Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 41-42 (2177-2178) 13 ноября 1998 г.

МАТЕМАТИКА В РАССЕЯНЬИ

Профессор Леонид Бокуть, заведующий лабораторией Института математики Сибирского отделения РАН, украсил свой рабочий кабинет фотографиями дорогих ему людей -- "иных уж нет, а те далече". На видном месте портрет учителя -- выдающегося советского алгебраиста Анатолия Ширшова, напротив любимый ученик -- лауреат самой престижной у математиков Филдсовской премии, профессор Йельского университета Ефим Зельманов. В данный момент почти все сотрудники лаборатории преподают за рубежом по временным контрактам -- только у Зельманова в Йеле так называемая "постоянная позиция", которой удостаиваются немногие незаменимые специалисты. Бокуть не считает своих учеников потерянными для российской науки -- они интенсивно общаются с помощью Интернета, присылают в Новосибирск свои научные отчеты, встречаются на конференциях. В Академгородке, к сожалению, собираются редко, но когда это случается, работается особенно плодотворно.

-- Нынче летом мы не пошли в отпуск, потому что приезжал Слава Харченко из Мексики и организовал здесь отличный семинар, -- с явным удовольствием вспоминает Бокуть.

Самые активные участники институтских семинаров -- аспиранты и студенты Новосибирского государственного университета, готовящего научную смену. Как и многие другие ученые Академгородка, профессор Бокуть читает им лекции и ведет занятия, не получая за это никакой оплаты.

-- Зато получаю глубокое удовлетворение! -- усмехается Леонид Аркадьевич в ответ на мое недоумение. -- Университет наш до крайности беден, но он взращивает такие светлые головы, каких больше нигде не сыщешь.

Профессору Бокутю есть с чем сравнивать. Он тоже периодически выезжает "на заработки" за границу, читает лекции в университетах по всему миру.

-- Российская математическая школа высоко котируется повсюду, -- утверждает Бокуть. -- Наших аспирантов с удовольствием берут в тот же сверхпрестижный Йель. Правда, несколько лет назад в математическую аспирантуру этого университета было решено принять одних только уроженцев США, но этот эксперимент закончился печально: практически всю группу пришлось отчислить после первого курса за неуспеваемость. Сейчас в Йеле учится разноплеменная команда, и я горжусь, что там есть и мои бывшие студенты.

-- А вам не приходилось слышать упреки, что вы способствуете "утечке умов" из России?

-- Тем способствую, что из талантливых студентов готовлю конкурентоспособных молодых ученых? Эти люди должны заниматься наукой. Я не виноват, что их высоко ценят где угодно, но только не в России. Ефима Зельманова, добрейшего парня, живущего только математикой, в советские годы с непонятной настойчивостью травили -- провалили его блестящую кандидатскую диссертацию, не дали преподавать в университете. Здесь он был "чужеродным элементом", а вот за океаном президент Американского математического общества профессор Джекобсон назвал его результаты "Русской революцией в Йордановых алгебрах". Филдсовскую премию Ефим получил за решение знаменитой проблемы Бернсайда, и мы можем гордиться, что эта работа была сделана им еще в России.

Теперь недостойные научной среды разборки в основном поутихли, по крайней мере у нас в Сибири. Стало ясно, что мировая математика отторгает людей с пещерными взглядами, а изолированно существовать в современной науке совершенно невозможно. У нынешних российских талантов другие обиды -- нельзя заработать крышу над головой, не на что содержать семью. В принципе, это проблема не нашей бедности, а национальных приоритетов. Мексика или Бразилия никак не богаче России, но они находят средства, чтобы развивать науку и образование, в том числе с помощью моих учеников.

-- Сами вы, однако, окончательно за рубеж не перебираетесь...

-- И не собираюсь, по многим причинам. Нет ничего странного в том, что немолодой человек предпочитает жить дома, а не в гостях. Здесь заработан определенный авторитет и социальный статус, ниже которого опускаться не хочется. За границей придется заново доказывать, чего ты стоишь. Лекционную нагрузку в 10 часов в неделю мне уже, наверное, не потянуть, и уж точно никогда не привыкну хранить в сейфе "двоечные" контрольные работы, на случай, если студенту вздумается подать на меня в суд за несправедливую оценку. У нас приняты более душевные отношения с молодежью... Да и на кого я здешних своих учеников покину? Среди них есть замечательные ребята, например студент Павел Колесников, который сумел окончательно разобраться в проблеме, которую в свое время поставил я, а решал известнейший математик Леонид Макар-Лиманов. ...Пока в российской математике остаются хотя бы "старые да малые", можно говорить, что она по-прежнему существует.

Я скажу большее -- работать в России лично мне сейчас интереснее, чем за границей. Проблема мировой науки -- чрезвычайно узкая специализация, а в нашем Институте математики за последние годы сложилась традиция проведения междисциплинарных конференций. Кстати, иностранные участники проявляют к ним большой интерес. Новое и, по-моему, чрезвычайно перспективное начинание -- регулярные конгрессы по индустриальной и прикладной математике, которые собирают не только академических ученых, но и представителей вузов и производства. Видимо, мы правильно угадали необходимость такого общения, потому что число участников бурно растет -- на последний конгресс летом этого года было подано 1600 докладов!

-- Смотрите -- решит еще кто-нибудь, что за такую интересную жизнь не то что зарплату, а с вас еще нужно деньги брать за вход в институт...

-- Ну, зарплатой-то нас последнее время не балуют. Сейчас уже и академики скатились за черту бедности. Хорошо хоть благополучные "иностранцы" не забывают -- тот же Зельманов за год рассылает, наверное, сотни рекомендаций для российских математиков, претендующих на контракты, гранты или стипендии.

Вообще, идеальный вариант научной работы в России, как мне сейчас представляется, это участие в крупном международном проекте без обязательного условия отъезда за рубеж. Так, к примеру, работает группа математиков из Омска под руководством профессора В.Н.Ремесленникова. Его ученик Алексей Мясников недавно завоевал постоянную позицию в Городском университете Нью-Йорка, и с тех пор между российским и американским коллективами началось интенсивное сотрудничество в области компьютерной алгебры.

...Ситуация, обрисованная в разговоре с профессором Бокутем, характерна не только для математики. В большинстве институтов Академгородка картина наблюдается одна и та же: научные школы сохраняются благодаря усилиям лидеров, работающих, в основном, в России. Среднее поколение ведет своеобразный челночный образ жизни, находясь на той или иной стадии "утечки умов". Подрастает способная молодежь, благо конкурс в Новосибирском университете год от года растет. Основная проблема -- в преемственности поколений. Через некоторое время окажется, что на смену пожилым ученым нужно приглашать их учеников из-за рубежа. Они, быть может и вернутся, но уже совсем за другую цену, чем стоило бы их элементарное жизнеустройство в отечестве до вынужденного отъезда за границу.

И.САМАХОВА.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?26+195+1