Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 13 (2199) 31 марта 1999 г.

ЗА ИСЦЕЛЕНИЕМ

В.Макарова.

Новосибирский детский онкоцентр на втором месте в России по вылечиваемости больных: семь детей из десяти возвращаются к здоровой полноценной жизни.

Новосибирский детский онко-гематологический центр открылся в мае 1992 года при поддержке благотворительной организации "КЭР-Германия". Немецкие врачи решили, что помощь страдающим российским детям будет более действенна, если организовать специализированные лечебные центры на территории нашей страны.

Наш центр был создан для обслуживания Новосибирской области, но здесь лечатся дети и из Томской, Иркутской, Читинской, Тюменской областей, из Якутии, из Красноярского и Алтайского краев. Едут сюда потому, что центр работает по современным протоколам лечения. Организуя детские онко-гематологические отделения, предложив свои схемы лечения, немецкие врачи обучили наших применению этих технологий, снабдили необходимым оборудованием, препаратами. Германские медики включили в свою программу все центры, открытые ими в России, по-прежнему поставляют медикаменты, два-три раза в год приезжают и проводят семинары, на которых продолжается обучение, повышается квалификация, рассматриваются сомнительные случаи.

-- Используют ли при лечении какие-то российские разработки? Как вы сотрудничаете с нашими учеными? -- с такими вопросами мы обратились к заведующей центром В.Злобиной.

-- Когда открывали наш детский онко-гематологический центр, был заключен договор с немецкой стороной о том, что мы будем использовать их методики лечения. Западная Европа применяет эти технологии с 1972 года и имеет хорошие результаты.

В Москве есть свои разработки, но пока они не могут идти доказательно конкурирующими схемами лечения. Время применения их еще небольшое.

Нам было предложено взять на вооружение московские протоколы лечения острых лимфобластных лейкозов. Но для того, чтобы внедрять какую-то новую технологию, необходимо иметь две группы больных для сравнения. Наш центр не имеет пока достаточных наработок по лечению этого заболевания немецкой методикой. Поэтому мы решили отложить, и московские коллеги согласились.

Если говорить о новосибирских разработках лечения детей, то их нет. По всей вероятности, это связано с тем, что до 1992 года в Новосибирске детская онкология не выделялась. Было несколько коек в хирургических отделениях больниц. Не было и специализации.

Сейчас в нашем центре студенты медицинского института проходят курс гематологии, работает кафедра усовершенствования врачей.

Хочется отметить наше содружество со специалистами-патоморфологами, нейрохирургами, радиологами. У нас работают врачи-химиотерапевты, а для лечения, к примеру, опухолей центральной нервной системы (которые занимают второе место после острых лейкозов) необходимо взаимодействие многих специалистов.

-- Валентина Дмитриевна, еще 10 лет назад онкогематологические заболевания у детей считались смертельным диагнозом. Как обстоит дело сейчас? Есть ли успехи в лечении?

-- К сожалению, дети, поступающие к нам, часто с давно длящимися заболеваниями: от 4 до 8 месяцев. Наши болезни скрытые, коварные, часто первые их проявления проходят под маской респираторных и ревматоидных поражений. Когда появляются изменения крови, видные педиатру, -- уже имеются колоссальные поражения костного мозга -- из каждых 100 клеток 97 злокачественных! И дети именно с такими поражениями дают высокие результаты по вылечиваемости.

На сегодняшний день больше 200 человек, пролечившихся в центре, живы и здоровы. 72,3% детей больше пяти лет после лечения находятся в ремиссии, т.е. в здоровом состоянии. Это очень хороший показатель. Даже у детей с таким прогностически неблагоприятным диагнозом, как миелобластный лейкоз, мы имеем больше 60 процентов человек в ремиссии. (Для сравнения: из лечившихся в 1972 -- 1990 годах осталось меньше десяти.)

Эти успехи достигнуты только благодаря современным протоколам лечения. Рассчитаны новые дозы препаратов, правильно подобраны чередования и сочетания лекарств.

Через наш центр прошло больше 400 детей с впервые выявленной патологией. Ребенок с данной болезнью может лечиться в стационаре несколько раз в год, таких называют повторными. Поэтому в течение года в общей сложности бывает больше 1000 поступлений в отделение. Мы лечим все заболевания крови у детей, среди них достаточное количество доброкачественных: это нарушения свертываемости, аллергические заболевания и т.п.

В наше отделение поступают дети от 0 до 16 лет, некоторые из них лечатся годами. За это время между врачом и пациентом складываются доверительные, почти родственные отношения. Передавать выросшего ребенка, с которым столько пережил, во взрослую сеть очень трудно. Мы решили не отказывать в продолжении лечения и в наблюдении тем, кто вышел из детского возраста.

-- Встречались ли вы в своей практике с врожденными онко-гематологическими болезнями?

-- Есть врожденные лейкозы, их проявления заметны с момента рождения. У некоторых детей уже в 3--4 месяца есть проявления болезни. Это показывает, что ребенок заболел внутриутробно. К примеру, поступил мальчик в возрасте трех недель. Диагноз -- нейробластома (опухоль, исходящая из нервной клетки). Сейчас ему 8 месяцев, прекрасный веселый ребенок. Мы надеемся, что он вырастет здоровым человеком.

-- Предположим, ребенок прошел курс лечения и выписан домой -- нужен ли ему особый режим?

-- Над первыми пациентами мы тряслись, держали их "под колпаком". Сейчас, приобретя некоторый социальный опыт, считаем, что нельзя ребенка отлучать от общества. Он должен посещать детсад, школу, заниматься спортом. Напримере, Алеша, перенесший острый лейкоз -- член юниорской сборной по минифутболу; Саша, у которого была глубокая мозговая кома, и он 18 суток находился на управляемом дыхании, сейчас отличник, физически крепкий мальчик.

-- Когда можно считать, что болезнь побеждена?

-- Японские коллеги пришли к выводу, что через пять лет после цитостатической терапии человек может считаться здоровым. Люди могут иметь семьи, здоровое потомство. Но никто в мире не может на сто процентов гарантировать полное выздоровление. И бывает, что болезнь возвращается... Однако, согласитесь, если семерых детей из десяти мы можем вернуть к полноценной жизни, это фантастика!

Нам приятно, когда на Новый год наши бывшие пациенты собираются в ДК Октябрьской революции. Съезжаются около 200 человек. На свой праздник они приглашают и врачей. Мы узнаем родителей и не узнаем детей: веселые, здоровые лица! Тогда и понимаешь: вот она -- победа!

На снимке: коллектив медиков детского онко-гематологического центра.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?20+133+1