Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 30 (2216) 6 августа 1999 г.

"ГЕГЕЛЕЙ И ГОГОЛЕЙ МЫ НЕ ПРОХОДИЛИ"

Владимир НАКОРЯКОВ,
академик РАН.

Меня чрезвычайно огорчило принятое Высшей аттестационной комиссией (ВАКом) решение -- исключить философию из экзаменов кандидатского минимума. По существу, философию изгоняют из науки. Снова мы идем не в ногу с мировой цивилизацией. На Западе существует лишь одна ученая докторская степень -- доктора философии. В нашей стране в советскую эпоху вместо философии в вузах преподавали "выжимки" коммунистической идеологии. Студенты, интеллигенция были лишены возможности читать Ницше, Шопенгауэра, Бердяева, Франка, Флоренского и других выдающихся российских и зарубежных философов. Наконец, такая возможность появилась. Но теперь ВАК решил, что ученому изучать все это необязательно. Горько и стыдно за легковесное решение, которое поддержали на пленуме ВАК уважаемые люди, академики, сделавшие много полезного в своих науках. Видимо, проголосовали они сгоряча, не подумав о последствиях. Голосовали, конечно же, против прошлого демагогического диктата марксизма-ленинизма, но вместе с водой из купели выплеснули и ребенка. Решение, принятое ВАКом, может сильно повредить всей российской системе образования. Ведь отрицание необходимости преподавания философии и сдачи кандидатского экзамена по этому предмету равносильно отрицанию необходимости общей культуры для молодого человека. Не примем ли мы после этого решение, что будущим кандидатам физико-математических и технических наук необязательно изучать русский язык, не нужно грамотно писать и говорить?

Сама философия от этого, конечно же, не пострадает. Она как была, так и останется матерью и форпостом наук, высшим полетом человеческой мысли, вершиной мудрости. На философию опирается история науки и теория познания; любые научные понятия, теории и аксиомы строятся с помощью философии и логики. Алгебра в ее нынешнем состоянии и синергетика -- это чистой воды философия. Попробуйте перечислить великих мыслителей прошлого -- и вспомнится набор имен, без которых не обойдется ни один научный справочник, ни одна научная книга. Платон и Сократ (современные обществоведы до сих пор осмысливают их идеи о государственном устройстве и демократии), Аристотель (подаривший миру не только не устаревающую философскую теорию катарсиса -- очищения души при соприкосновении с высокой культурой, но и понятия формальной логики, которыми до сих пор пользуются ученые), Коперник, Руссо, Монтень, Монтескье, Лейбниц, Фихте, Авенариус, Кант, Гегель, Швейцер, Рассел...

В античную эпоху философию называли физикой. А в современном мире выдающиеся физики становились философами. Кем был Гейзенберг -- философом или физиком? И тем и другим, то есть универсально мыслящим. Труды Гейзенберга признаны классическими в мире физики, а его представления о времени, о соотношения материи и энергии произвели переворот в религиозной и философской мысли. Теория относительности и понятие о конечности скорости света, изменившие представления о мире, появились после того, как Эйнштейн философски осмыслил пороки физического термина "одновременность". Математик Пуанкаре, биолог Мечников, геохимик Вернадский были и философами. Мировоззренческими являются многие труды Ломоносова. Философами становились и крупнейшие писатели -- от Льва Толстого и Достоевского (его уже не мыслят в отрыве от идей Ницше, называют также предвестником философии экзистенциализма и предтечей психоанализа) до Кафки и Солженицына. И историки -- от Плутарха до Карамзина и Ключевского. Философия есть в докладах Римского клуба и в концепции устойчивого развития, обсуждавшейся на конференции ООН 1992 года в Рио-де-Жанейро, в работах Андрея Сахарова, Никиты Моисеева, Аурелио Печчеи, стремившихся понять проблемы мировой цивилизации. Философом был и "социальный инженер" Карл Поппер, который дал руководителям государств, всем мыслящим людям ориентировку для оценки происходящих в мире перемен.

Что можно еще сказать о философии после всего, что о ней сказано? Философия -- общее мировоззрение для науки, культуры, политики и экономики, "мост" между высокой теорией и обыденной житейской практикой. Это "ничейная", нейтральная зона между теологией (религией) и наукой. Без философии, задающей вечные вопросы о смысле жизни, о добре и зле и определяющей отношение между духом и материей, человеческая жизнь была бы примитивной. Философия всегда помогала понять уроки прошлого и "проектировать" будущее. Без нее невозможно воспитать, облагородить и возвысить дух, душу человека.

"ЧП" на пленуме ВАКа показало, сколь много мы потеряли за семьдесят лет существования за "железным занавесом" в закрытом обществе. Самая большая потеря -- то, что людей, отлученных от немарксистских шедевров мировой и российской культуры, отучили сомневаться и ощущать себя личностью, понимать свою роль в окружающем мире, видеть взаимосвязи явлений и чувствовать тенденции развития. Многие из получивших образование в советских вузах, похоже, до сих пор не сознают, чего лишились. Лишенные возможности пировать в царстве мысли, мы выросли узкими специалистами, ограниченными и духовно недоразвитыми людьми. Может, отчасти поэтому среди ученых, получивших советское образование, нет нобелевских лауреатов. Конечно, при присвоении Нобелевских премий действует определенный лоббизм. Однако в работах современных российских физиков все-таки ощущается недостаток общей культуры, поэтому и нет результатов глубокого, мировоззренческого характера.

Я уверен: в этом дефекте образования и культуры надо искать и причины наших неудач с реформами. Российские реформаторы-демократы перекраивали экономику поспешно, грубо, неграмотно, негуманно. Не чувствуется, что ведущие российские экономисты и политики основательно знакомы с трудами классиков отечественной философии, не говоря уже о зарубежной. А как без этого менять структуру нынешнего общества и понять душу народа, как разобраться, что можно, а чего нельзя делать? К примеру, русский философ Семен Франк предупреждал: "Никакой социальный порядок не может быть просто декретирован или утвержден путем внезапного политического переворота... Люди живут так, как они умеют жить, как научил жить их исторический опыт, их правовые воззрения и условия хозяйствования... Надо, чтобы в самом старом порядке уже естественно сложились элементы и формы отношений, могущие служить образцом дальнейшего развития". Франк писал, что нельзя быстро, рывком, "внедрять демократию" в России -- это приведет к разгулу анархии, к разрухе и диктатуре. Если бы все это было прочитано и обдумано нашими реформаторами в молодости и если бы эти предупреждения вошли в их кровь и душу, то вряд ли состоялась бы "шоковая терапия", которую справедливо окрестили "шоковой хирургией". Люди, оказавшиеся "у руля", понимали бы, что народ не готов к такой быстрой смене позиций, что для перехода к демократии современного образца и к рыночной экономике нужны годы и годы; к переходу должны быть подготовлены мозг и сердце нации.

Я не сомневаюсь в том, что изучение философии необходимо, обязательно для каждого человека, который хочет стать по-настоящему образованным. Видимо, преподавать философию нужно не только в аспирантуре и в вузах, но и в школе. Разумеется, это не должно соединяться с идеологическим насилием. Нельзя навязывать обществу "самого мудрого и гениального", "единственно правильного" духовного вождя. Карл Маркс, который предлагался всему "социалистическому лагерю" как эталон мудрости, был выдающимся мыслителем и экономистом, но вовсе не единственным гением. И вряд ли у 200 миллионов граждан СССР было бы одинаковое мировоззрение, если бы каждый имел возможность самостоятельно выбрать себе духовного учителя. Памятуя уроки прошлого, лучше бы строить новые учебники философии на более или менее популярном, непредвзятом пересказе оригинальных философских идей. Учебники не должны закрепощать, сковывать мысль. А значит, в них не должно быть категорических идейных экспертиз и приговоров, а также высокомерно-снисходительных оценок творчества мастеров прошлого. Помните, как аттестовали в советских учебниках Льва Толстого? Дескать, художник он неплохой, а мыслитель слабый. Все потому, что Лев Толстой избрал не те философские ориентиры, какие были канонизированы идеологами марксизма-ленинизма. Пусть теперь и наши молодые люди сами выбирают себе духовных учителей из собрания великолепных умов прошлого и настоящего.

Такие мысли появились у меня после удивительного решения ВАК. Надеюсь, здравый смысл все-таки восторжествует и решение, унизительное для российской науки и культуры, будет отменено.

г. Новосибирск.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?16+150+1