Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 19 (2205) 14 мая 1999 г.

НА "ДОРОГЕ ЖИЗНИ" ЛЕНИНГРАДА

Из воспоминаний академика РАМН Георгия Сомова,
полковника медицинской службы в отставке

Вместе с бойцами Советской Армии на фронтах Великой Отечественной военные дороги прошли и бойцы медицинской службы. Среди них -- академик РАМН, ровесник Октябрьской революции Георгий Павлович Сомов. Он закончил 1-й Ленинградский медицинский институт в июне 1941 и ушел воевать. Сегодня это известный ученый-эпидемиолог, создатель научной школы в Сибири и на Дальнем Востоке, лауреат Государственной премии СССР, ныне -- советник при дирекции НИИ эпидемиологии и микробиологии СО РАМН (Владивосток). Как участник Великой Отечественной войны и полковник медицинской службы Г.Сомов награжден боевыми орденами Красной Звезды (1944, 1957), Отечественной войны 2-й ст. (1945), медалью "За боевые заслуги" (1957).

Отрывки из военных воспоминаний академика Г.Сомова, публикуемые ниже, получены из Владивостока через сеть Интернет.

"В январе 1942 года я был назначен начальником санэпидлаборатории Осиновецкой Военно-морской базы Балтийского флота. Штаб базы и ее основные подразделения располагались в поселке Осиновец на западном берегу Ладожского озера, где заканчивалась "Дорога жизни", соединяющая Ленинград с Большой землей.

Утром, после прибытия к месту назначения, я вышел на высокий берег озера и увидел изумительную картину. На заснеженном льду озера были видны две черные нити, уходящие за горизонт. Они состояли из идущих друг за другом тысяч грузовых автомашин, расстояние между которыми было не более 5--7 метров. Сразу же подумалось -- вот это организация! И как-то легче стало на сердце за находящихся в блокированном городе людей.

На заснеженном льду озера было пробито две колеи для двустороннего движения автомашин. По этой трассе днем и ночью, в пургу и метель, при страшных ветрах и морозе в 30--40 градусов, под артиллерийским обстрелом и бомбежкой шли непрерывным потоком наши простые и надежные довоенные автомашины ЗИС-5 и ГАЗ-АА. Они только за зимы 1941--1942 гг. доставили Ленинграду 361 109 тонн грузов и эвакуировали из города 514 009 человек.

"Дорога жизни" поражала воображение. Я не помню ни одного дня, когда бы поток автомашин прерывался. Этого и не могло быть -- остановка трассы грозила смертью тысячам ленинградцев, грозила прорывом фронта фашистами.

Работа трассы не прерывалась, несмотря на то, что фашисты непрерывно бомбили ее, разбивали и сжигали автомашины, проламывали лед... В образовавшиеся полыньи на дно Ладожского озера "ушла" не одна машина. Наша истребительная авиация вела непрерывные воздушные бои с противником, на льду озера были установлены зенитные батареи, которые своим огнем защищали трассу. Ледовая трасса работала до мая 1942 г. И когда весеннее солнце начало растапливать лед, на трассе поверх льда образовались огромные "озера" и машины буквально "плыли" по воде. Началась подвижка и ломка льда, и только тогда ледовая трасса прекратила свою работу. Нелегко пришлось и медицинским работникам Ладожской Военной флотилии. Наряду с выполнением своих специальных обязанностей в госпиталях, лабораториях, медпунктах частей, им приходилось оказывать помощь раненым и обмороженным на самой трассе, приходилось вести напряженную работу по обеспечению эпидемиологического благополучия трассы, охранять здоровье тысяч солдат, размещенных в землянках на берегу озера в тяжелых санитарных условиях.

Когда растаял лед, и ледовая трасса прекратила свою работу, все заботы по перевозке грузов и людей взяла на себя Ладожская военная флотилия. Летом, также как и зимой, днем и ночью, в непогоду и шторм под авиационной бомбежкой через озеро шли военные корабли и гражданские пароходы, везли в осажденный город необходимые грузы и эвакуировали ленинградцев. Озверевшие фашисты бросили против Ладожского водного пути 1-й воздушный флот. За лето и осень 1942 г. они совершили 169 воздушных налетов, в каждом из которых участвовали десятки и сотни самолетов. Тяжелое это было время, тонули разбомбленные корабли, горели береговые сооружения, гибли люди, было много раненых. Однако ничто не смогло сломить боевой дух моряков Ладожской флотилии, водная трасса работала, обеспечивая жизнь ленинградцам и демонстрируя стойкость войск Ленинградского фронта.

Пришедшие в бешенство фашисты решили трассу ликвидировать. Примерно на середине водного пути между восточным и западным берегом озера находился небольшой остров Сухо. На острове был маяк и одна артиллерийская батарея. Если бы фашистам удалось захватить этот остров, то это нанесло бы тяжелый удар по трассе и значительно сократило бы объем перевозок.

Утром 22 октября 1942 г. 30 больших десантных фашистских барж и катеров, вооруженных орудиями и пулеметами, при низкой облачности и сильном дожде скрытно подошли к острову Сухо и начали артиллерийский обстрел. Стоящий в дозоре около острова тральщик открыл по приближающейся армаде огонь. Открыла огонь и находящаяся на острове батарея.

Никогда мне не забыть эпизода, который произошел в это время на берегу. Рядом с землянкой, где находилась наша санэпидлаборатория, располагался шифр-пост базы. Мы видели, как лейтенант (начальник шифр-поста) выскочил из землянки и начал в страшном волнении бегать вокруг поста, глядя на небо. На наши вопросы, что случилось, он не отвечал. И вот не прошло и 20 минут, как из-за леса почти на бреющем полете через наши головы прошли над озером сотни советских самолетов. Когда самолеты появились, начальника шифр-поста охватила такая радость, какую редко приходится видеть у человека. Оказалось, что он только что дал радиошифровку о вызове авиации и страшно боялся, что произошла какая-то ошибка, что шифровку не поняли, что он будет виновником провала операции...

Как мы узнали позднее, командование подняло в воздух почти всю авиацию Балтийского флота и часть -- Ленинградского и Волховского фронтов. Для гитлеровцев началось светопреставление. Они в считанные минуты потеряли большую часть своих десантных кораблей и катеров. Подошедшие корабли флотилии добили оставшихся на плаву. В этом бою была полностью разгромлена фашистская военная флотилия на Ладожском озере, и в дальнейшем корабли противника не причиняли нам беспокойства.

Столь успешное проведение этого боя уже тогда в октябре 1942 г. продемонстрировало высокую выучку, большую боевую зрелость, размах и волю к победе моряков Ладожской Военной флотилии и летчиков военной авиации.

Трасса продолжала работать, обеспечивая осажденный город всем необходимым.

В декабре 1942 г. был осуществлен первый прорыв блокады и положение со снабжением Ленинграда несколько облегчилось, так как по самому берегу озера, под непрерывным обстрелом противника, удалось провести железнодорожную ветку и пустить поезда.

В январе 1944 года мощным ударом войск Ленинградского и Волховского фронтов и моряков Краснознаменного Балтийского флота Ленинград был освобожден из кольца блокады. 27 января Ленинград салютовал доблестным войскам и морякам флота. Однако по берегам реки Свирь, между Ладожским и Онежским озерами стояли войска противника. Летом 1944 года началась подготовка к Свирицко-Петрозаводской операции. Перед Ладожской флотилией была поставлена задача высадить крупный десант в тылу противника, в районе между реками Видлица и Тулокса, находящимися в 70 км от линии фронта. Успешная высадка десанта позволила бы занять точку у железной и шоссейной дорог, проходящих вдоль берега озера и лишить тем самым противника возможности подбрасывать подкрепления и организованно провести отступление.

И вот в ясный июньский день 70 кораблей флотилии с десантными войсками вышли из Новой Ладоги. Они спокойно прошли через все Ладожское озеро, причем, ни один самолет противника не появился в воздухе. Да, противник был уже не тот, видно было, что у него дела плохи. Правда, при высадке десанта вражеская авиация пыталась помешать нам, но бомбила она беспорядочно и десант был успешно высажен. В это же время войска Карельского фронта прорвали оборону противника на реке Свирь и начали развивать наступление. В результате войска противника численностью около 40 тысяч человек, оказались зажатыми между войсками 7-й армии Карельского фронта и высаженным десантом. На части десанта большое давление оказывали откатывающиеся войска фашистов. Возник тревожный момент, когда в наших руках осталась только узкая часть береговой черты и казалось, что десант может быть сброшен в воду. Однако высадка второго эшелона десантных войск быстро восстановила положение и снова закрыла пути отхода вражеским войскам. В результате, финско-фашистские войска оказались в мешке и были почти полностью уничтожены.

Во время этой десантной операции мы на санитарном катере ежедневно по несколько раз в день подходили к берегу озера в районе высадки десанта, забирали раненых, оказывали им первую помощь и доставляли их в Свирицу, где их перегружали на речные пароходы и баржи и направляли в госпитальную базу Карельского фронта. За 7 суток нашим санитарным катером было вывезено 770 раненых.

Запомнился один волнующий момент. Наш катер подошел к берегу и на него началась погрузка раненых. Несколько десятков раненых бойцов скопилось у края леса. Настроение было тревожное, так как нам не был известен ход операции, и, казалось, что отступающий противник может выйти на берег озера. Шел артобстрел берега, слышна была дробь пулеметов. И вот в лесу рядом с нашим эвакопунктом раздался страшный треск ломаемых деревьев и рокот моторов. Наше беспокойство за раненых резко возросло. Еще несколько минут тревоги. И вот валится стена низкорослых деревьев, и прямо на нас вылезают три танка. Мгновенное смятение и затем -- бесконечная радость. Из леса вышли танки Т-34. Нашему ликованию не было предела, поскольку появление наших танков означало, что войска 7-й армии соединились с войсками десанта. Открылись люки, и в них появились командиры танков. Дружное общее "ура!" завершило этот тревожный эпизод. Видлицко-Тулоксинская операция успешно завершилась. Карельский фронт противника был прорван, началось освобождение Карелии и Заполярья.

Советское правительство высоко оценило боевые дела ладожцев. Ладожская военная флотилия была награждена орденом Красного Знамени. По радио прозвучал приказ Верховного Главнокомандующего с поздравлением личного состава кораблей и частей Ладожской военной флотилии. Большая группа адмиралов, офицеров и матросов, в том числе, и медицинских работников, была награждена орденами и медалями Советского Союза.

г.Владивосток.

P.S. Редакция благодарит за организацию публикации сотрудника аппарата Президиума СО РАМН А.Руммеля.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?18+139+1