Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 45 (2231) 19 ноября 1999 г.

ФОРМИРОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО РЫНКА

А.Арустамян,
пенсионер.

Первая проблема при организации любого серьезного дела заключается в том, что в начальный период разработки меньше всего думают об издержках. Потом, однако, выясняется, что многие пожелания нереальны, поскольку издержки стремятся к бесконечности, и речь в данном случае идет об утопиях.

Вторая проблема -- это психологическая несовместимость с предполагаемыми результатами руководителей, которые вначале, вроде бы, не возражали, но, осмыслив предстоящую ценностную ориентацию и осознав финансовую независимость подчиненных, предпринимают все от них зависящее, чтобы реальная возможность организуемого мероприятия превратилась в утопию.

Все прочие проблемы важны, но не принципиальны, поскольку их решение однозначно определяется тем, как решаются эти две проблемы. Приведем исторический пример.

В 1536 г. в Лондоне казнили через повешение Уильяма Тиндейла. В период расцвета христианства этот сэр "осмелился" печатать и распространять библию. Что интересно, суд был как раз церковный. Этот факт приводится во всех хрестоматиях как доказательство того, что церковная бюрократия всегда ставила свои интересы выше интересов религии и церкви. Оказывается, в то время была организована платная читка Библии (из-за большой доли неграмотного населения), и доход (приработок) шел в карман организаторов -- священнослужителей. По этой причине печатание библии и ее продажа казались им кощунственными. "Господи, открой глаза королю Англии!" -- были последние слова борца за распространение книг Уильяма Тиндейла. Ненависть к этому человеку была настолько сильной, что его лишили даже могилы, сожгли без похорон.

Казалось бы, этот факт не может иметь аналогов в современном мире. Однако мы предлагаем вам несколько примеров из жизни новосибирского Академгородка, которые в точности повторяют приведенную схему, к счастью, не со столь трагическим исходом.

В 1994 г. в периодическом издании "Советский вестник" (орган администрации Советского района г. Новосибирска) в то время была опубликована статья: "Наука и пятая власть". Основная идея статьи заключалась в том, чтобы при Президиуме СО РАН создать совещательный орган из бывших сотрудников Отделения с ученой степенью, ушедших в бизнес. Мотивировалось это тем, что люди науки и промышленности говорят на разных языках и плохо понимают друг друга, а с бывшими научными сотрудниками этой проблемы не будет. Освоив искусство "достаткодобывания" уже как предприниматели, они могли бы быть хорошими проводниками научных достижений в промышленность.

Статья имела успех. Многие из сотрудников СО РАН делали себе ксерокопии. Однако, когда дело дошло до конкретных шагов, руководство СО РАН сказало свое железное "нет". Его не убедило даже то, что многие состоятельные люди соглашались вкладывать деньги в руки предпринимателей. Дело в том, что деньги вкладывались при одном условии: финансы поступают в распоряжение не Президиума СО РАН, а бывших ученых, перешедших из науки в деловую сферу.

Весной 1998 г. состоялся первый "круглый стол" Клуба межнаучных контактов СО РАН (КМК) секции "Наука и бизнес". Многочисленные участники "круглого стола", в частности, соглашались с тем, что между наукой и промышленностью должна быть хорошо оплачиваемая общественная прослойка, в которую могли бы войти молодые и достаточно компетентные бывшие ученые СО РАН, не нашедшие себя в бизнесе. Их функция должна состоять в том, чтобы из лабораторных установок создавать демонстрационные установки, после чего переговоры с фондодержателями становятся достаточно лаконичными и результативными. Дело в том, что даже у самого компетентного предпринимателя обычно нет времени выискивать предпосылки будущих великих технологий в многотомных докладах АН. Тогда эта мысль была четко сформулирована: нужна прослойка "толмачей", которая абстрактно изложенные мысли переведет в конкретные установки, препараты, приборы и т.д. Только после этого руководители лежащей на боку отечественной промышленности могут это воспринять и без особого риска пустить в серийное производство.

Однако неожиданно слово за круглым столом взял руководитель СИБОСа -- академик, который поставил под сомнение целесообразность создания такой прослойки. Он мотивировал это тем, что в цивилизованном мире крупные международные компании выращивают таких "толмачей" сообразно своим потребностям. У нас же ситуация другая. Мелким фирмам это не под силу. У областной администрации нет специалистов, хотя есть полномочия. У СО РАН есть специалисты, но нет полномочий. Если же создать совместный орган, то из-за того, что через него пойдет, возможно, большой финансовый поток, судьба научных идей будет решаться не в Президиуме СО РАН, а в этом органе. Но Президиум СО РАН не потерпит даже косвенного покушения на свои прерогативы. Когда же руководителя СИБОСа спросили, не считает ли он причиной трагической убыточности тогдашнего Сибакадембанка финансовую некомпетентность Президиума СО РАН, он ответил неопределенно: "Пусть наукой командует все-таки Президиум СО РАН".

В качестве исторической аналогии нынешнему поведению СО РАН можно также привести следующий прецедент.

Великий французский писатель Эмиль Золя написал объемистый роман под названием "Творчество". Прототипом главного героя романа является французский художник Поль Сезанн. Золя хотел показать внутренний мир и психологию тех людей, которые занимаются не своим делом и несмотря на нищету упорно отстаивают свое право на творчество. В то время в большой моде были импрессионисты, которые считали, что чем больше сочных красок на холсте, тем ценнее художественное произведение. Общественное мнение поддерживало такую точку зрения звонкой монетой. Сезанн же ненавидел сочные краски. Его произведения были нарочито неяркими, и они абсолютно не пользовались спросом. Прошли десятилетия. И что же? Теперь произведения Сезанна стоят на два порядка дороже картин импрессионистов. Выходит, что французский писатель был не прав. Сезанн занимался единственно своим делом, был в нем ярчайшим талантом, и благодарное человечество наконец-то признало это. Никто не сомневается, что Эмиль Золя был великим писателем, так же, как никто не сомневается, что Президиум СО РАН является вполне подходящим органом для организации и управления фундаментальными исследованиями. Но Золя оказался не самым умным критиком своего собрата по цеху творчества.

От приведенных выше соображений можно перейти к тому, чем отличается базар от рынка. Базар -- это некоторый аукцион предметов потребления. Базар превращается в рынок только тогда, когда рядом с аукционом предметов потребления появляется аукцион идей и замыслов, которые подталкивают отдельных функционеров базара улучшать качество своих товаров. По существу, рынок -- это не продажа товара, а продажа качества товара. Рынок идей предполагает появление предпринимателя принципиально нового типа -- продавца информации. Конечно, и в седой древности информацию продавали. Но процент людей, для которых продажа информации являлась основным источником существования, был невелик. Теперь же число продавцов информации в цивилизованных государствах таково, что они оказывают большое влияние на финансовую жизнь своей страны.

Наконец, скажем несколько слов о том, как решить проблему "сигнатурной экранизации" фундаментальных исследований. Под словом сигнатура специалисты по математической логике понимают список основных понятий и представлений в какой-либо конкретной области знаний. Этих понятий и представлений в каждой науке вводится множество. Поэтому даже у специалистов в очень близких областях знаний возникают трудности в понимании друг друга. Отсюда можно сделать вывод о том, что наука от промышленности тем более сигнатурно экранирована. То, что из науки попадает в промышленность и, наоборот, из промышленности в науку (оснащение приборами) -- все это проходит через узкие окна в стене сигнатурной экранизации.

По нашему мнению, при создании информационного рынка должны быть налажены обратные связи трех видов:

1) вещевой канал -- базар должен быть хорошо и уютно организован;

2) финансовый канал -- для банков и других кредитных учреждений, которые в той или иной форме существуют уже 4000 лет, основной нерешенной проблемой является кредитоневозврат;

3) информационный канал -- здесь главной проблемой остается понятность (цена информации прежде всего в ее понятности). В этом заключена квинтэссенция информационного рынка. Ни одна маркетинговая проработка не может долго морочить голову покупателям, если не содержит сектор просвещения покупателя, если покупатель не получает новые знания о том, как отличить качественный товар от некачественного.

Судьба Академгородка, как и сибирской науки в целом, будет зависеть от работы сектора просвещения в маркетинговых проработках научных достижений.

Новосибирский Академгородок.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?16+165+1