Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 33-34 (2169-2170) 11 сентября 1998 г.

МОЖНО СПАСТИ ГОСУДАРСТВО
ВВЕДЕНИЕМ "ВАЛЮТНОГО РУБЛЯ" В КАЧЕСТВЕ ВТОРЫХ ДЕНЕГ

Начиная с конца 1992 г. мной опубликовано более двух десятков статей, в которых предсказывались губительные последствия, монетаристской политики, проводимой Президентом, правительством Гайдара и последующими правительствами. Уже по названиям этих статей, опубликованных в "Новой газете", "Новой сибирской газете", "Литературной газете", "Поиске", "Сибирской газете", "Науке в Сибири": "России немедленно нужны вторые деньги", "Я бы спас госпредприятия и ввел вторую российскую валюту" и др., ясно их содержание. Мной доказывалось, что страна идет к краху по причине недостатка денег в производственной сфере и "долларизации" экономики.

Резкое повышение цен во время правительства Гайдара привело к дефициту оборотных средств, кризису неплатежей, замене нормального денежного обращения бартерным оборотом, эмиссией неконтролируемого количества денежных суррогатов в виде векселей, долговых обязательств, железнодорожных тарифов и т.д. Ситуацию усугубляло введение в стране взаимозачетов и выпуск государством казначейских обязательств (ГКО). В результате большая часть денег стала уходить в спекулятивную сферу российского бизнеса. Все, кому не лень, строили финансовые, вексельные, бартерные долговые пирамиды. Крах был неизбежен и он наступил. Самое поразительное то, что он легко предсказывался с момента появления первых неплатежей после повышения цен на электроэнергию и тепло уже в 1992--1993 годах. Я обращался к министру энергетики со специальным письмом, предупреждая о губительности для страны этого шага.

С самого начала было ясно, что руководители нашей экономики губят государство, молясь не тому финансовому богу. Неомонетаристкая концепция М.Фридмена пригодна в известной степени для развитой рыночной экономики, при финансовой ситуации, близкой к стабильной.

Во время "великой депрессии" Ф.Д.Рузвельт для проведения стабилизационного курса создал заново механизм государственного влияния на промышленность и сельское хозяйство, пользуясь при этом в полной мере рекомендациями великого экономиста столетия, Нобелевского лауреата, Д.М.Кейнса. Основными элементами в рекомендациях Кейнса Рузвельту были: борьба за занятость, отсутствие страха перед дефицитом бюджета и, соответственно, вкачивание дополнительных денег в производство, которое может дать быструю отдачу.

Было безумием полностью разрушить государственное управление и контроль над народным хозяйством. Следовало оставить за государством контроль над ценами и объемом живых денег в производственной сфере. Было безумием надеяться на то, что борьба с инфляцией за счет контроля денежной массы и снижения процентных ставок приведет к оживлению промышленности в условиях неразвитого рынка, при абсолютном незнакомстве руководителей большинства предприятий с предпринимательской деятельностью в условиях рыночной экономики. В условиях развитого капитализма банки и производство представляют собой единое неделимое целое. У нас, сразу же после перестройки, банки и производство существуют в разных, абсолютно не соприкасающихся между собой сферах. Банки выполняют функции кассовых центров и не участвуют в инновациях. Кредитная деятельность по существу отсутствует из-за беспредельных процентов. Рынок наших ценных бумаг осуществляет только спекулятивную деятельность и не имеет никакого влияния на процесс производства. Сравнивать торги на Нью-Йорской и Московской биржах абсолютно бессмысленно. Падение курса ценных бумаг на Лондонской бирже бьет по производству в Англии. Падение курса ценных бумаг на Российской бирже трагически отражается только на вкладчиках банков. Предприятия этого не чувствуют. Отсутствие денег душило реальное хозяйство и привело его, по существу, к полному коллапсу на фоне фальшивой бурной банковской, фондовой, торговой активности.

Второй бедой нашей экономики стала ее полная долларизация. Ее можно было избежать, введя вторые деньги, что я предлагал с 1993 года в статьях "Экономику России спасет ТЭКО-рубль" ("Поиск", N 45, 12--18 ноября 1993), "ТЭКО-рубль: вторые деньги" ("Наука в Сибири", N 47, ноябрь 1993 года).

По существу предлагалось повторить опыт послереволюционной России по введению "золотого червонца", введению золотого юаня в Китае, изучать и использовать опыт вторых денег. Концепция введения вторых денег была развита в 1931 году Л.Эрхардом в статье "Чрезвычайный путь". Эрхард тогда был малоизвестным сотрудником одного из НИИ в Германии, а эта статья выдвинула его в число ведущих экономистов Германии. Вторые деньги, находящиеся в узком валютном коридоре, позволили бы гражданам и банкам России держать денежные сбережения в виде национальной валюты, сделали бы контролируемым вывоз валюты за границу. Сохранение денег в стране, выделение ведущих отраслей промышленности, разумное налоговое законодательство, контроль занятости -- только это может дать надежду на возрождение нашей экономики. Реализация этих предложений в 1994--1995 годах позволила бы избежать главной беды -- долларизации нашей финансовой системы.

Третьей бедой стала абсолютно абсурдная налоговая политика. Было и больно и смешно наблюдать за попыткой разорить Газпром, без которого кризис наступил бы уже давным давно. Вместо льгот, приносящих предприятиям прибыль, мы старались разорить их. Сейчас, в условиях фактически полного краха, можно сказать, что весь анализ уже бесполезен. Однако мне кажется, что и сейчас еще есть надежда. Имеется вариант быстрого решения макроэкономических проблем. Основные черты моего плана, как и предыдущие предложения, заключаются в следующем:

1. Необходимо идти на дефицит бюджета, пуская дополнительные средства на развитие экспортных областей, развитие ТЭКа, сельского хозяйства. Приоритетные отрасли должны давать быструю отдачу в национальный продукт.

2. Необходимо вернуть доверие к национальным деньгам.

Банально, что деньги выполняют функции обмена и сбережений. Cовмещение этих функций возможно только в условиях стабильной экономики. В инфляционный период рубль перестал выполнять функцию сбережений. Отсюда возникает необходимость введения двух денежных единиц, одна из которых осуществляет накопительную функцию, другая -- функцию обмена. Единственным средством сбережения стал доллар. В результате накопления не работают в экономике страны. Страна должна иметь твердый рубль, обеспеченный золотым запасом и долларовыми ресурсами. Ни одна страна не может существовать без доверия населения к национальной денежной единице, и такой единицей должен стать "валютный рубль", работающий в сфере накопления.

Сказанное не означает, что страна должна пойти на запрет доллара и сокращение объема зарубежной экономической финансовой деятельности. Мы должны сохранить главные достижения "перестройки" -- преобразование в открытое общество в широком смысле этого термина. Ни одна страна не может сейчас существовать изолированно от всего мира как экономически, так и политически. Отказ от помощи МВФ и других международных организаций, как предлагают некоторые азартные политики, бессмысленен, но мы должны понимать, что она не бескорыстна. Также абсолютно нереальна идея глобальной национализации и деприватизации. Без частной собственности общество невозможно.

С первого взгляда необходимость дефицитного бюджета, включение печатного станка и возвращение доверия к рублю, избавление от долларизации противоречат друг другу. Еще раз повторяю, что это противоречие может быть решено путем существования двух денежных единиц. Стабильность одной из них гарантируется государством и поддерживается им в узком валютном коридоре. Второй рубль имеет широкий коридор обмена на "валютный" рубль. В стране одновременно функционирует две денежные единицы, одна из которых поддерживается в узком коридоре по отношению к доллару и в широком коридоре по отношению ко второй национальной единице. Продажа доллара внутри государства не производится, продается только твердая денежная единица России, российский валютный рубль. Доллар может быть куплен или обменен для лиц, физических и юридических и других, участвующих в международной деятельности.

Внутри страны одновременно используется старая и новая национальная денежная единица по определенному курсу. Такая система денежного обращения существовала в России в прошлом веке и, как уже говорилось выше, недавно успешно функционировала в Китае. Преимущество такой системы очевидно. Граждане России, получившие доверие к новому твердому рублю, будут его использовать как средство накопления. Эти деньги пойдут в народное хозяйство и перестанут уходить за рубеж. Неоднократно подорванное доверие к рублю восстановить будет трудно, но другого пути у государства нет. Необходимость вытеснения доллара твердой национальной валютой уже очевидна. Она высказывается в последнее время экономистами и политиками. Но реально это может быть проделано только при дуализации денежной единицы -- одновременного функционирования твердых и девальвирующих рублей. Совсем нет сейчас необходимости производить еще одну деноминацию, как это предложил в газете "Труд" Евгений Савченко, губернатор Белгородской области. Можно воспользоваться уже находящимися в обращении старыми и новыми денежными купюрами. Необходимо только держать в твердом коридоре новый рубль по отношению к старому, который продолжает инфлировать по естественным денежным законам.

После обвального обмена рублей на доллары вряд ли у кого остались такие рублевые накопления, которые привели бы к сильной дифференциации при обмене. Некоторое неудобство от введения купюр со многими нулями оправдывается быстрым уходом от кризиса. Заработная плата может выплачиваться как валютными, так и простыми рублями, в соотношении, опредеделяемом на каждом конкретном предприятии отдельно. Таким образом, в основе предложения лежат аксиомы, которые следуют из последовательного применения Кейнсианского подхода к российским экономическим проблемам переходного периода:

1. Признание необходимости приоритетного развития ведущих отраслей промышленности и сельского хозяйства с вложением туда дополнительных ресурсов или снижение налогового бремени в приоритетных отраслях. Быстрое увеличение занятости, увеличение производительности труда.

2. Признание необходимым перехода к дефицитному бюджету для обеспечения развития этих отраслей.

3. Введение устойчивой национальной единицы, обеспеченной золотым и долларовым запасом государства с одновременным функционированием второй денежной единицы, меняемой на твердые национальные деньги по курсу, определяемому рынком. При этом сохраняется контроль государства над ценами и некоторый контроль над курсом, предохраняющим выход в гиперинфляцию. Технически в данный момент можно воспользоваться уже находящимися в обороте "старыми" и "новыми" рублями.

4. Безусловное сохранение Россией обязательств перед международными финансовыми организациями и сохранение России как составной части "открытого" общества. Сейчас в прессе активно муссируется идея прямого, "в лоб", использования в качестве твердой единицы золотых монет. Это было бы нормально, если бы в мире работала Бреттон-Вудсская система золотого стандарта, но от нее, как известно, мировое сообщество отказалось уже давно. В нынешних условиях термин "золотой червонец" может быть использован только в условном, переносном смысле, т.к. любое государство может отказаться от своих обязательств по отношению к золотой монете так же легко, как и к бумажной купюре. Важно только одно: доверие населения к государству и деньгам, которые оно выпускает. Без этого доверия кризиса не преодолеть. Особенно важна сейчас быстрая реализация идеи двойных денег, которая может быть проведена быстро на основе уже функционирующих денежных единиц. Острый дефицит денежных средств чувствуют все. Если мы промедлим еще немного, то в стране будет уже не два сорта денег, как предлагается в этой статье, а сотни разновидностей, как это было во время Гражданской войны. Екатеринбургский губернатор Россель был готов выпустить Уральский франк. Думаю, что через некоторое время большинство регионов страны будут готовы к этой процедуре. С момента появления региональных денег начнется распад России и не по злому умыслу губернаторов, а по необходимости. Это и будет гибелью России.

В. НАКОРЯКОВ, академик.
г. Новосибирск.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?13+191+1