Борис Михайленко. За него отдали свои голоса 110 человек из 129 принявших участие в голосовании (против 13, остальные воздержались).

Победила директорская команда, которую и представлял Б.Михайленко. В этой команде оказалось подавляющее большинство остепененных научных сотрудников. Поясню, что понимается под "директорской командой". Дирекция института под руководством А.Алексеева, сложившаяся "со времен раннего Гайдара", когда произошел обвал и в экономике страны, и в науке, научилась работать в кризисных условиях. В пределах возможного поддерживались жизнедеятельность института и создавались условия для полноценной научной работы. Жизнь института в основном стабилизировалась.

Разумный консерватизм, стабильность или резкие революционные перемены, связанные с очередным "великим разделением" института? Коллектив проголосовал за стабильность и не принял предполагаемых организационно-управленческих новаций В.Ильина, пренебрег привходящими факторами и с пониманием отнесся к нерешенным проблемам.

Сразу оговорюсь, -- процедура "рассмотрения кандидатов" была достаточно доброжелательной. Выступающие без предвзятости оценили научную часть программ обоих претендентов, тем более, что по определяющим направлениям их предложения в общем-то совпадали, несмотря на различную форму "подачи материала" как говорится. Немного смутило, что задавали тон, высказывались руководители отделов и лабораторий. Остальные остепененные скромно молчали. По этому поводу мои знакомые из соседнего института уверяли, что повсюду так принято, хотя бывают исключения. Отдел или лаборатория как бы делегируют своего начальника в качестве оппонента или защитника.

Можно изложить вкратце основные положения программ.

Б.Михайленко поставил несколько выполнимых задач на ближайшие годы и прежде всего -- стратегических. Во-первых, восстановить статус института как центра математического моделирования, вычислительной культуры и головной организации в оказании вычислительных услуг прежде всего институтам Сибирского отделения. Чтобы решить научные и технические проблемы, необходимо обеспечить выживание института и повысить качество жизни научных сотрудников, всего коллектива института.

Критически настроенный В.Ильин сам себе противоречил даже в лозунгах, соединяя древнегреческое "Не навреди" Гиппократа и революционное Че Гевары: "Будьте реалистами, требуйте невозможного". Валерий Павлович объявил свою трехлетнюю программу, которую, как он сказал, можно назвать "Тысяча дней". Правда, тут же снизил свой пафос и отшутился: "по ассоциации как сказки Шахразады "Тысяча и одна ночь"... Вместо "позорного выживания" В.Ильин призвал к возрождению былой славы Вычислительного центра СО РАН:

-- Я хочу предложить концепцию устойчивого развития института. В каком-то смысле ставлю цель -- подготовить новый институт и нового молодого директора. Я беру на себя роль директора-организатора.., готов даже поступиться личными научными интересами... У нас фактически сложилось два института. Один -- геофизического направления. Другой -- вычислительной математики. Информатика в тени!

Претендент указал точную дату завершения преобразований: 2002 год.

"Разделить" многие поняли как "развалить", и не приняли всерьез такие инновации. Только член-корреспондент А.Коновалов не сдержался: "Не хочу проснуться в другом институте!" "За три года он обязуется сделать два института! Здесь комментарии не требуются". Тут же Анатолий Николаевич бросил в атаку рубаи собственного сочинения, навеянные почитаемым Омаром Хайамом, математиком и философом: "Даже сам хитроумный Ходжа Насреддин не построит мечеть из обломков руин. И любовь, что ушла, -- воротить не пытайся. Что сломали вдвоем -- не построит один". "Одному, Валерий Павлович, новый институт не построить! У нас тридцать докторов наук"... и они не пойдут за таким организатором.

А если без эмоций, то вопрос в том, -- обратился А.Коновалов к аудитории, -- "хотим ли мы сохранить институт и его дирекцию, доверяет ли коллектив этой дирекции!" Продолжая мысль, необходимо добавить -- сохранить дирекцию, в которой должности и обязанности перераспределяются.

Оценивая возможности Б.Михайленко принять институт, многие отмечали, что претендент удачно "вписался" в научные направления -- занимается и теоретической геофизикой, и прикладной математикой -- и умеет аккуратно вести административные дела. В институте каждый знает, что конкретными финансовыми проблемами института занимался Б.Михайленко. За все эти трудные годы, как напомнил А.Коновалов, сотрудники всегда получали зарплату, независимо от сокращения бюджетного финансирования. Еще никто не уходил в вынужденный отпуск без сохранения содержания, как случается в других институтах. А что касается достижений в науке -- геофизику Б.Михайленко в соавторстве с А.Алексеевым принадлежит открытие численным методом так называемых "нелучевых волн". Эти волны не учитывались раньше при интерпретации геофизических данных. А.Коновалов считает определяющим вклад Б.Михайленко в это открытие. Ссылаясь на авторитет академика А.Самарского, который получил в свое время Ленинскую премию за численное открытие Т-слоя (на основе этого эффекта работают в том числе МГД-генераторы), А.Коновалов сказал, что результаты работ Бориса Михайленко -- одно из крупных достижений в математическом моделировании.

Известно, что Б.Михайленко -- ученик академика А.Алексеева, хотя сам Анатолий Семенович считает, что теперь трудно назвать учеником ученого, который давно обзавелся собственными учениками. Возможно, имелся в виду возраст ученика -- ему немного за пятьдесят, он лет на десять, округляя, моложе своих уважаемых соперников. Немного за пятьдесят все-таки лучше, чем немного за шестьдесят. А научные традиции, преемственность в науке составляющая -- постоянная.

На этом можно было бы поставить точку: научные сотрудники смогли общими усилиями смоделировать ситуацию, взвесить "за" и "против" и сделать свой выбор. Особое "уравнение состояния" решалось с олимпийским спокойствием. И добавлю -- с незначительными возмущениями, которые выражались критическими замечаниями, иногда общим смехом зала, аплодисментами или молчанием.

Да, можно было бы поставить точку, если бы не случилось ожидаемое, но все же нетривиальное событие: член-корреспондент Г.Михайлов по сути отказался от власти. В декабре прошлого года он был назначен директором ИВМиМГ. Не исполняющим обязанности как заместитель директора по науке, а директором, с которым заключили контракт до очередных выборов. Возможно, накануне что-то произошло, в институте всегда все знают заранее. Знали, конечно, что Г.Михайлов не хочет быть директором. В своем заявлении он проинформировал председателя СО РАН академика Н.Добрецова о том, что снимает свою кандидатуру для выборов на должность директора ИВМиМГ. На собрании заявление не обсуждалось, никто не сказал ни слова. Не уговаривали и не спрашивали -- почему? Наверное, "перегорели" в курилках: "откажется -- не откажется?".

Когда началось обсуждение оставшихся двух кандидатов, Геннадий Алексеевич вышел на трибуну, чтобы объясниться, почему он вышел из игры.

В зале установилась выжидательная тишина.

-- Вообще, демократия сыграла свою положительную роль. Пафоса стало меньше. Мне это очень приятно.

Членкор Михайлов как опытный дипломат оглядел зал, не называя имени оппонента, ясно и просто опровергал голословные выпады о затухании научной активности в институте.

-- Меня не очень интересуют торжественные доклады, более интересуют детальные сообщения на семинарах (где проявляется движение мысли!). Достаточно посмотреть на доску объявлений, чтобы увидеть, сколько у нас активно работающих семинаров в отделах... Да не затухает, наоборот, -- расширяющаяся интеллектуальная деятельность! Кроме того, у нас работают кафедры, вокруг них тоже происходят научные события в рамках интеграции. Молодые ученые участвуют в конкурсах, выступают на конференциях с докладами... У нас достаточно активно работают ученые советы, в том числе по защитам... У нас появился еще один центр интеллектуальной деятельности -- это редакция журнала "Вычислительная математика". Весь коллектив объединен задачами математического моделирования. Это специфика нашего института, что отличает его от Института математики и других, близких по профилю...

И вдруг, казалось бы, без логического перехода Геннадий Алексеевич признался с обезоруживающей откровенностью, что все-таки считает своим амплуа -- быть научным деятелем. Для него интеллектуальная работа -- прежде всего.

-- Я осознал себя как профессионального научного работника. На себе ощущаю, думаю, считаю, что на самом деле мой "административный потолок" -- быть заместителем директора по науке. Должность директора не для меня... Я, конечно, мог бы пожертвовать последними годами своей научной карьеры, но думаю, что не будет пользы ни институту, ни делу, которым занимаемся, ни мне самому.

Тактично опуская другие аргументы и подробности предварительной выборной кампании, приведу еще некоторые высказывания Г.Михайлова. Он еще раз подчеркнул, что институт имеет явно выраженную специфику -- "мы специалисты по математическому моделированию, хорошо понимающие и ориентированные в вычислительных средствах, в алгоритмах и в том, как их реализовать"; и что "у нас очень мощный коллектив, масса докторов и кандидатов наук, которые выросли в этом коллективе". Если откровенно, и сам Геннадий Алексеевич способствовал научному росту ученых, особенно молодых, и ратовал за свободу. Об этом свидетельствуют факты, подтверждающие возросшую самостоятельность отделов и лабораторий института. По словам А.Алексеева, отделы ИВМиМГ работают как небольшие мобильные институты, и фактически каждый заведующий отделом -- это директор со всеми вытекающими последствиями. Внешняя жизнь осложняется, и нагрузка на директора института меняется больше в сторону управления. И вообще российская модель академического института в современных условиях заметно трансформировалась, возрастает роль ученых советов, полноправность подразделений, в том числе с учетом свободы действий добывания дополнительных источников финансирования и для развития научных работ, и для материальной поддержки сотрудников.

-- У всякого свои силы, -- сказал Г.Михайлов, имея в виду административную работу. -- У Гурия Ивановича хватало сил и у Анатолия Семеновича -- тоже. Я чувствую -- у меня -- не хватит. И я просил бы весь электорат, который поддерживал меня, проголосовать за Бориса Григорьевича. Во-первых, он действительно классный ученый. И у нас, и на Западе считают, что открытие "нелучевых" волн, может быть, самое важное в области математической геофизики за последнее десятилетие. Он активно работающий человек. Спокойно и быстро решает проблемы. Я бы конец своей научной карьеры хотел бы провести в институте, которым бы руководил именно такой убедительный человек...

Фразой дня стало высказывание Г.Михайлова, подбадривающее "электорат": "Мы ведь не общенародная масса, которая непонятно как поведет себя на выборах. Научный сотрудник как минимум должен быть умным".

Зал засмеялся. Это была естественная разрядка после такого неслыханного откровения. Единственное, что было сказано из зала, -- "Геннадий Алексеевич, снимаю перед вами шляпу". Не умаляя "творений свободного духа", это вам не "абстрактное построение теории идеалов в алгебраических числовых полях", это жизнь, поучительный урок самооценки, научной этики и бесстрашия человека, который надеется на понимание.

***

Коллектив выбрал работающего ученого и организатора, способного сохранить стабильность института. В стабильном институте движение создает мысль, интеллект, новые научные идеи.

Коль скоро на собрании звучали своеобразные лозунги, прибавлю еще один: "Прошлое было мудро, будущее было молодо". В институте, кажется, больше тридцати аспирантов (почти как в лучшие времена). Но главное -- найти истинных исследователей и таких людей довольно много, по словам Г.Михайлова, они прекрасно знают о своих перспективах, в том числе материальных -- будет серьезная задача -- будет и серьезная поддержка.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?10+133+1