Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 35-36 (2171-2172) 25 сентября 1998 г.

"Я И КРИЗИС"

Таково было название экспресс-опроса студентов I курса факультета журналистики НГУ. Молодые люди выразили свое отношение к происходящему в стране, попытались разобраться, ответить, хотя бы для себя, на извечные российские вопросы "Кто виноват?" и "Что делать?".

По многим молодым людям кризис ударил опосредованно, через семью, родителей, друзей:

"Я заметила, что кризисы и политические передряги неблагоприятным образом влияют на отношения между людьми в обществе: у меня ссоры в семье, я не могу отдать долг товарищу, потому что деньги ушли на подорожавшие товары, телефонный разговор о личном заканчивается обсуждением политической обстановки в стране -- невольно портится настроение". Олеся Евтуш.

"...вплотную кризис меня не коснулся. Я живу с родителями и они, естественно, пытаются оградить меня от всяких бед. Но ... я понимаю, что и наша семья попала под влияние кризиса. Раздраженность папы, который не пропускает ни одни "Новости"... Мама, всегда веселая, а теперь все больше задумчивая, расстроенная. Все это заставляет задуматься над вопросом -- как жить дальше...". Анна Пашкевич.

Как жить дальше? Ведь для многих молодых людей эта осень -- начало "взрослой" жизни: планы, надежды на будущее...

"Я человек, который живет в большей мере настоящим, но с поправками на будущие времена... Сегодня у меня отбирают возможность жить по плану (это о настоящем), а завтра -- я не знаю что будет (это о будущем, моем будущем (!), будущем моих сестренок (!), моих стариков (!)...". Олеся Евтуш.

"Странно, еще летом у меня были обширные планы на будущее. Я поступила в НГУ, передо мной открывался новый мир. Сегодня я уже не планирую ничего дальше следующей недели. Главное, чтобы не ввели обязательную оплату обучения. Тогда общение с университетом для меня прекратится. Но я верю в НГУ, верю в его порядочность. И я надеюсь получить высшее образование бесплатно". Анна Щербакова.

Да, нашим детям теперь есть над чем задуматься. И свойственное молодости легкомыслие отступает на второй план.

"Пока мы живем и нас ничто не трогает, мы уверены, что завтра обязательно наступит, и оно будет таким же радужным и светлым, как всегда. Но нас-то это не касается, зачем нам об этом думать, если у нас свои проблемы -- что надеть завтра на работу, например". Екатерина Останина.

"Каждое утро, просыпаясь, ловлю себя на мысли, каков курс доллара. Если раньше цена доллара не говорила мне ни о чем, да и что греха таить, мало интересовала, то сейчас эта цифра материализовалась в постоянно растущие цены: 9, 10, 15, 20... Сколько же можно?". Екатерина Абрамова.

"Учеба, которая еще даже не началась, пожалуй, заботила меньше, чем курс доллара на торгах ММВБ. А в голове была одна лишь мысль: когда все это кончится?". Таня Мангир.

"Особого значения тому, что происходит сначала я не придал, все же высшее образование меня волновало больше всего, а Россия переживала всякое и всяких -- выстоит. Но, зайдя после недели учебы в магазин, я поразился пустым прилавкам, не было почти ничего. Я очень удивился, т.к. не был в курсе всего происходящего. ...Я начал читать о происходящем, смотреть новости, слушать радио... Вся получаемая информация ложилась тяжелым грузом...". Артем Пухальский.

Многих молодых людей происходящие события заставили задуматься, говоря высоким слогом, "о судьбах России", о своем месте в жизни страны.

"Мне обидно и стыдно за МОЮ страну, за народ. Больно смотреть, когда люди, которые добывали кровью победу в своей стране в войне 1941--45 гг., так унижены и выброшены их же страной на улицы просить милостыню! Где гарантия, что я не выйду завтра на улицу и не попаду в такое же положение?! ... Мне страшно за своих детей. В какой стране будут они жить?". Екатерина Останина.

"Что сказать об этом, уже все сказано. Сколько можно издеваться над бедным народом? Когда я иду по улице, я не вижу ни одного светлого лица: дрожь в голосе, ужас в глазах, нетвердость шага. Куда дальше? За что? Кто виноват? Каждый задает себе эти вопросы. Смеяться? Плакать? Кричать? На что еще есть силы? Можно подумать, что у русских это в крови: переживать бесконечные унижения, издевательства, кризисы и идти дальше. А может ходить по кругу? ...Живет страна: каждый день ожидая нового кризиса, а он приходит, когда его не ждешь. Рубль упал, цены поднялись. Будет ли передышка? И стоит она с протянутой рукой. А чего просит? Может миг спокойной жизни?". Ольга Додонова.

"Я не выношу органически нецивилизованной политики, мне плохо, когда от столкновения немеряных амбиций горстки людишек страдают более ста миллионов российского населения". Марина Попова.

"Кризис -- следствие наших пороков: бездуховности, бескультурия, лени, непомерных амбиций, постоянного "прикидывания" дураками, ощущения вседозволенности, наглости, подхалимства, лжи.

Мы виноваты в том, что наступают (продолжаются в который раз!) смутные времена". Николай Ионочкин.

"Лично для меня кризиса не существует. Я доволен своими финансовыми средствами, доволен хорошей учебой и окружающими меня людьми. Но я, безусловно, желаю лучшего для своей Родины". Вадим Гуреев.

"Помните, как в сказке герою предлагается три дороги на выбор? Сегодня и у нас аналогичная ситуация. Куда пойти: по честной дороге и "сложить голову" в конце пути, или идти по дороге лжи?". Алена Сопина.

"Слишком внезапно в размеренную жизнь российского человека с его духовными запросами ворвался хаотический, окрашенный в зеленый цвет мир "раскрепощенного" западного буржуа. И все... Мы не выдержали натиска, а теперь расхлебываем эту кашу. Вернее, варимся в ней -- расхлебывать, опять же, даже не пытаемся". Ирина Васильева.

"Хотели -- как лучше, а получилось -- как всегда. Девальвацию рубля провели, но не учли непредсказуемой реакции народа. Думали, что люди будут спокойно наблюдать за повышением цен, а потом кинутся покупать отечественную продукцию. И просчитались. Граждане, скрепя сердце и скрипя зубами, покупают (у кого есть на что!) те же самые импортные товары, и при этом на чем свет стоит клянут правительство". Наталья Воронцова.

"Кризис. Мы уже привыкли к этому слову. Вот уже на протяжении многих лет страна якобы пытается "выкарабкаться" из этого состояния. Но иногда возникает такое чувство, что нас все сильнее и сильнее затягивает трясина безразличия и безнравственности, бесправия и нищеты. Правительство наплевательски относится к народу, а люди, в свою очередь, равнодушны совершенно ко всем явлениям общественной жизни. Может, мы просто устали от этого тяжелого существования? Ведь, если взглянуть на вещи трезвыми глазами, нет ничего хорошего в нашей стране и в нашей жизни". Иннесса Николаева.

Нелегко быть молодым в наше время, нелегко жить в стране, сотрясаемой катаклизмами. Как помочь себе и своей стране? На что надеяться? Во что верить?

"Мне говорят, что я пессимист. Принимаю к сведению, смотрю на себя в зеркало и задаюсь вопросом: "Неужели пессимистами рождаются?" Или это кризисы, выборы, обсуждение на кухне нового курса $ и новое перекраивание домашнего бюджета? Наверное, это внедряющийся пессимизм. А ведь мне думать о будущем! Кто за меня еще подумает?". Олеся Евтуш.

"Раньше мне казалось, что наш народ вынесет все и сможет постоять за себя. Да так оно и было. Но сейчас все изменилось. И вся страна живет под алчным и низким словом и обещаниями наших избранников. Мне обидно из-за своей бездеятельности и бессилья. Когда же в нас проснется злоба и гордость?". Екатерина Останина.

"Конечно, легко осуждать целый народ за его покорность обстоятельствам. Но что он может сделать? Судьбами его вершит некий божок, возглавляющий непонятную финансовую пирамиду. А она действительно непонятна. По крайней мере мне, семнадцатилетней, никак не понять, как мы можем зависеть от иностранной валюты и почему рубль стал невесомым и призрачным. Я думаю, что этого не понимают и многие-многие мои соотечественники". Екатерина Андреева.

"Слава Богу, у меня есть родители, которые найдут ответы на вопросы за меня. А как быть тем, у его нет родных, близких, просто знакомых, которые могли бы помочь? Как живут, будут жить пенсионеры, неспособные работать, сироты, малоимущие семьи. В дрожь меня бросает, в первую очередь, тогда, когда я думаю именно о них". Анна Пашкевич.

"Болезненнее всего чувство неизвестности и осознание своей беспомощности. Что мы можем сделать для улучшения положения в стране, для того, чтобы жизнь стала лучше и легче, что, в частности, я могу сделать? Наверное, пока ничего. Очень многое зависит от правительства, но и простые люди вносят свою лепту в судьбу страны". Инесса Николаева.

"Сегодня я чувствую, что лгу. Мне противно от этого. Я лгу, покупая в магазине что-то за бешеные деньги. Я лгу, когда прохожу мимо просящих подаяние старушек. Многие называют все это кризисом. Но разве такое может иметь какое-то название? Нет. Это нельзя обозначить. Математическую формулу этой ситуации нельзя составить. Но тем не менее это дорога обмана. Ведь мы сами себе лжем. А правду читаем, смотрим по телевизору. Хотя многие говорят, что и там нам не рассказывают всю правду. Получается, что мы полностью погрязли во лжи. "Жить не по лжи". Вспоминается эта фраза, даже Устав Солженицына. Просто закон. А о законах нам говорить смешно...". Алена Сопина.

"Мне больно смотреть на людей, которым трудно адаптироваться к современным условиям. И я считаю, что наше государство должно заботиться о своих гражданах. С другой стороны, мы сами должны помогать государству выбраться из кризиса. Ведь многое зависит и от нас самих. Недаром известный сатирик Михаил Задорнов высмеивает наши пороки. Наш народ лишен чувства ответственности перед Россией, перед потомством, даже друг перед другом. Каждый старается устроить только свою жизнь и забывает об общечеловеческих задачах. И как правительству справиться с таким народом, как выбраться из экономической дыры, если большая часть населения наплевательски относится к этому?". Вадим Гуреев.

Так есть ли свет в конце тоннеля? И правда ли, что надежда умирает последней?

"Пожалуй, единственное, что остается, так это надежда. Надежда на то, что грядущая зима будет не слишком холодной, что человек, которого я люблю, будет счастлив. Я верю в себя, а это не так уж мало. В конце концов, попробую повторить вслед за шукшинским героем: "Я верую". Всегда помогает, попробуйте!". Марина Попова.

"Есть много вариантов поднятия России на былую высоту. Но я считаю, что смена правительства ничего не даст. Это уже доказано историей. Нам нужно менять самих себя, и я уверен, результаты будут поистине огромными". Вадим Гуреев.

"Я слабо понимаю все происходящее. Если уж первые люди государства не понимают, куда мне лезть со своими наивными представлениями. А раз надеяться на власть имущих, пожалуй, бессмысленно, остается вспомнить старый русский "авось". Может, и нынче обойдется?". Юлия Дрокова.

"А сейчас нам остается только ждать и гадать: что же будет дальше? И быть оптимистами -- чтобы выжить". Инесса Николаева.

"И все-таки, я верю -- мы еще заживем хорошо. Без этой веры можно сойти с ума или захотеть сбежать из России. Пока этого не хочется, а есть желание жить и радоваться самому процессу жизни". Александр Попов.

"И я верю. Верю, что по-прежнему завтра снова взойдет солнце. Что лекции никто не отменит из-за отсутствия света. Что самолет, взлетающий над моим домом, благополучно долетит до места назначения. Что многострадальная "восьмерка" не сломается по дороге и довезет нас до Академгородка. Нас, которые живут в это время, время катастроф, катаклизмов и кризисов. "Не дай вам Бог жить в эпоху перемен..." А мы живем, смеемся, радуемся. Мы молоды! Это наше время, какое бы оно ни было. И мы верим". Анна Щербакова.

"О, бедная, многострадальная Русь! Чего ты только не видывала на своем веку: и татарское иго, и смутное время, перевороты, революции. Обо всем этом мы знаем из учебников истории, но сейчас мы свидетели исторического переломного момента в истории России. И вопрос стоит остро: быть или не быть ей? Но как же не быть, если мы так молоды, полны веры в будущее, радужных надежд. И не укладывается в голове, что завтра мы можем стать рабами Запада (кто знает, может быть, мы уже таковыми являемся), и не будет той жизни, которую мы хотим. Люди перестали улыбаться, у всех проблемы -- как прокормить семью, во что одеть ребенка, будем ли мы жить завтра? Но я не собираюсь поддаваться общим пессимистическим настроениям. Не хочу! Я полна веры в себя, и в то, что когда-то называлось Россией. Кризис лишь усугубил мое желание своей работой приносить пользу, помощь, какое-то улучшение, потому что я не могу видеть старушку-пенсионерку, у которой не на что купить хлеб, или читать о самоубийцах, протестующих против этой жизни. Мне жаль людей. Их унизили, втоптали в грязь так называемую русскую душу. За державу обидно. Но ничего, подрастают новые силы, которые должны построить новый мир. И я, кстати, среди них. "Мы наш, мы новый мир построим". Хотелось бы!". Вера Уварова.

Неправда, что у нас выросло бездуховное поколение, которому наплевать на все и всех, кроме себя. Неправда, что им безразлична судьба страны, в которой они живут. Если дети -- наше будущее, то эти молодые люди -- наше завтра. И, судя по всему, очень неплохое.

Подготовила О.Иванова, "НВС".

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?15+192+1