Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 19 (2205) 14 мая 1999 г.

СЕМЬ ДНЕЙ ТВОРЕНИЯ, ИЛИ КЛИЗМЫ НА БРУДЕРШАФТ

Соб.инф.

Пьесу японского драматурга К.Митани "Академия смеха" артисты омской драмы сыграют на сцене Дома ученых в новосибирском Академгородке 17 мая.

Омский академический театр драмы один из старейших -- в конце мая ему исполняется 125 лет -- и, безусловно, один из лучших театров российской провинции. Впрочем, творческий уровень театра можно назвать не только не провинциальным или даже столичным, а вполне европейским.

За последние годы театр гастролировал в США, Японии, Польше, Германии, Дании и других странах, принимал участие в фестивале мирового театра в Коста-Рике.

В послужном списке омской драмы такая награда как национальная театральная премия "Золотая маска" (1997 г). Ею были отмечены лучшее исполнение мужской и женской ролей и лучшая режиссура в спектакле "Женщина в песках" по роману Кобо Абэ, а старейшая актриса театра Е.Псарева была удостоена этой премии в номинации "Честь и достоинство". По-видимому, небезынтересно для читателей нашей газеты и то, что последние 10 лет директором театра является Борис Мездрич -- выпускник геолого-геофизического факультета НГУ.

Репертуар театра состоит в основном из произведений отечественной и мировой классики, но есть и пьесы фактически неизвестные, во всяком случае не имеющие никакой сценической истории в России. Одну из них -- спектакль по пьесе японского драматурга К.Митани "Академия смеха" артисты омской драмы сыграют на сцене Дома ученых СО РАН 17 мая.

В связи с этим предлагаем читателям фрагменты статьи М.Дмитревской -- кандидата искусствоведения, доцента Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства, посвященную этой постановке. Полностью статья публикуется в очередном номере регулярно выпускаемого омским театром драмы сборника "Письма из театра".

* * *

Омский театр поставил спектакль о благе цензуры. Написав это, я не испугаюсь ни за себя, ни за омский театр, ни за его репутацию, ни за нашу общественную ситуацию. Потому что дело происходит в Японии.

Семь дней действия -- это семь дней "творения". Творения комедии. К цензору Сакисака приходит комедиограф Цубаки "залитовать" (пользуясь недавним советским термином) низкопробную комедию о Джулио и Ромьетте. В течение семи дней упорный Сакисака выставляет ему требования (переписать действие "на нашу родину" и "сделать героев нашими соотечественниками", вставить куда-нибудь фразу "За нашу великую родину!", придумать роль полицейского, обосновать ситуацию с ним, наконец -- убрать из комедии все эпизоды, которые вызывают смех...) Цубаки превращает героев в Канити и Омийю, рифмует "Родину" со "смородиной" и "страну" с "пастромой", снижает каждую ситуацию до абсурдной комедийности, обосновывает, подчиняется, заискивает, дает тактичные взятки, переписывает текст, потом признается цензору, что, выполняя все его бредовые пожелания, таким образом "бодается с властью" -- и в итоге... получает комедию, над которой мрачный цензор смеется 83 раза и которая много совершеннее того низкопробного фарса, который он впервые принес Сакисаке. Цубаки понимает это... И тут! Заразившийся театром Сакисака! Подсказавший уже многие комедийные ходы! Как истинный реалист, много раз повторявший: "Не верю!"! Придумывает финал! В котором! Канити и Омийя! Принимают яд не оральным способом (потому что нельзя же, приняв яд, так долго разговаривать -- "Не верю!")! А через клизмы! Фарс мобилизованного на седьмой день в армию Цубаки может так и называться -- "Клизмы на брудершафт"!..

Круг замкнулся. В борьбе за реализм, достоверность и логику Сакисака дошел до того фарсового "низа", с которого всеми силами подымал талантливого сочинителя, успев привязаться к нему и его театральному ремеслу почти так же, как привязался к ворону Мусаши, случайно залетевшему к нему в окно...

Пьеса "Академия смеха" Коки Митани -- остроумный парадокс, вызывающий массу ассоциаций и таящий в себе глубины, которые открываются не с первого раза. Когда я в первый раз оказалась в зале, и действие началось, -- я оторопела: "Зачем нам сегодня этот устаревший сюжет о борьбе художника с властью? Какое, граждане, у нас тысячелетие на дворе?" Но чем дальше -- тем больше смыслов открывал спектакль. И о том, как требование реализма и достоверности (а Сакисака все ходы комедии проверяет знанием жизни) рождает истинный фарс. И о том, как только в сопротивлении чему-то (власти, традиции, себе самому) совершенствуется художник. И о том, насколько неисповедимы наши пути в искусстве, к искусству.

В "Академии смеха" замечательно играет Ю.Ицков. Психологический гротеск -- труднейший жанр, которым он владеет виртуозно. Сакисака одновременно и тупой чиновник, мысль которого, придя в то место, куда ей надлежит прийти, потом поворачивается с ржавым скрипом и долго приобретает в черепной коробке форму мысли как таковой, и по-детски наивный человек, владеющий при этом интригой. В какой-то момент, почувствовав волшебную силу творчества, Сакисака воспаряет, как Мусаши, и "вылетает в окно" сочинительства, пробуя вместе с Цубаки сыграть и проверить достоверность сцены с полицейским. За семь дней он становится сотворцом. Театр оказывается для несвободного чиновника госбезопасности пространством свободы, которой он лишает по долгу службы тех, кто свободен...

Ицков играет с удовольствием, провоцируя реально зрителя, который откликается на хохмы не самого лучшего вкуса так же, как и японцы, приходящие на фарсы в театр "Академия смеха", где служит Цубаки. Сакисака-Ицков ни разу не улыбается. И это почти так же смешно, как комедия, написанная в результате их "сотрудничества" с Цубаки. Я смеялась 81 раз...

В.Петров поставил подряд "Академию смеха" и "Церемонии зари" -- монументальное полотно и маленькую "штучку". Вряд ли можно представить себе два более разных спектакля, трудно вообразить себе художника, который трудится одновременно как минималист и подковывает блоху, и как монументалист, отливая пятиметровую статую на берегу Иртыша... Как назвать это попросту? -- Мастерство.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?24+139+1