Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 7 (2343) 15 февраля 2002 г.

ОПТИМИЗМ... С ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕМ

В конце января первый вице-президент РАН, академик Г.Месяц побывал в Томском научном центре и посетил развернутую в Доме ученых Томского академгородка выставку разработок академических институтов и работающих в городке научно-производственных фирм.

Наш корреспондент Виктор Нилов принял участие в пресс-конференции академика Г.Месяца и задал свои вопросы.

— Геннадий Андреевич, вы посмотрели выставку — какое впечатление производит томская наука?

— Томский научный центр, по нынешним российским меркам, находится в очень приличном состоянии. Есть обеспеченность работой, много заказов, неплохая зарплата. Самое главное, что не приостановились работы, развиваются технологии, много новых разработок в ИФПМ, ИСЭ, у оптиков, в других институтах. Второе, о чем следует сказать, — это наличие "пояса внедрения", что вполне соответствует международной практике. Разработки, созданные в институтах, используются фирмами "пояса внедрения" — появляются новые рабочие места, повышается общий уровень технологического прогресса. Плохо, что нет правовой базы взаимодействия. В США, например, правило: все созданное в оплачиваемых государством лабораториях становится доступным для любой американской компании, которая может запросить и получить комплект документов новой разработки. Но у нас этого пока не может быть, потому что там труд ученого достойно оплачивается государством, до ста тысяч долларов в год, а у нас ученый получает ничтожную зарплату.

— И как быть?

— Мне кажется, на переходный период нужно разработать какие-то временные мезанизмы взаимодействия. Если ученый вложил в разработку душу, жизнь и она получила внедрение в частных фирмах, то они должны хоть что-то давать ученому-разработчику. Может быть привлекать его в качестве оплачиваемого консультанта или еще что-то. Тогда, с одной стороны, ученый получит возможность жить и развивать науку, а с другой — и фирмы получат возможность развития, что очень важно в условиях конкуренции. Правда, опасаюсь, как бы не создалось положение, когда председатель президиума научного центра вынужден будет ходить каждый день с отчетом в консорциум этих фирм.

— Что же делать?

— Должны быть какие-то ограничители. И приоритет фундаментальной науки должен сохраняться. Бюджетная строчка, по которой все академические институты живут, называется "фундаментальные исследования". Как только будет обнаружено, что фундаментальные исследования заменили весьма нужными, но какими-то конкретными, прикладными, Академия вам скажет: "Извините, ребята, мы за это вам платить не можем".

К сожалению, не знаю ни одного позитивного примера существования частной фирмы внутри академического института. Вначале она клянется в любви к институту, подписывает бумаги, а через два-три года начинает жить совершенно самостоятельной жизнью. Конечно, технологическим фирмам сейчас нужна поддержка науки, какие-то ноу-хау. Но нужно создать такой механизм, чтобы и фирмы поддерживали науку. Ну, хотя бы больше вкладывали в содержание академгородков. Создали бы, например, фонд поддержки выдающихся ученых. Вот такой у меня оптимизм — с предостережением.

— То есть нужны законы, регламентирующие эти взаимоотношения?

— Конечно, нужны, но, к великому сожалению, даже Академия не может для себя разработать "локальные законы". В связи с этим надеюсь на министра И.Клебанова, человека думающего и энтузиаста. Он сказал, что 2002-2003 годы будут годами создания законодательной базы для российской науки (иначе она развиваться не сможет). Тогда и будут отрегулированы взаимоотношения с фирмами. Лишь гармоничное сочетание бизнеса и науки может дать положительный результат.

— Геннадий Андреевич, видите ли вы возможность сохранения в системе РАН такой структуры, как академгородок?

— Безусловно, вижу. Не будем же мы разрушать академгородки, чтобы решить временные проблемы. Они вполне решаемы. Появился же закон о наукоградах. Ваш сосед г. Северск стал наукоградом. В крупных городах проблема уже решается, там значительные средства поступают из федерального бюджета. Считаю, что и этому вопросу Академия наук должна больше внимания уделять.

— А жилой фонд Академия сможет сохранить?

— Это вопрос очень непростой. С одной стороны, содержание жилья Академии становится не по силам, тем более при росте тарифов. С другой стороны, если все будет отдано, и в том числе земля, в муниципальную собственность, то возникнет еще больше проблем. Поэтому требуется комплексный подход. Ни в коем случае нельзя спешить. У меня ощущение, что ситуация улучшается, сейчас идет более или менее нормальное финансирование. Думаю, что придет время, когда для поддержания академгородков, которых не так уж и много будут отпускаться нормальные деньги.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?18+201+1