Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 31 (2217) 13 августа 1999 г.

НЕ СДАВАЯ ПОЗИЦИЙ

Л.Юдина.

Как-то довелось мне услышать присказку, смысл которой сводился к следующему утверждению -- не тот силен, кто в радости крепок, а тот, кто и в недолю умеет выстоять.

Сегодня многократно и по разному поводу произносятся восклицания (вполне справедливые) об отсутствии должных условий для полноценного функционирования того или иного коллектива. И тем не менее многие сообщества демонстрируют стойкость и большую волю к жизни.

Директору Института космофизических исследований и аэрономии СО РАН Евгению Григорьевичу БЕРЕЖКО, доктору физико-математических наук, я задала привычный, соответствующий времени вопрос:

-- Как живется-можется?

-- Живем так же сложно, как и другие институты. Финансовых проблем множество. Но при всем при том должен сказать, что позиций мы стараемся не сдавать. Почти все направления, которые исторически сложились в Институте космофизических исследований и аэрономии (ИКФИА) Якутского научного центра, по-прежнему существуют.

ИКФИА обладает разветвленной наблюдательной базой. Для института такой направленности это совершенно необходимо -- те явления, которые мы изучаем, имеют самые разнообразные проявления. Часть коллектива, которая связана с аэрономией, занимается исследованием физических процессов, происходящих в ближнем космосе, начиная от верхних слоев атмосферы -- таких явлений, как полярные сияния, эффекты в магнитном поле Земли и некоторые другие.

Для изучения каждого эффекта, естественно, нужна своя экспериментальная база, своя аппаратура. Потому полигоны института располагаются на обширной территории -- от Якутска до Тикси, где ИКФИА имеет свою геокосмофизическую обсерваторию.

Данное обстоятельство, конечно же, добавляет сложностей в нашу и так довольно неспокойную жизнь. Содержание полигонов в надлежащем состоянии, обслуживание аппаратуры, поездки на них для проведения измерений -- все это требует довольно значительных средств. Многие виды наблюдений, многие эксперименты базируются на давно устаревшей аппаратуре, следует обновить все это. Но пока об этом и речи не заходит -- хотя бы сохранить в рабочем состоянии то, что имеем.

-- Но тем не менее, интерес к вашим результатам по-прежнему высок?

-- Этого отрицать нельзя. И хотя имеются новые станции, которые отличаются от наших более низкими затратами и другими показателями, полигоны института и поныне авторитетны у зарубежных ученых. В частности, у японцев. В своих научных интересах они поставляют нам аппаратуру для некоторых видов измерений. То есть институт ведет совместные работы с японскими коллегами -- те данные, которые получаем в результате, их анализ и осмысление используют и та и другая сторона.

Это, пожалуй, единственная возможность выйти на более высокий, современный уровень в ведении эксперимента. Хочу повториться -- мы не снизили своего уровня, и по-прежнему к работам института приковано пристальное внимание. Другое дело -- ограничены возможности дальнейшего роста в силу понятных каждому причин.

-- Другая часть вашего коллектива занимается исследованием космических лучей. Как они справляются с проблемами?

-- У космофизиков также основное -- эксперимент. В Якутии находится самая крупная в стране, а по некоторым параметрам некогда и самая крупная в мире установка по регистрации космических лучей предельно высоких энергий -- установка широких атмосферных ливней (ШАЛ). Сейчас в мире существуют две более крупные и создается новая суперустановка. Мы тоже постоянно поднимаем вопрос о необходимости модернизации нашей установки, хотим иметь возможность двигаться вперед в этом важном направлении. Но, опять же, пока лишь в силах решать задачу сохранения того, что имеем.

-- Но ведь установка ШАЛ и в том виде, как есть, справляется со своими задачами?

-- Установка работает с полной нагрузкой. И авторитетом пользуется высоким. Она ведь входит в список уникальных установок России, а группа, которая с ней работает, получает поддержку в рамках программы поддержки ведущих научных школ страны.

-- Евгений Григорьевич, чем лично вы занимаетесь в науке?

-- Теорией, которая призвана объяснить откуда берутся космические лучи. Они были открыты в начале века, но и поныне проблема их происхождения остается нерешенной.

-- Но прогресс в области ее раскрытия наблюдается?

-- Многое сделал для понимания проблемы академик Гермоген Филиппович Крымский, мой учитель. Его работы относятся к разряду пионерных. Мы, его ученики, занимаемся развитием теории, основы которой он заложил. По ряду направлений удалось достигнуть приоритетных результатов, которые признаны в мире. Об этом свидетельствуют наши широкие контакты с зарубежными коллегами -- они нас часто приглашают к себе, на разного рода конференции. Якутских космофизиков много цитируют. Состояние теории таково, что можно в ближайшие годы ожидать прорыва в решении проблемы происхождения космических лучей. Дело, как говорится, за малым -- получить решающие экспериментальные подтверждения ее предсказаний.

-- О связи с практикой нет резона спрашивать? Вы -- фундаментальщики...

-- Действительно, во всем якутском регионе только у нашего института возможности связи с практикой близки к нулю. ИКФИА -- единственный институт в ЯНЦ с ярко выраженной фундаментальной направленностью. Хотя сами мы бы очень хотели приносить ощутимую практическую пользу республике. Власти республики постоянно обращаются к науке с призывами, помогают ей финансами. Пытаемся мы, исходя из своих возможностей, откликнуться на эти призывы. Ведем работу по внедрению ГИС-технологий. В свое время институт купил на свои деньги станцию для приема данных природоресурсных спутников, осуществляем лесопожарный мониторинг, следим за загрязнением окружающей среды. Не могу сказать, что достигли каких-то выдающихся результатов, но стараемся принести пользу.

Прежде наши практические устремления были связаны с оборонно-промышленным комплексом. Но с конца восьмидесятых военные сами оказались в такой ситуации, что не в силах финансировать ориентированные на них работы. Комментарии здесь не требуются...

-- Вселяет ли будущее в вас оптимизм?

-- Могу сказать, что сегодняшний наш оптимизм основан на том, что институту удается сохранять уровень. Наше главное стремление в будущем -- развить и подогнать под современный уровень всю нашу исследовательскую базу. Будем надеяться, что нам хоть в какой-то степени удастся. Как -- пока не знаю.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?6+151+1