Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 18 (2154) 15 мая 1998 г.

"БОЙЦЫ" ШЕСТИДЕСЯТЫХ

В ИНХ я пришел в 1969-м. После немного суховатой атмосферы Института физики полупроводников, где проходил преддипломную практику, ИНХ показался мне бурлящим, ярким, личностным. Так оно и было на самом деле. Люди в нем работали самые разные: одни после войны, другие -- после лагеря, третьи, молодые и талантливые, жаждали самоутверждения. При таком составе неизбежно столкновение личностей, характеров, сформированных в очень разных условиях и закаленных сумасшедшим бытом. В ту пору жизнь, как мне казалось, кипела в коридорах. Месткомы, парткомы, советы... Шла борьба. Кто-то отстаивал свое направление, кто-то боролся за все и против всех.

Б. КОЛЕСОВ, зав. лабораторией, доктор химических наук.


Заведующий лабораторией оптических методов, специалист в области Раман-спектроскопии, доктор химических наук Б.Колесов

Мне предложили заниматься дефектными центрами в арсениде галлия. Это было увлекательное, но малопродуктивное занятие. Дело в том, что данная задача является одной из самых сложных в физике и химии твердого тела, ее решение требует дорогого и сложного оборудования, знаний и опыта в различных областях. А я стажер-исследователь...

Как бы то ни было, но, защитив через пять лет кандидатскую, я сменил "обстановку" и стал заниматься спектроскопией комбинационного рассеяния (КР) в ее прикладном варианте для изучения свойств неорганических соединений.

Вот уже 20 лет я работаю в этой области, но мне все еще кажется, что сэр Раман, а также Ландсберг и Мандельштам, создавая этот метод, имели в виду именно его спектрохимическое применение -- настолько полезным и информативным он оказался в химии неорганических соединений.

Здесь необходимо сделать одно маленькое отступление. Дело в том, что КР- и традиционная ИК-спектроскопия поставляют одну и ту же информацию -- о колебательном спектре соединения, но правила отбора в каждом из них таковы, что КР оказывается намного более интересным для химика. Например, химиков всегда интересует вопрос о том, каковы особенности природы связи в каком-либо химическом ряду, например, связи металл-лиганд в ряду переходных металлов. Для ИК это почти невыполнимая задача. В спектре же КР достаточно выделить полносимметричное колебание металл-лиганд, в котором атом металла не смещается, и проследить за частотой данного колебания в ряду, поскольку изменение этой частоты практически стопроцентно "отслеживает" изменение силовой постоянной исследуемой связи.

Это только один пример. А сколько еще различных аспектов, проблематичных в ИКС и "нет проблем" в СКР: симметрия колебаний -- не проблема, низкие частоты -- не проблема, температура образца, внешнее поле, давление -- не проблема, резонанс -- не проблема, был бы подходящий электронный переход, и т. д.

Как-то, занимаясь традиционными для ИНХа соединениями -- кристаллами двойных вольфраматов и молибдатов, я столкнулся с задачей распределения катионов в сложных оксидных структурах. Эта проблема увлекла меня, я стал искать другие соединения со сходными структурными неопределенностями и неожиданно "открыл" для себя целый мир -- мир минералов. В минералах природа предвосхитила требования людей, занимающихся спектрохимическими исследованиями: она создала химические ряды по любому признаку -- по катионному составу, по анионному составу, по структурным характеристикам, по различным структурным фрагментам и т.д.

Минералов много, все они очень красивы и доступны. Но, начав заниматься минералами, я скоро обнаружил, что хорошо бы все-таки для исследований иметь синтетические аналоги, с их совершенной структурой и твердым составом, возможностью изотопозамещения элементов. Я начал искать химиков-синтетиков, работающих в данной области, и нашел. Далековато немного, в Килльском Университете (ФРГ), но ведь сейчас расстояние не помеха. Работа пошла быстрее, а результаты стали надежнее. Нашелся и фонд в Германии, который стал помогать в приобретении оборудования. Денег, правда, все равно не хватает, но жить можно... Конечно, сейчас в науке тяжело. Издевательская зарплата, да и та не всегда вовремя. Временами -- тяжелая безысходность:

    
         ...Мне видеть невтерпеж
         Достоинство, что просит подаянье,
         Над простотой -- глумящуюся ложь,
         Ничтожество в роскошном одеянье.
         И совершенству -- смертный приговор,
         И девственность, поруганную грубо,
         И неуместной почести позор,
         И мощь -- в плену у немощи беззубой.
         И прямоту, что глупостью слывет,
         И глупость в маске мудреца, пророка,
         И вдохновения зажатый рот,
         И праведность -- на службе у порока...

Но главное, что отличает профессию ученого от других, осталось: независимость, внутренняя свобода, свобода выбирать, принимать решения, действовать, то есть то, что является наиболее ценным для человека.

Сейчас в инховских коридорах тихо. "Бойцам" шестидесятых самим за шестьдесят, и их ряды сильно поредели. Закончились профкомы, парткомы, советы трудовых коллективов, научной молодежи.... Научная молодежь, кстати, тихо сидит по своим комнатам и работает. Общается в основном по Интернету. Монографии писать не спешит, но работы делает хорошие, цитируемые. В Ученый совет не рвется, в замдиректора тоже. Может, так и лучше?

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?4+179+1