Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 23-24 (2159-2160) 19 июня 1998 г.

КУРС -- ПРЕДМЕТНО ОРИЕНТИРОВАННЫЕ
ИССЛЕДОВАНИЯ

Слово -- директору

Очередной из химических институтов Сибирского отделения РАН -- Новосибирский институт органической химии -- празднует свое сорокалетие. Наш корреспондент Л.ЮДИНА попросила директора НИОХа академика Г.ТОЛСТИКОВА рассказать, как институт справляется с вставшими перед наукой проблемами и каким видится его будущее.

-- Поскольку на посту директора Новосибирского института органической химии я недавно, не буду вдаваться в его историю -- это сделают те, кто создавал ее, много лет работая на славу НИОХа. Но возраст и опыт позволяют мне впасть в некий дидактический тон и порассуждать на тему, что же больше всего нужно сегодня науке, конкретно нашему институту, чтобы выстоять в критической ситуации.

Мудрый Н.Ворожцов, создавая в 1958 году НИОХ, прекрасно сознавал, что науке, как воздух, необходима связь с жизнью, выход в практику. В структуре института сразу был предусмотрен опытный химический цех, оснащенный оборудованием для органического синтеза. При институте была построена одна из лучших в стране автоклавных мастерских, что давало возможность разрабатывать технологии получения органических веществ при высоких давлениях. Кстати, несмотря на свой почти сорокалетний возраст, наша автоклавная до сих пор вызывает уважительное отношение видных зарубежных коллег. Эти подразделения полностью оправдали возложенные на них надежды. Другое дело, что со временем возникало все больше и больше проблем. Старело оборудование, новое не закупалось. Главное было -- обеспечить всем необходимым фундаментальную науку, которая требовала закупки дорогих импортных приборов.

Убежден и многократно повторяю в разных ситуациях: одно из главных предназначений химической науки -- создание контрольного пакета высоких технологий, с которыми можно выходить в производство.

Считаю, что 70--80-е годы несколько расслабляюще действовали на многих научных сотрудников. С одной стороны, в моде был афоризм "государство делает вид, что платит мне зарплату, я делаю вид, что работаю"; с другой -- бытовало мнение, что научная работа -- это способ удовлетворения собственного любопытства за государственный счет. При некоей циничности того и другого заявлений доля истины в них была. И хотя наука всегда тяготела к практике, должная активность и напористость постепенно утрачивалась.

Нынешняя ситуация не оставляет за нами права вольной пастьбы на ниве фундаментальных исследований, где каждый отыскивает себе уголок, поросший наиболее сочной, как ему представляется, травкой. Сейчас, когда отраслевая наука России почти в буквальном смысле слова разгромлена, на плечи Академии наук, институтов РАН перекладывается груз по восстановлению промышленности (в данном случае, я веду речь о химической и напрямую связанной с ней фармацевтической). Причем, хотел бы особо подчеркнуть, что к термину "прикладной", "прикладная" ни в коем случае нельзя относиться как к чему-то второстепенному. Суть понятия -- высокоинтеллектуальный труд, высокий творческий процесс. Вести прикладные исследования всегда было делом почетным. Вспомним наших учителей, тех, чьими наследниками мы является -- коллег-химиков времен 20--30-х годов. Е.Лебедев сам участвует в превращении лабораторного метода получения полибутадиенового каучука в промышленной процесс. В.Ипатьев не только основывает институт высоких давлений, но и становится во главе новых отраслей химической промышленности. Н.Ворожцов (дед) руководит внедрением промышленных технологий производства красителей и целого ряда ключевых органических продуктов. А.Чичибабин и его школа направляют свои усилия на фармацевтическую промышленность. В.Родионов занимается производством душистых и ароматических веществ. Школа А.Фаворского создает материалы для авиационной техники. П.Шорыгин параллельно с великим американцем Карозерсом подготавливают научную основу промышленности поликонденсационных полимеров.

Смею заметить, что Новосибирский институт органической химии, созданный ярким ученым Н.Ворожцовым, в стенах которого вырос и закалился великий гражданин В.Коптюг, продолжают наращивать в достаточном количестве и предлагать заказчикам готовые технологии и технологически перспективные разработки.

Конечно, прежде придется преодолеть ряд отрицательных факторов, в первую голову, старение коллектива и резко снизившийся приток в институт молодежи. Почему-то у студентов НГУ сложилось мнение, что НИОХ -- не то место, где ведутся интересные работы, где можно сделать карьеру, заработать в конце концов на жизнь. Какое глубокое заблуждение! Органик-синтетик сейчас -- одна из престижных профессий. Для ее получения институт предоставляет великолепные возможности. Что касается зарабатывания на жизнь (о другом, к сожалению, при нынешней системе говорить не приходится), то организация труда, введенная и развиваемая в институте, позволяет за счет контрактов с инофирмами и из других источников получить приличную прибавку к основной зарплате. Молодые, как правило, все надежды возлагают на грантовую поддержку. Гранты -- штука хорошая, но не очень стабильная: сегодня -- есть, завтра -- нет. А вот постоянное продуцирование реальных веществ, современных технологий, за которые будут платить деньги, заключать долговременные контракты -- это путь надежный.

Задача, которая особенно четко обозначилась в нынешние годы -- откликаться на зов времени. Что означает -- вести исследования, предметно ориентированные. С полной ответственностью могу заявить, что моим коллегам-химикам из коллектива НИОХа по плечу самые высокие задачи. Нигде в России нет таких возможностей вести комплексные работы, как в Сибирском отделении РАН -- здесь рядом с химическими -- институты физического, биологического профиля, в общем, все, что нужно для достижения успеха.

На что, считаю, следует обратить в настоящее время главное внимание?

Исследования в области химии ароматических и гетероциклических соединений, выполненные в минувшие годы, подготовили прекрасную базу для того, чтобы уверенно двигаться в сторону разработки материалов элементной базы электроники и компьютерной техники.

Одно из громких, перспективных направлений в мире -- синтез супрамолекул. Ошеломляющие возможности для создания новых материалов! В России широкого масштаба этих работ пока не начато. Мы рассматриваем возможность начать их в Сибирском отделении.

На новый уровень может выйти перспективное направление, связанное с разработкой мономеров для спецполимеров и стабилизаторов.

Наблюдается очевидный подъем свободнорадикальной химии. В качестве новых направлений применения нитроксилатных радикалов ясно вырисовываются фармацевтическая химия и полимерная технология. Нам предстоит решить -- сотаваться ли исправным поставщиком все новых и новых "нитроксилов", или постепенно, с помощью российских полимерщиков, подобраться к самому "пирогу" -- выпуску конечных полимерных материалов.

Думаю, что надежных партнеров мы найдем и впредь сможем претендовать на роль ведущих разработчиков промышленно перспективных процессов получения биоразлагаемых и других важных полимеров.

Интереснейшая и многообещающая область исследований -- разработка технологичных методов синтеза современных химических средств защиты растений. Здесь у института есть возможность создания многообещающих заделов, что позволит нам поставить вопрос перед главами администраций регионов "Сибирского соглашения" об организации своего сибирского производства.

Институт накопил богатейший задел в области фторароматической химии. Однако мы до сих пор не сделали серьезных попыток адаптирования разработок к современным направлениям использования фторароматики. Нельзя оставаться только на позициях разработчиков методов синтеза отдельных полупродуктов, надо ставить перед собой конечную цель -- лекарственные препараты, пестициды или катализаторы полимеризации. Направление, связанное с создание катализаторов полимеризации, олефинов, в частности цеолитных катализаторов (вместе с Институтом катализа) представляется одним из потенциальных источников некоего "бума" в тематике института ближайших лет. К этим исследованиям примыкают работы в области синтеза с помощью металлокомплексных катализаторов и металлоорганических комреагентов.

Разработка методов синтеза в организованных средах, в том числе с применением цеолитов и природных сорбентов, безусловно, относится к работам оригинальным и "востребуемым". Им гарантирован выход на промышленно перспективные процессы в самое ближайшее время.

Одно из "выгоднейших" направлений НИОХа -- исследования по проблемам лесохимии: это и обширные циклы работ, посвященные ресурсоведческим проблемам, установление строения новых высших терпеноидов, обнаружение перспективных природных биорегуляторов. И, наконец, вовлечение в синтез крупнотоннажных монотерпенов. Данные работы мы должны еще усилить -- они весьма значимы для укрепления финансового положения института.

При этом чрезвычайно важно расширить контакты с организациями, проводящими биоиспытания, создать собственную лабораторию, способную не только производить токсикологическую оценку препаратов, но и выполнять полный комплекс токсикологических и доклинических исследований.

Мощный инструмент современной органической химии -- биосинтез. Обычными реагентами в руках синтетика стали дрожжи, грибы, ферменты, антитела. В России пока работы по биосинтезу не получили должного развития. Но дирекция НИОХ поддержала инициативу молодых сотрудников, год назад предложивших начать исследования в области биосинтеза. Первые результаты работ обнадеживают.

Я снова возвращаюсь все к той же идее: академическая наука обязательно должна выступать как донор новейших технологий. Собственно, ученые всегда были к этому готовы. Но сейчас надо научиться эту готовность быстро переводить в конкретные дела.

Региональные администрации обращают свои взоры на Запад, закупают у них зачастую все без разбору, платят бешеные деньги. А, скажем, Сибирь могла бы организовать на своей территории многие производства, причем в сжатые сроки. Мне, например, очень импонирует принцип организации работы крупных фирм. Поставлена задача -- и все силы мобилизуются на ее решение -- мозговой штурм! Все готовы в любую минуту кинуться на прорыв, объединив усилия. Опять же главное в любом случае -- результат!

Мои слова о необходимости усиления прикладной направленности исследований отнюдь не означают, что я противник науки фундаментальной. Но считаю, что поколение, которое идет нам на смену, должно начать реализацию своих идей и замыслов с высоких технологий. Это даст толчок к развитию фундаментальных изысканий.

Принцип "выживание -- через высокие технологии" демонстрируют в своей работе и наши лучшие институты -- Институт ядерной физики, Институт катализа. Они не просто активно продуцируют идеи -- они их обращают в конкретную продукцию, за которую им платят и порой очень неплохо.

Сегодня мы отмечаем свое сорокалетие. Порой с грустью вспоминаем о тех далеких временах, когда начинали -- кажется, все было другим, и мы сами в том числе. Хотя, нет, мы, наверное, все те же. Просто многое изменилось вокруг -- и на это надо соответственно реагировать. Молодым, в некотором отношении, проще. Они приходят в институт со своими новыми представлениями, с честолюбивыми замыслами нового образца. Сорокалетний НИОХ видится мне этаким умудренным жизненным опытом, институтом-отцом, под крылом которого "взращивается" и мужает институт-сын. Опыт и мудрость старшего, напористость и энергия младшего -- именно те атрибуты, которые и послужат на пользу общему делу.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?14+184+1