Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 32 (2218) 20 августа 1999 г.

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ЛЕТНИХ РАДОСТЕЙ

Эдуард ЛИНОВ

Незатейливое занятие -- составление "Энциклопедии летних радостей", рассчитанное на удовлетворение сугубо личных потребностей, породило, в конце концов, целую цепочку умозаключений:

  • Осознанная и запечатленная в какой-либо форме радость -- это уже мысль, идея, несущая положительный заряд энергии;

  • Непрерывный взаимообмен положительной энергетикой ведет к образованию неисчерпаемой копилки коллективного пользования;

  • Достижение критической массы радостей обеспечивает в дальнейшем спонтанный процесс развития целых сообществ;

  • Не существуют сами по себе идеи и лозунги магической силы. Какова энергетика среды, таковы и лозунги. Но замысел Природы -- радость, а критическая масса радостей -- всенародное достояние;

  • По своей сути человек и задуман, чтобы работать на "критическую массу", тащить из вселенских тайников и запасников свои формулы радостей;

  • Создание критической массы радостей -- это и есть путь самоутверждения и единения, гарантирующий созидательную поступь даже всей страны в целом; альтернатива ему -- война компроматов и самоуничтожение во всевозможных тотальных чистках.

В публикуемой подборке представлены избранные фрагменты радостей, запечатленных во время путешествия на байдарках, события искрометной радости и полной самодостаточности, когда необратимо зарождается образ жизни, основанный исключительно на радостях.

ЛЕТО. ЛЕТО

В полдень легкое дуновение ветра с реки наполнило лес тихими струнными переборами. Неподвижно простертые в воздухе ветви берез заиграли вдруг золотой мозаикой. Солнечный луч достиг, наконец, травы и озарил рубиновым светом зреющую землянику. В тот же миг облачко тончайшего аромата отделилось от ягоды и заструилось к соседнему соцветию, пересекая дорогу муравью, отягощенному ношей... Однако, благословение! -- каким-то шестым чувством, не прерывая путь, угадал муравей. Он был сибирских кровей.

Лето!.. Испокон века светоносное лето почитается как время приношения и получения даров. Время, когда и камни, и воды, и все растущее и живущее под Солнцем пребывает в состоянии наивысшего всеобщего доверия и согласия, когда человек, побуждаемый внутренними импульсами, с отчаянной и веселой решимостью покидает социальную скорлупку и погружается в единый мировой бульон.

Испытав такой же эффект перерождения, как Иван-царевич после кипящего котла, человек теперь уже обостренными чувствами воспринимает бурлящую вокруг него жизнь. На его обращенное к солнцу лицо, открытую ветру грудь, умытые росой ступни ног накатывают животворные токи тепла, света, ароматов, музыки и ритмов.

Происходит Великое насыщение энергией на клеточном уровне. Неудержимое ликование распирает все внутреннее пространство человека, выплескивая наружу тревожный вопрос: "Не разнесет ли?!". Но какой-то таинственный механизм срабатывает мягко и мудро. Человек, не сходя с места, осознает себя уже в другом качестве. Теперь вся его плоть, блаженно освобождаясь от бремени, сама источает потоки -- восхищения, благоговения и благодарения.

ЗИМОРОДОК

Середина дня -- это и есть пресловутое смутное время. Полуденный зной обесцвечивает ярко выраженных лидеров. Популярные лозунги покрываются трещинками. Весла застывают в воздухе и лодка отдается на волю дремотного течения реки. Жизнь перестает быть борьбой. Над всем обесточенным пространством повисает тишина...Кап-кап -- капает изредка с весел вода в ожидании загадочной третьей силы. Кап-кап... И вдруг в глаза неожиданно и резко ударяет вспышка радуги. Она стремительно движется от нас вдоль берега и также неожиданно, как появилась, исчезает.

И только приблизившись во второй раз, замечаешь крохотный тугой комочек в ярко-голубой облицовке. Примостившись на сухой ветке, насупившаяся фигурка птички-рыболова настороженно всматривается в воду, не обнаружится ли полусонная рыбешка. Это зимородок! Позволив нам приблизится совсем близко, он снова вспыхивает всеми цветами радуги и срывается с ветки. Быстро летит, расщепляясь на отдельные цвета, и пропадает из виду.

Но энергия расщепления тут же преобразуется в протяжный пронзительный крик: кли-кли-кли! -- раскалывая все приречье на две части. Чуткие воды мгновенно реагируют на искаженное пространство. Напористые струи несутся в прорыв, подхватывая словно перышко, дремлющую лодку. Весла с диким отчаяньем ударяют в воду. Вскипают буруны. Тучи брызг поднимаются над головой. Целый вихрь радуг вспыхивает в них и несется среди очнувшихся от знойного сна берегов.

ГРИБЫ. ВЕРСИЯ

Конечно, гриб серьезное подспорье в домашнем хозяйстве. Еще важнее -- гриб -- любимый герой идиллических лесных картинок. И все-таки, главная тайна гриба заключается в его взаимоотношениях с человеком, пронизанных острым психологизмом. Смиренная охота собирать грибы потому и стала страстью, что предполагает безусловное встречное движение чувств. И эта взаимозависимость закодирована на генетическом уровне таким образом, чтобы жизненные пути гриба и человека периодически пересекались. Ни один грибник не может толком объяснить, почему он, рано или поздно, оказывается на самом злачном грибном месте. Ссылки на то, что его кто-то окликал или настойчиво тянул, кажутся потом, по возвращению домой, несостоятельными даже самому себе. Но с другой стороны, как он всякий раз безошибочно определяет под непроницаемой лесной подстилкой местонахождение гриба? И почему этот гриб сияет такой наигранной улыбкой святой невинности? Почему, наконец, пока грибник и гриб рассматривают накоротке друг друга, становится известным, где, в каких точках расположилось все остальное грибное семейство? И можно лишь догадываться, какая изначальная миссия возложена на таинственный грибной народ. Хотя бы по той обнаруженной уже закономерности, что в великие грибные годы стихают политические конфликты и смиряются стихийные бедствия.

А в наш сухой сезон ничто не предвещало парад грибов. Другие забавы, другие источники жизни занимали лесное сообщество. И вдруг в силу какого-то совершенно немыслимого стечения ряда обстоятельств груздь, настоящий, мраморной крепости груздь, начал "ломать" землю. И такая весть, дошедшая до нас в наше безлюдье неизвестно посредством каких символов и знаков, выдохнула нас в ближайший лесной закоулок. Но только там и происходило грибное столпотворение.

Природа ритуально повторила свой дарственный жест... Резко ударил в нос хмель грибницы. Пытаясь обратить на себя внимание, чуть не вышиб глаз "дежурный" гриб. И сразу же целая семья чистокровных крепышей, заговорчески перекликаясь, поманила нас в свой тенистый чертог. Затем наступила очередь целого племени безупречно рафинадных грибов. Над нами замкнулась та самая атмосфера творческого содружества и взаимных симпатий. Повеяло властью каких-то древних традиций.

ТРАВЫ

Когда-то, в светлый момент жизни, зародилось желание знать всех обитателей лесов, полей и рек в лицо и по имени. И первым пробным камнем такого начинания стали травы. Подорожник, вероника, зверобой... А дальше -- больше. Ремесло общения переросло в изящное, душе угодное искусство. Травы, как и люди, все очень разные. Достаточно увидеть цветок тысячелистника, упоминал как-то Солоухин, как понимаешь, что находишься в хорошем обществе. Ночная фиалка -- это уже общество избранных... И потянулась заветная цепочка.

Старый знакомый зверобой стал со временем не просто целебной травой, но жизнелюбом и миротворцем. Иван-чай, так тот -- великий энтузиаст и прораб возрождения, первым после пожарищ землю осваивает. Коровяк--медвежье ушко -- добряк и телохранитель. Стало чуть не по себе? Вот тебе телефон доверия: душа -- душица. Алтей лекарственный -- сельский интеллигент, хранитель духовного очага. Плакун иволистый -- знахарь и заклинатель. Прошепчет сокровенное слово и вся дурь выходит.

А колокольчик, понятно, сам Моцарт. Не от мира сего. Белокрыльник? Это наставник, учитель этикета. Застегнут на все пуговицы. Подорожник -- свой парень--рубаха, бесшабашный бродяга и неунывающий бомж. Огонек -- застрельщик и генератор идей. А есть еще длиннолистная вероника -- длинноногая гейша и ее старый поклонник, плут и потешник -- погремок весенний. И еще, и еще: цикорий, лабазник, подмаренник... герань, незабудка, гвоздика... чабрец, очиток, василек...

Но травы говорят не только на уровне чистых форм, красок и ароматов. Им подвластен и мир звуков. Чтобы понять это, нужно лечь в траву солнечным днем и смотреть как играют насквозь просвеченные лепестки и листья. Живая плоть, насыщенная светом, генерирует удивительные звуки. Целые симфонии и речи в радиочастотном диапазоне. Это и есть духовная составляющая растений. Для нашего биополя, то есть подсознания, это знакомая азбука.

Тридцать минут в траве -- и полный курс лекций о сотворении мира и текущем моменте! И не далек тот момент, когда станет возможным синхронный перевод.

ДИНОЗАВРИЯ

Человек, ведущий жизнь под открытым небом, обречен на прозрение в прошлое. Кроме собственного пульса его тело начинает ощущать вибрации огромных пространств. И многое в мировом хаосе становится понятнее -- приходит чувство ритма Земли. Железный век, бронзовый, каменный... Кайнозой, мезозой, палеозой... Включается обратная хронометрия. Но одновременно нащупываются и ритмы будущего. И даже едва расслышанные они пробуждают неукротимый исследовательский дух.

Однако, в этом непростом деле постоянно ощущается некая деликатность, проявляемая свыше. Как будто нас зовут, хотя бы мысленно, туда, где солнце вставало, словно в первый день Творения, туда, откуда было видно лучше и больше и где не возникало пресловутых вопросов "Что делать?" и "Кто виноват?" Конечно же, речь идет о благословенном Юрском периоде, когда никто не предугадывал о нашем критическом помутнении разума.

Это был удивительно светлый, теплый и умеренно влажный период. Пышная растительность украшала земные уголки. Воздух оглашался криками первоптиц, в морях плескались осторожные рыбоящеры, но царствовали надо всем величественные и непостижимые динозавры. Один только череп царственной особы весил не менее полутонны. Трудно даже представить, какой силы воля и разум могли обитать в таком обширном и надежном хранилище.

Лучшие умы современности просканировали несколько ископаемых черепов и смоделировали живой голос динозавров. Родилась настоящая сенсация. По мощи, богатству тембра и свободе излияния синтезированные звуки напоминают, но далеко превосходят волшебные переливы тромбона! Можно теперь воссоздать эту далекую идиллию: теплые моря, тенистые берега, отдыхающие и кормящиеся животные, а надо всем парит умиротворяющая партия супер-тромбона!

Благодарная Земля сквозь все катаклизмы пронесла и сохранит память об этом добиблейском рае и его славных обитателях. Обостренный взгляд человека постоянно ищет и находит в дикой природе очертания, напоминающие облик великих ящеров. Раскапываются древние кладбища животных, пишутся книги и создаются фильмы, посвященные загадочному уходу из жизни самой многочисленной фауны того самого, Юрского, периода...

Много полезного и прекрасного предстоит еще извлечь из тайников и хранилищ прошлого. И опять же -- во имя светлого будущего. Но если уж суждено это сделать человеку, и должен он при этом опираться на плечи великих предшественников, гигантов и колоссов, то пусть это будут плечи динозавров.

Фото автора и Ф.Журко.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?14+152+1