Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 22 (2158) 12 июня 1998 г.

ЧЕМУ ЖЕ ВЕРИТЬ?

Некоторые комментарии к майским документам по реформированию науки.

Н.Алексеева.

Во второй половине мая стремительно, один за другим, появились три основополагающих документа, определяющих цели, задачи, пути реформирования отечественной науки. Это:

-- "Концепция реформирования российской науки на период 1998--2000 годов", одобренная Правительством РФ 18 мая 1998 г., опубликована в газетах "Поиск" N 22 и "Российская газета" 03.06.

-- "План действий по реализации Концепции..." из 39 пунктов, утвержденный Правительством РФ 20 мая (опубликован в "Российской газете" 9 июня с.г.).

-- Указ Президента РФ от 26 мая "О мерах по обеспечению экономии государственных расходов", в котором одобрена работа Правительства по подготовке соответствующей программы. Правительству РФ предписано в 2-недельный срок утвердить программу и мероприятия по ее реализации. Свои планы мероприятий должны разработать и утвердить и федеральные органы исполнительной власти, и организации -- прямые получатели средств федерального бюджета (в нашем случае это, очевидно, Президиум РАН и Президиум СО РАН, являющийся (пока) обладателем отдельной строки в бюджете.

О небольших отличиях утвержденной 18 мая Концепции от ее проекта, длительное время обсуждавшегося научной общественностью, доработанного и одобренного на совместном заседании правительственных комиссий по научно-технической политике и по реформированию научной сферы (см. "Поиск" N 48 22-28 ноября 1997 г.) уже говорилось в НВС N 20, май 1998 г. Об общей направленности Концепции можно судить хотя бы по заголовку первого ее раздела: "Наука -- важнейший ресурс экономического и духовного обновления России". В эту Концепцию вошла и значительная часть предложений, выработанных на II Всероссийском семинаре "Российская наука: состояние и проблемы", прошедшем в феврале 1997 г. в Обнинске, в том числе и часть предложений СО РАН, подготовленных академиком В.А.Коптюгом, доработанных после его кончины Президиумом СО РАН и доложенных на семинаре академиком Н.Л.Добрецовым. Круг организаторов Обнинского семинара был весьма широк и представителен: ГКНТ, РАН, Минобразования, комитеты Совета Федерации и Госдумы, причастные к науке, РФФИ, РГНФ и др. Таким образом, есть все основания считать, что принятая Концепция отразила в основных чертах мнение и самого научного сообщества, и ведающих его деятельностью государственных органов.

"Российская газета" (03.06) в комментарии к опубликованной Концепции пишет: "Этот документ с нетерпением ждала научная общественность страны. Теперь четко обозначены пути выхода российской науки из кризиса, намечены вехи ее подъема". Некоторые положения Концепции конкретизированы там же в интервью с министром науки и технологий В.Булгаком. Это: выделение приоритетных направлений исследований, положительная оценка деятельности государственных научных центров, вопросы реструктуризации, в том числе возможная передача части научных организаций в собственность субъектов РФ и даже скупки их банками (Но, как заверил В.Булгак, "приватизация может осуществляться только в отношении научно-технологических предприятий без разрыва технологической цепочки, а не научно-исследовательских учреждений, коими являются академические институты".

Резко критическая точка зрения у академика В.Страхова по поводу и Концепции, и Плана (в статье "Не ждать милостей от правительства", "Советская Россия" 28 мая). Он пишет: "Принятая "Концепция реформирования российской науки в 1998--2000 гг." содержит лишь общие декларации и ничего конкретного. Обещанная "Программа реализации концепции" не создана, вместо нее в Министерстве науки и технологий подготовлен некий "План действий по реализации концепции", основное содержание которого -- перечень документов, принимаемых по тем или иным проблемам теми или иными правительственными органами. Никаких конкретных установок по основным позициям (по зарплате и пенсионному обеспечению, по материально-техническому и информационному обеспечению, по структуре бюджетов государственных научных учреждений), которые должны быть обеспечены принимаемыми документами, в "Плане действий..." нет. Таким образом, снова в этом "Плане действий..." по существу закрепляется произвол исполнительной власти".

Попытаемся теперь сопоставить (по крупным позициям) Концепцию и План, утверждение которых разделяют всего два дня, а также некоторые касающиеся науки сведения из Программы экономии бюджетных средств (она еще в проекте, но ряд положений из нее уже просочился в печать -- смотри, например, статью "Государство намеревается экономить" в "Известиях" от 28 мая, отдельные цифры в "Поиске" N 22).

В первом разделе Плана "Активизация государственной научно-технической политики" большое место уделено определению стратегии научно-технического развития страны, корректировке приоритетных направлений науки, техники и критических технологий. Составление соответствующих докладов и прогнозов намечено начиная с III квартала 1998 г. (о состоянии и перспективах науки) и вплоть до второго полугодия 2000 г. Но как соотнести это с п.8 "Основных направлений деятельности Правительства РФ по обеспечению экономии государственных расходов" (проект Программы), где значится "Изыскание внутренних резервов экономии бюджетных расходов, в том числе за счет инвентаризации... исследований и разработок в области науки, имея в виду прекращение работ, потерявших свою актуальность, и исключение их дублирования", срок исполнения -- 1 июля 1998 года? Значит, сначала за две недели -- инвентаризация и урезание, а потом ("после драки") -- два года на анализы и прогнозы?

Но, конечно, определяющим для выживания (не говоря уже о процветании) науки является вопрос ее финансирования.

В Плане, как и в Концепции, используется достаточно лукавая формулировка: "При разработке проектов федерального бюджета на 1999--2000 годы руководствоваться уровнем государственного финансирования научно-технической сферы, определенным Федеральным законом "О науке и научно-технической политике". Цифра предусмотрительно не указана, не случайно Общее собрание РАН 25.03.98 своим постановлением (первым пунктом!) поручило Президиуму РАН "добиться выполнения принятого в Законе Российской Федерации "О науке и научно-технической политике" положения о 4% доле объема финансирования научной сферы от расходной части бюджета".

Что же происходит реально за рамками Концепции?

Передадим слово И.Горюнову (газета "Поиск" N 22, 23--29.05):

"30 апреля протоколом заседания Кабинета министров были утверждены минимально гарантированные лимиты бюджетных обязательств на 1998 год. Расходы по статье "Фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу" сократились по сравнению с показателями, утвержденными Законом о бюджете, на 26,5 процента -- с 11,2 миллиарда рублей до 8,2.

Однако это лишь надводная часть айсберга. Протокол заседания Кабинета министров от 7 мая предусматривает закрепление на длительный срок проведенного в конце апреля сокращения ассигнований на научные исследования. Так, объемы финансирования науки уменьшатся с 10,8 млрд рублей в 1997 году до 8,01 млрд в 1999--2000 годах, а доля науки ВВП сократится с 0,33 процента в прошлом году до 0,23 процента в 2001-м. Соответственно расходы на науку в России в начале третьего тысячелетия будут составлять 1,82 процента от расходной части бюджета, а не 2,06, как в 1997 году. Кроме того, Минфин в разосланном для ознакомления в министерства и ведомства проекте федеральной программы экономии государственных средств предлагает, начиная с 1999 года, ежегодно урезать расходы на науку на 1,5 млрд рублей. В соответствии с этим документом институты должны будут в первую очередь оплачивать энергоресурсы, а не тратить деньги на зарплату, как это происходит сейчас. Отчисления в РФФИ чиновники Минфина предполагают сократить с шести до трех процентов, а в РГНФ -- с одного до полпроцента".

Продолжим, однако, наш обзор "урезаний" в Плане по сравнению с Концепцией.

Для выживания науки немаловажное значение имеют снижение налогового бремени и реальная возможность использования предоставленных РАН прав владения и распоряжения федеральной собственностью -- землей и недвижимостью. Об этом было написано в предложениях Обнинского семинара, эти вопросы нашли отражение в Концепции, на них обращено внимание в постановлении Общего собрания РАН в марте 1998 года. Свое положительное отношение к некоторым налоговым льготам для Академии и к оставлению в ее распоряжении всех доходов от сдачи в аренду имущества научных организаций выразил С.Кириенко, тогда еще и.о.премьера, при встрече с руководителями РАН. Как засвидетельствовал один из участников встречи, начальник департамента науки, образования и высоких технологий аппарата правительства М.Кирпичников, по всем обсуждавшимся вопросам "правительством даны соответствующие поручения министерствам и ведомствам" ("Поиск" N 17 16--24.04).

Но в Плане вопросы налоговой политики и порядка распоряжения имуществом РАН не упоминаются.

В Концепции было многообещающее положение -- "необходимо отойти от постатейного финансирования науки". В План это не попало, а в проекте Программы экономии государственных расходов обещано совсем обратное -- установление жесткого контроля за использованием получателями средств федерального бюджета, выделенных им согласно статьям экономической классификации бюджетов РФ. Перераспределение выделенных средств на другие статьи будет считаться "нецелевым использованием".

По меньшей мере две серьезных прорехи в разделе Плана "Укрепление научно-технического потенциала регионов". В предложениях Обнинского семинара прямо значилось: "Субъектам РФ выделять на поддержку региональных программ не менее 1,5% средств от расходной части бюджета субъекта Федерации". В Концепции были сетования, что "доля бюджетов субъектов РФ, направляемая на науку и технику, редко превышает десятые доли процента", и намерение разработать четкий механизм взаимодействия федеральной и региональной власти в отношении научных исследований. В Плане об этом намерении -- ни звука.

Второе -- в Концепции было зафиксировано, что "особое внимание будет уделено решению проблем наукоградов, академгородков", в Плане остались только наукограды. Напомню две фразы из предложений СО РАН на Обнинском семинаре:"Законы о наукоградах и академгородках необходимо принимать последовательно и раздельно, так как имеются существенные различия в функционировании моно- и многопрофильных научных образований. Для целого ряда академгородков уже сегодня принятие такого Закона -- вопрос выживания".

Вообще, когда вчитываешься в разные правительственные документы последнего месяца, касающиеся науки, возникает впечатление, что составлявшие их чиновники не утруждали себя снятием явных противоречий. Так, в Плане реализации Концепции (утвержденном 20 мая) предписано представить материалы по Обнинску как наукограду в Правительственную комиссию по научно-техническому прогрессу, тогда как она к этому времени уже была ликвидирована.

В п.21 Плана (о кадровом обеспечении) записано: "Реализовать программу для молодежи и школьников "Шаг в будущее", а в проекте программы экономии государственных расходов, представленном Президенту буквально в эти же дни, предусмотрено приостановление финансирования этой программы...

Поневоле начинаешь склоняться к точке зрения академика В.Страхова о произволе исполнительной власти...

В распоряжении об утверждении плана действий по реализации Концепции Правительство РФ обязало Миннауки, РАН и отраслевые академии, заинтересованные федеральные органы исполнительной власти и органы власти субъектов Российской Федерации "обеспечить разъяснение целей и задач реформирования научно-технической сферы в научных коллективах, а также через средства массовой информации -- широкой общественности".

Но почему только "целей и задач", а не плана реализации и хода его выполнения? Наверное, потому, что провозглашенные в Концепции цели и задачи масштабны, перспективны и в большинстве своем поддерживаются научной общественностью. Конкретные же шаги, во всяком случае некоторые из запланированных, афишироваться не будут, поскольку велика вероятность, что они поведут нашу сферу науки "вверх по лестнице, ведущей вниз".

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?5+183+1