Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2020

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 49 (2235) 17 декабря 1999 г.

ПАЛЕОГЕНЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
ГЕНОФОНДА ДРЕВНЕГО НАСЕЛЕНИЯ СИБИРИ

В.Молодин, академик,
А.Ромащенко,
кандидат биологических наук,
руководители проекта.

Основная задача проекта "Палеогенетический анализ генофонда древнего населения Сибири" -- разработка этнокультурной концепции происхождения, развития и исторической судьбы населения пазырыкской культуры по данным молекулярно-генетического и антропологического анализа. Материалом исследования стали кости и мягкие ткани людей, погребенных 2,5 тыс. лет назад в курганах Пазырыкской культуры. Аккумулирование результатов молекулярно-генетического, антропологического и археологического исследований этих объектов позволило получить интересные результаты по культурогенезу и этногенезу человеческих популяций не только в масштабе Западной Сибири, но и в целом Евразии.

Вид, на уже ставший знаменитым курган 1 могильника Ак-Алаха 3 с "замерзшей" могилой и мумией женщины (Укок).

Молекулярно-генетическому анализу был подвергнут палеоантропологический материал из нескольких пазырыкских курганов, раскопанных на плато Укок. Вся же исследованная палеоантропологическая коллекция представляет более 150 погребенных, захороненных в курганах со всего ареала распространения пазырыкской культуры на территории Горного Алтая. Обобщен весь археологический материал из этих погребений. Строго говоря, границы ареала пазырыкской культуры не очерчены окончательно и за пределами Горного Алтая отодвигаются в сопредельные районы Казахстана и Синьцзяня, возможно, Тувы и Монголии. Но тем не менее центр ареала, где проживала основная масса пазырыкского населения, связан с Горным Алтаем.

Культуру скотоводов-кочевников, которая существовала и развивалась на Алтае почти тысячелетие -- с 8 в. до н.э. до 1 в. н.э. исследователи подразделяют на четыре этапа. Наиболее ярким из них является пазырыкский этап, который приходится на 4--3 вв. до н.э. На этом этапе культура достигает своего полного расцвета в такой степени, что она в целом названа пазырыкской.

Поскольку поселения ранних кочевников Горного Алтая пока малоизвестны, пазырыкская культура исследуется на основании погребального материала. Культура хорошо известна своими большими курганами, под которыми сохраняются линзы мерзлоты, образовавшиеся после сооружения насыпей. Курганы возводились из валунов, а погребальные камеры сооружались из бревенчатых срубов. У пазырыкцев был очень сложный погребальный обряд, частью которого являлось бальзамирование умерших.

Большинство курганов было ограблено в древности, поэтому значительная часть погребального убранства и инвентаря утрачена. Однако, благодаря мерзлоте сохранились изделия из органических материалов -- дерева, кости, кожи, ткани, войлока, а в некоторых случаях сохранились трупы умерших, т.е. то, что обычно не доходило до наших дней в погребениях. Особенно хорошо органика сохранилась в курганах на плато Укок, что в совокупности в уникальностью набора погребального инвентаря стало основой для задуманного нами комплексного интеграционного исследования.

Изучение всего массива пазырыкских материалов, как археологических, так и палеоантропологических, позволило выявить несколько компонентов в составе пазырыкского населения и наметить этнокультурное пространство, в котором развивались близкие к пазырыкской культуре процессы расогенетического и этногенетического характера.

Основной антропологический пласт населения пазырыкской культуры является автохтонным, уходит корнями в предшествующие эпохи и генетически связан с населением культур окуневско-карасукского круга, распространенных в Южной Сибири в эпохи развитой и поздней бронзы, а именно со 2-й половины 2 тыс. до д.э.

Именно этот пласт обусловливает антропологическое сходство пазырыкского населения Южной Сибири с частью племенных объединений сако-усуньской этнокультурной общности Средней и Центральной Азии. Это сходство может быть интерпретировано, во-первых, как следствие широкого распространения в Южной Евразии, наряду с другими протоевропейскими типами, особого антропологического типа, который доминировал у населения окуневского и карасукского круга культур, а также у населения бегазы-дандыбаевской культуры эпохи поздней бронзы, автохтонном для Казахстана и ряда районов Средней Азии. Недавно памятники бегазы-дандыбаевской культуры выявлены в Синьцзяне. Установлено также, что бегазы-дандыбаевцы по каким-то причинам мигрировали и на северо-запад в район современной Кулунды, Барабы, Томского Приобья. При таком широком ареале распространения бегазы-дандыбаевской культуры она мало представлена антропологически. Фактически антропологическая серия бегазы-дандыбаевцев имеется только в нашем распоряжении. Она происходит из могильника Старый Сад в Барабе. Антропологически группа из Старого Сада очень близка к пазырыкцам. так что можно предполагать, что корни сходства сако-усуньских племен и пазырыкцев уходят в общий антропологический субстрат. Во-вторых, нельзя исключать также возможность непосредственной миграции некоторых групп эпохи поздней бронзы на территорию Горного Алтая из Средней Азии.

Предложенный вывод, казалось бы, сугубо расогенетического характера оказался не просто созвучен результатам палеогенетического анализа, но и ключевым при интерпретации этих результатов. Он объясняет близость структурного состава митохондриального генофонда самодийского населения (селькупов, кетов) к обнаруженному набору вариантов митохондриальной ДНК пазырыкцев. Прослеженная генетическая близость носителей пазырыкской культуры и самодийцев, судя по данным антропологического исследования, может быть обусловлена двумя причинами, либо единым субстратным европеоидным антропологическим компонентом, окуневско-карасукско-бегазы-дандыбаевской общности, либо тем, что носители пазырыкской культуры в сису определенных обстоятельств вошли как один из компонентов в состав селькупов. В частности археологически обосновывается, что пазырыкские традиции продолжают бытовать в полиэтнической среде гуннского населения, следующего этнокультурного пласта, сменившего скифо-саксонскую общность. Одна из групп этого населения могла стать той основой, которая сохранила пазырыкский генофонд в Саяно-Алтае, и в результате последующих миграций распространила его на север.

По результатам антропологического анализа нами очерчен круг племен и племенных объединений скифо-сакской этнокультурной общности, с населением которых пазырыкцы имеют наибольшее морфологической сходство. В основе этого сходства лежат общие расогенетические процессы. По данным археологии прослеживается также сопряженность этногенетических процессов в этих группах. Географически это население локализовано вокруг условного центра -- Джунгарской котловины, где сходятся хребты Алтая с примыкающими к ним южными отрогами Западного Саяна, Джунгарский Алатау и восточные отроги Тянь-Шаня. В этом регионе инициировался процесс формирования казахского и уйгурского этносов. Как было доложено генетиками, на полученном ими филогенетическом дереве связей митохондриальных генофондов этнических групп Евразии, центральноазиатские и среднеазиатские популяции соединяют два узла ветвления. От одного узла расходятся этнические группы монголоидов Северной и Юго-Восточной Азии, а от другого -- европеоидные популяции и аборигенные этнические группы Европы. Пазырыкцы ближе всего расположены к европеоидному узлу ветвления, а также к казахам и уйгурам. Как видим, этот результат великолепно согласуется с полученными нами антропологическими и археологическими данными.

Целый блок важных результатов получен по проблеме переднеазиатских связей древнего населения Алтайского региона. Мы получили антропологическую аргументацию значительной древности этих связей и можем уверенно говорить о том, что переднеазиатские влияния в пазырыкской культуре объясняются не только очевидными контактами народов скифо-сакской этнокультурной общности, но и существованием расогенетических связей у населения Алтая и полуоседлых племен скотоводов Парфии Маргианы, Северной Бактрии с эпохи бронзы, а именно со второй половины 2-го тыс. до н.э.

И в заключение хотелось бы отметить, что проведенное нами интеграционное исследование позволило получить не только важные научные результаты, но и открыло новые перспективы научного поиска, соответственно требующие продолжения работы над проектом.

Необходимо продолжать сравнительно-генетический анализ митохондриального генофонда пазырыкской популяции, изучение ее генетических и расогенетических связей с этническими группами Средней и Передней Азии.

Требуют изучение антропологические, а в идеале и генетические характеристики представителей культур, предшествующих пазырыкской, и, вероятно, генетически связанных с ней.

Необходимо завершить работу по аккумуляции генетических, антропологических и археологических данных и, как итог исследования, представить их в виде монографии.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?4+169+1