Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 13 (2349) 1 апреля 2002 г.

ВЫСТУПЛЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
В.В.ПУТИНА

На совместном заседании Совета Безопасности РФ, президиума Госсовета РФ и Совета по науке и высоким технологиям.
20 марта 2002 г. Москва, Кремль.

Уважаемый коллеги!

Мы собрались, чтобы обсудить один из самых фундаментальных вопросов — основы политики в области науки и технологий.

Совещание готовилось силами трех структур — Советом Безопасности, Президиумом Госсовета и недавно созданным Советом по науке и высоким технологиям. Хотел бы отметить, что последняя структура — Совет по науке и высоким технологиям — как раз и начинает работать с сегодняшнего дня, но могу сказать, что члены Совета уже приняли самое активное участие в подготовке сегодняшних документов.

Прежде, чем мы перейдем к обсуждению документов, хотел бы подчеркнуть: выбор путей развития отечественной науки — это выбор нашей национальной перспективы. Он напрямую связан с охраной национальных интересов, с выбором стратегического пути развития России.

В то же время, за последние 10 лет этот вопрос ни разу не рассматривался Советом Безопасности, не поднимался выше уровня правительственных решений. И то, что рабочая группа представила на сегодняшнее обсуждение проект Основ научной и технической политики — считаю крайне своевременным и полезным шагом.

Ученые, экспертное сообщество и государственные органы на этот раз поработали совместно. И обозначили в Основах не только болевые точки нашей науки, но и сформировали короткий список приоритетов ее развития. Это первый и очень ответственный шаг к разумному самоограничению, к уходу от бессмысленного распыления средств. Результатом такой политики должен стать прорыв на действительно приоритетных, нужных для страны и самой науки направлениях. И этих приоритетов, конечно же, не должно быть много. Об этом мы много раз говорили и с руководством Академии наук.

Исходя из названных подходов, нам и придется строить управленческую и исследовательскую работу, подтягивать в науку необходимые финансовые ресурсы. Наука уже давно определяет развитие современного мира. В том числе — так называемыми "живыми", биомедицинскими технологиями. Но за этими словами стоят жизненные интересы людей и ключевые запросы нашего века.

Это — новые лекарства, как отечественный инсулин и вакцина против гриппа и ящура, диагностика на уровне ДНК и аутоиммунная терапия. Это — продукты питания и создание трансгенных растений. Это новые подходы к получению энергии и ресурсосберегающие технологии. Это прогнозы кризисов и видение будущего. Это, наконец, реальная и очень прибыльная часть экономики.

Мы же пока научились успешно использовать лишь сырьевые ресурсы. И недостаточно уяснили для себя, что невостребованная наука — это тяжелое бремя для бюджета. Сегодня Россия еще часто вынуждена догонять, создавать импортозамещающие технологии. Где-то, как в авиационной промышленности, она должна помочь в обеспечении устойчивости внутреннего рынка и стимулировать новые производства. А где-то, она реально способна опережать, предлагать и новую продукцию, и новые технологии.

У нас уже сейчас есть технологии переработки сырья, при которых стоимость продуктов увеличивается по сравнению с сырой нефтью в 3-4 раза. Есть возможность уменьшать зависимость от экспорта невосполнимых ресурсов — леса, газа, нефти, делать это за счет экспорта искусственных кристаллов. Созданы энергетические установки, которые обеспечивают КПД более чем в 1,5 раза от уровня действующих.

И при таком потенциале нашей науки, имея 10% от общей численности ученых в мире, мы производим менее 1% наукоемкой продукции на мировом рынке.

Сегодня инновационный путь декларируют все, но пока ничего не сделано реально. Наука в России плохо адаптируется к рынку и рассчитывает почти исключительно на бюджет.

Предпринимательский сектор никак не найдет общего языка с наукой. Для их взаимного интереса нет ни законодательных условий, ни специальной инфрастуктуры.

У нас сложились лишь фрагменты малого инновационного предпринимательства, венчурного капитала и других рисковых вложений в наукоемкие проекты. Но и этот опыт демонстрирует их прибыльность.

Нам нужна инновационная модель организации науки — модель, адекватная времени и рыночной экономике. Такой подход должен лежать не только в основе нашей инновационной политики, но и определять пути реформирования науки — и, в первую очередь, академической. Пока здесь работа идет слишком медленно.

Модернизация отечественной науки — непростой и многогранный процесс. Но начинать его надо с самых принципиальных направлений.

Первое. Сегодняшняя господдержка науки, и это уже очевидно для всех, неэффективна, размыта по ведомствам и бюджетным статьям, ее координация слаба. Поэтому нам нужна новая экономика самой науки. И речь, в первую очередь, должна идти о таких вещах, как адресное финансирование, причем не организаций, а продуктивных направлений, четкая форма госзаказа в государственном секторе науки, бюджетное предпочтение государственного сектора и фундаментальной науки.

Второе. Мы пока плохо продвинулись в инвентаризации громоздкой структуры науки, ее объемной материальной базы и кадров. Но именно здесь еще скрыты значительные резервы.

То же касается и эффекта от интеграции академической, вузовской и прикладной науки. Для ликвидации этой исторически сложившейся разобщенности нужны новые организационные формы, включающие образование, исследование, техническую и экономическую реализацию проектов.

За счет внутренних резервов мы могли бы высвободить ресурсы и для обновления технической базы. В среднем износ нашего оборудования насчитывает до 15 лет, тогда как в мире — 5-7 лет, а иногда и меньше. Кроме того, есть возможность решать проблему перевооружения за счет собственных технологий, станков и оборудования.

Третье. Для востребованности отечественной научной продукции от государства требуется минимум затрат и максимум условий для развития инновационного рынка. И, в первую очередь, нужны четкие правила регулирования рынка идей и инновационная инфраструктура, правовая база для коммерциализации научных разработок и защиты интеллектуальной собственности, доступная система патентования и научный менеджмент.

Четвертый и очень болезненный вопрос — это, конечно, кадры. С 1991 года численность ученых в России сократилась в 2 раза. Только за последние 5 лет из науки ушло 800 тысяч человек. И в основном — за счет наиболее продуктивной, молодежной части. Как результат — средний возраст российской науки примерно 56 лет.

Конечно, здесь нужны материальные стимулы и социальные гарантии. И в этой связи на прошлой неделе подписан Указ о государственной поддержке молодых ученых. Но не менее важно показывать бизнес-потенциал отечественной науки, создавать экономические, рыночные стимулы для самих ученых. Показывать, что наука — это и престиж, и успех, и реальная прибыль.

В завершении вступительного выступления хотел бы подчеркнуть: принимаемые сегодня документы должны открыть поворот к новой научно-технической политике в России. Политике, которая призвана создавать условия, при которых развивать и поддерживать науку было бы выгодно всем.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?5+205+1