Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 19 (2155) 22 мая 1998 г.

СКАЛЫ, ЛЕД И СНЕГ...

Команда горных туристов Спортклуба НГУ --
чемпион России 1997 года

Среди различных видов спорта по накалу страстей, зрелищности, физической подготовленности спортсменов спортивный туризм занимает весьма скромное место. О нем не упоминают в спортивных сводках, вокруг него почти не бывает ни репортерской суеты, ни рекламной шумихи. Лишь только когда совершаются какие-то выдающиеся события, основывающиеся на личном героизме и колоссальной предварительной подготовке, вроде покорения Южного полюса пешком, средства массовой информации включаются и представляют героя или героев так, как будто бы они энтузиасты-одиночки, напрочь оторванные в своих стремлениях от остального общества.

А ведь туризм своим влиянием на широкие слои населения весьма заметен. Заметен благодаря своей замечательной особенности: помимо романтики и большого разнообразия видов путешествий, туризм доступен всем возрастам, он позволяет практически любому человеку ощутить себя спортсменом, а не зрителем, почувствовать радость успеха, пусть даже небольшого, но достигнутого своими силами.

Как и положено в любом виде спорта, в туризме есть соревнования различного ранга и направленности. Самый высокий уровень -- чемпионаты страны. Они проводятся по отдельным видам туризма (водному, горному и т. д.) и как бы подводят итог совершенным в прошедшем сезоне путешествиям. По результатам сезона 1997 года первое место на Чемпионате России в классе горного туризма присуждено команде Спортклуба Новосибирского университета, под руководством Георгия Сальникова совершившего поход шестой категории сложности в районе Центрального Тянь-Шаня.

Решение пойти летом на Центральный Тянь-Шань наша группа приняла еще в феврале. Мы запланировали интереснейший маршрут, охватывающий огромным кольцом весь район. Маршрут был проложен по трем крупнейшим ледникам -- Южному Иныльчеку (65 км), Северному Иныльчеку (35 км) и Каинды (25 км), а также вдоль всей тридцатикилометровой стены высочайшего хребта района Кокшаалтоо, в котором находится пик Победы. Планировалось восхождение на пик Хан-Тенгри (6995 м) и посещение уникального озера Мерцбахера, знаменитого своими айсбергами и тем, что оно ежегодно осенью сбрасывает всю свою воду сквозь ледник в долину.

Любая горная экспедиция всегда начинается с акклиматизации. Как правило, в туристском походе акклиматизация заключается в прохождении одного или нескольких простых и невысоких перевалов, где организм человека постепенно привыкает работать в непривычных условиях, приобретает необходимую физическую форму. Вот и нам сначала предстояло пройти перевал Олимпийский и спуститься на ледник Каинды, третий по величине ледник района. Этот красивейший, но редко посещаемый ледник завершается перевалом Каинды, при прохождении которого мы немного потренировались с веревками, навесив на его ледовых склонах 550 м перил.

К сожалению, двое из нас так и не втянулись в походный режим. Один страдал ангиной, которую подхватил, вероятно, еще дома, у другого обострился гастрит. Мы решили, что в целях безопасности им лучше в сопровождении одного здорового участника сойти с маршрута, сложная часть которого, в сущности, только начиналась. Теперь нас осталось шестеро: Жора Сальников (Институт органической химии), Сережа Карнаев (Институт ядерной физики), Дима Ветлужских (фирма Wrigley), Валера Калугин (Институт геологии), Андрей Миронов (университет), Андрей Савелов (Томографический центр).

ИЗ ДНЕВНИКА ЭКСПЕДИЦИИ

Утром расстаемся с ребятами, отправляющимися вниз по леднику: двое заболевших и один сопровождающий. Жалко, что так получилось. Душевных сил остальным это не прибавляет, да и перед уходящими мужиками остается некоторое чувство вины. Ведь к походу готовились все вместе, а идти дальше нам выходит без них. Ну, да ладно. Если честно сказать, то работать вшестером на сложных участках нам теперь будет удобнее.

Сегодня у нас задача подняться на плато Шмидта. Кто такой этот Шмидт? Или героический лейтенант, или седобородый полярник -- нам неведомо, перед походом не удалось найти никакой информации. Правда, мы особо и не задавались именно этим вопросом. Позже выяснилось, что это профессор физики из Черноголовки. Название дали ученики профессора, впервые в 1988 году совершившие прохождение Плато с запада на восток.

Плато это -- широкое поле на высоте примерно 5300 м прямо под склонами пика Неру. Только однажды до нас там ступала нога человека. Подняться на Плато с запада, пересечь его и спуститься на ледник Дикий -- наш план на ближайшие три дня.

... Быстро проходим перильные веревки, навешенные накануне: две по леднику, две по скальному кулуару. Первый Жора, за ним я. Ждем. Остальные ребята замешкались, затаскивая нижнюю веревку. Жора полез выше по кулуару навешивать пятую. Скалы вокруг сильно разрушенные, под ногами все ползет и сыплется. Местами встречаются небольшие отвесные стеночки.

Жора делает очень плавные движения, стараясь не сбрасывать камни. Ниже нас кулуар сужается и делает поворот, что творится внизу, не видно и не слышно из-за шума ветра. В таких местах надо быть предельно внимательными. Вдруг из-под Жоры вываливается глыба величиной с бочонок и начинает набирать скорость, сметая за собой лавину более мелких камней и щебенки. Хорошо вижу это и прячусь, прижимаясь за выступ скалы. Вдвоем с Жорой во все горло орем:

-- Камни !!!

Кричать нужно вовремя и громко, но грохот уже стоит такой, что наши голоса в нем просто растворяются. Впрочем, ребятам внизу и так уже все понятно. Остается уповать на их реакцию.

Через пару минут после того, как все стихло, показывается обиженная физиономия Андрюхи.

-- Слышь, -- говорит, -- мужики, вы там больше не зверствуйте. Если бы не замешкался и вышел на пару минут раньше, то все -- хана, не спрятался бы.

Мужики виновато оправдываются и обещают больше без предупреждения камни не спускать. Что ж, хорошо, гора нас только припугнула...

Техническая работа продолжалась до вечера, когда мы, навесив в общей сложности тринадцать веревок (690 м перил), оказались, наконец, наверху, на самом Плато.

Плато Шмидта было действительно большое и ровное, около семи километров в длину. С него открывались фантастические виды на высочайшие вершины района: пики Победы, Неру, хребет Тенгритаг с изящной пирамидой Хан-Тенгри посередине.

На спуске с Плато первым вниз пошел Серега. Он должен был выбирать безопасный путь, подготавливать пункты страховки для идущих следом по навешенным им перилам других участников. Замыкающим был Жора. Его задача была аккуратно снимать веревки, которые остальные быстро передавали дальше по цепочке друг другу. Ледовый кулуар оказался проходимым до самого конца, однако, изобиловал поворотами, небольшими скальными выходами, в нижней части протекал еще и ручей, в котором время от времени приходилось купаться. Техническая работа шла быстро и надежно. Комбинированный снежно-ледово-скально-водный спуск был пройден безукоризненно. Ни одна из двадцати одной навешенной веревки (1150 м перил) не застряла.

В этот же день мы успели пройти дальше вниз по леднику Дикий и заночевали в уютном месте на сухой морене у теплого озера вблизи впадения Дикого в ледник Южный Иныльчек.

Когда три четверти маршрута проходит выше 4000 м, когда больше трех недель подряд не приходится видеть даже просто травы, а только скалы, лед и снег, то благоухающую цветочную поляну на опушке зеленого ельничка вполне заменяет по остроте ощущений сухая морена с камнями, покрытыми пустынным загаром, а теплым считается такое озеро, вода в котором не промерзает ночью насквозь, а только покрывается тонкой корочкой льда, так что не обязательно запасать воду для завтрака с вечера.

Еще через десять дней, проходя перевал Западное Седло Хан-Тенгри, мы с легкими рюкзаками совершили радиальное восхождение с него на вершину пика (6995 м). Погода нам благоприятствовала, было тепло и почти безветренно, и мы в быстром темпе, уверенно поднялись на него. К сожалению, облачность и легкая метель в этот день не позволили полюбоваться с вершины окрестными горами.

С этого момента мы должны были двигаться кратчайшей дорогой домой. И вот тут-то, когда, казалось бы, все сложности были уже позади, Северный Иныльчек уготовил нам самое труднопроходимое препятствие за весь поход. В результате большой подвижки ледник сильно разорвало, он был как бы мелко нашинкован огромными трещинами. Через полдня распутывания, продвинувшись вперед всего на какой-то километр, мы осознали, что традиционными методами, путем петляния между трещин, пройти ледник не удается. Продуктов у нас было на этот участок пути всего по 500 г на человека в день, а на прохождение двадцатипятикилометрового ледника планировалось два дня, да еще потом три-четыре дня до населенки (раньше, когда ледник был в обычном состоянии, так всегда и получалось). Нынешними же темпами мы могли проторчать в леднике добрые пару недель.

Мы надели кошки и попробовали идти по леднику по возможности прямо, не обходя трещины, а спускаясь в них по промоинам и выбираясь на другую сторону. Поступательное движение несколько ускорилось. За день удалось с большим трудом пройти порядка шести километров. На следующий день маневры продолжились в том же стиле. Это были два дня бесконечного свободного лазания по трещинам на передних зубьях кошек, страшных прыжков с рюкзаком на плечах. Скрежет железа о щебенку, которой был засорен ледник, стоял в ушах. Зубья кошек от такого издевательства сильно сточились и стали совсем круглыми, так что было предложено переименовать ледник на восточный лад "Кошак-Хана".

Время шло, а ледниковая рвань впереди все ухудшалась. Завхоз Дима уже настойчиво спрашивал, когда начинать делить пополам порции продуктов с целью растянуть их на большее количество дней (напомним, что на запланированных 500 г на человека в день мы уже и так не жировали). Масла в огонь подлил Серега, рассказав о болезни военных лет -- хрупкости костей, якобы наступавшей, если человека мало кормили и заставляли много ходить. Мы остались одни в огромном районе, поэтому не имели права на малейшую ошибку.

К счастью, в нашей группе запас прочности еще был. Мы панике не поддались и, целенаправленно двигаясь вперед, постепенно подошли к знаменитому озеру. Трудный ледник кончился.

Озеро Мерцбахера представляло собой весьма жалкое зрелище. Верхнее было почти полностью вытеснено подвинувшимся ледником. В нижнем же озере совершенно не было воды. Хотя мы увидели несколько не то, что ожидали, с другой стороны, чисто прагматической, это было нам на руку. Теперь у нас появилась возможность не обходить озеро через перевал, а попробовать сэкономить время и силы, пройдя по его дну.

Прогулка по озеру Мерцбахера была впечатляющая. На дне там и сям, как выбросившиеся на берег океана киты, лежали белые айсберги и тихо таяли. Капли воды, как слезы, капали в образовавшиеся вокруг самых крупных "китов" лужицы. Вблизи выхода на ледник Южный Иныльчек, запирающий озеро, появилась вода, слева дорогу преграждал скальный прижим. Поразмыслив, мы решили, что можем преодолеть новое препятствие, пройдя прямо по плавающим айсбергам. Этот весьма нетрадиционный для горного туризма технический прием удался, тем самым сэкономив нам полдня времени.

Еще через два дня мы замкнули наше тридцатидневное, трехсоткилометровое тяньшаньское кольцо вблизи заставы на реке Иныльчек. Здесь, снова мысленно пройдя все этапы нашего невероятно удачного маршрута, мы оценили: поход соответствует лучшим туристским традициям.

Хотя по туризму и проводятся соревнования, не в них основной его смысл. И золото в Чемпионате России не надо рассматривать как победу над конкурентами. Скорее, это еще одно независимое свидетельство нашего опыта, того, что новосибирцы, турклуб Новосибирского университета, действительно могут проходить горные маршруты на высочайшем уровне.

С.Карнаев, Г.Сальников.

26 апреля 1998 года.

СЛОВО ТРЕНЕРУ -- МАСТЕРУ СПОРТА
МЕЖДУНАРОДНОГО КЛАССА ВЛАДИМИРУ ЮДИНУ

Пройден хороший маршрут, в хорошем районе, и он по достоинству оценен. Но он пройден. А дальше, как в песне: "... лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал...". На лето 1998 года мы планируем проведение экспедиции в этом же районе с основными целями: восхождение на пик Хан-Тенгри (для тех, кто на нем не был), прохождение полного траверса с востока на запад массива пика Победы (около 14 км на высотах более 7000 м) и, кроме того, участником экспедиции Глебом Соколовым планируется скоростное одиночное прохождение этого траверса. В составе экспедиции как опытные горовосходители, так и относительно молодые, для которых такое участие послужит отличной школой высотного альпинизма. И еще мы мечтаем об экспедиции в Гималаи своей собственной командой, а летнее мероприятие этого года рассматриваем как генеральную репетицию к ней. Осуществление таких планов, кроме мастерства и схоженности участников, требует и достаточно больших финансовых затрат. В связи с этим команда выражает благодарность нашему спонсору -- ЗАО "Евромаркет".

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?21+180+1