Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 28-29 (2364-2365) 19 июля 2002 г.

НАУКА В ЗЕРКАЛЕ ПРЕССЫ

Наталья Притвиц

Протесты ученых и власть

Четыре дня (24-27 июня) продолжался марш протеста российских ученых, требовавших выполнения решений, принятых в марте на совместном заседании Госсовета, Совбеза и Совета по науке и высоким технологиям при Президенте РФ. Несколько десятков ученых (преимущественно — молодежь, старшее поколение добиралось до Москвы на транспорте) прошли от Пущина до Дома Правительства в Москве, чтобы напомнить властям об основных положениях документов, утвержденных в Кремле.

Почему из Пущина? Во-первых, традиция — именно отсюда в 1998 году ученые двинулись на Москву после секвестирования (сокращения) уже утвержденных расходных статей бюджета на науку. Тогда были перекрыты автотрассы по семи направлениям, акция собрала несколько тысяч человек, и ее участники видят свою заслугу в том, что финансирование науки последние годы велось в основном без задержек. Во-вторых, недавно руководство Пущинского научного центра подняло плату за одно койко-место в общежитии аспирантов и стажеров с 44 до 670 рублей, и это при стипендии аспиранта в 500 рублей!

Основным поводом для выступления стал обнародованный недавно правительственный проект госбюджета на 2003 год, в котором показатели финансирования науки отличались от тех цифр, которые были зафиксированы в приложении к протоколу мартовского заседания.

Собственно, снижение ассигнований на науку в последнем десятилетии происходило из года в год. Процент отчислений на научную сферу из расходной части бюджета достиг критического уровня (2,23 % в 1998 году и 1,55 % в 2002 году). И это при утвержденных Законом 4 процентах!

В бюджете на 2002 год расходы по разделу "Фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу" были проиндексированы в два раза меньше, чем расходы по другим статьям. А стипендии студентам, аспирантам и докторантам, надбавки за ученые степени вообще не были увеличены, несмотря на колоссальный рост цен. В бюджете на 2003 год уже планируется лишить научные организации и всех льгот по налогам на землю, имущество, НДС. В результате наука потеряет, как минимум, 11 млрд рублей. ("Будем кормить чужую науку?", Пр 27.06; "Нужна ли России наука?", СР 27.06).

Лауреат Нобелевской премии академик Ж. Алферов направил обращение участникам Марша протеста. В нем, в частности, говорится: "За текущий год многое сделано для того, чтобы отечественная наука была признана одним из высших приоритетов Российского государства. Именно такое решение принято на совместном заседании Совета безопасности, Президиума Государственного совета Российской Федерации и Совета по науке и высоким технологиям при Президенте России.

К сожалению, правительство страны, вместо того, чтобы изыскать ресурсы для выполнения данного решения, старается его не замечать. При формировании федерального бюджета на 2003 год вместо 50 млрд рублей, рекомендованных на науку Президентом России, предполагается выделить 35 млрд рублей, что составляет всего лишь половину годового бюджета Кембриджа.

Готовность ученых и особенно научной молодежи бороться за отечественную науку, бороться за свое будущее вызывает чувства самой глубокой признательности и уважения".

Как оказалось, шли ученые не зря. Уже в первый день марша делегация во главе с председателем Российского координационного комитета профсоюзных организаций науки В. Соболевым встретилась с министром промышленности, науки и технологий И. Клебановым. Итогом переговоров стал протокол, в котором признано, что минимальный объем финансирования по разделу "Фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу" в 2003 году должен составлять 39,9 млрд рублей (в соответствии с упомянутым приложением), а не 35 млрд, как в правительственном проекте. Причем речь идет именно о минимальной норме, что оставляет возможность для борьбы за увеличение этой суммы при прохождении проекта бюджета в Госдуме.

Когда президент РАН Ю. Осипов на заседании правительства сообщил министру финансов А. Кудрину о претензиях ученых, глава Минфина счел их справедливыми и пообещал добавить недостающие четыре с лишним миллиарда. Надо сказать, научный раздел бюджета оказался единственным, по которому А. Кудрин согласился на увеличение расходов. Как отметили руководители академии, такой реверанс в сторону науки сделан впервые ("Пришли и победили", П 5.07).

Остается надеяться, что обещание будет выполнено. Есть обнадеживающая информация: с 1 января 2003 года правительство намерено увеличить надбавки за ученую степень кандидатам и докторам наук не менее чем в три раза. Стипендии студентам будут увеличены не в полтора раза, как планировалось прежде, а в два. Об этом премьер М. Касьянов сообщил в ходе состоявшейся недавно встречи с ректорами ведущих вузов страны (П 5.07).

Общественные академии наук
требуют признания

Общественные академии наук (ОАН) тоже претендуют на свою долю в бюджете. Об этом — статья профессора В. Шукшунова, президента Международной академии наук высшей школы. Он пишет: "К сожалению, ловкачи, дельцы увидели в ОАН не механизм приложения сил ученых к решению острых проблем науки, образования, экономики, а способ незаконного обогащения. Отсюда — продажа мест в академиях, небескорыстная раздача дипломов и аттестатов, незаконные советы по защите диссертаций.

Эти неприглядные явления есть производное от плохих законов или их отсутствия. В нашем законодательстве уйма лазеек для пройдох. Нет, например, четкого определения статуса академии, не указаны рамки и условия использования этого понятия. Но из этого никак не следует, что все общественные академии следует душить в зародыше.

Я убежден, что объективно формируемый новый сектор науки, который день ото дня набирает силу, невозможно прихлопнуть, как муху. Остается одно — выработать нормальные правила взаимоотношений государственного академического сектора науки и общественного академического сектора науки, свернуть с опасной стези конфронтации на путь конструктивных отношений".

И далее. "Уверен, что в результате не более полутора-двух десятков общественных академий России будут признаны академиями наук. А на остальные уже никто не станет обращать внимания.

Решительно отмежевываясь от тех, кто дискредитирует себя незаконной деятельностью, двенадцать наиболее авторитетных ОАН учредили Российский союз общественных академий наук (РОСАН) и в феврале нынешнего года официально зарегистрировали его в Минюсте. В марте к этому союзу присоединилась ассоциация аналогичных четырех академий, возглавляемая академиком РАН Г.В. Осиповым. Я надеюсь, что РОСАН в ближайшее время разработает Положение и критерии, на основании которых в добровольном порядке начнется общественная аккредитация ОАН" ("Разделяй — и не финансируй", РГ 3.07).

В. Шукшунов полагает, что координирующую роль в аккредитации общественных академий могла бы взять на себя РАН. Но можно предположить, что в РАН такое предложение встретит, мягко выражаясь, неоднозначную реакцию. Чтобы понять это, достаточно прочитать книгу председателя комиссии РАН по борьбе с лженаукой академика Э. Круглякова "Ученые с большой дороги" (М., Наука, 2001), где немало достается членам общественных академий, возможно, тех самых, которых и сам В. Шукшунов называет ловкачами и дельцами.

В недавней беседе по "Прямой линии" с читателями "Комсомольской правды" Э. Кругляков снова подтвердил свое мнение об общественных академиях — "среди них множество шарлатанов. На первом месте по дурости — Международная академия информатизации" ("Торсионное поле чудес — новая субстанция для выкачивания денег (КП 5.07).

Наука и бизнес

В Москве прошла конференция "Наука, бизнес, власть-2002". Она была организована при поддержке РАН, компаний "Сибнефть" и "Русский алюминий", Фонда содействия отечественной науке. Спонсорами конференции выступили известные российские предприниматели Р. Абрамович, О. Дерипаска, А. Мамут.

Основной идеей конференции было провозглашено "объединение усилий в треугольнике наука — бизнес — государственная власть для решения ключевых научно-технических проблем, стоящих перед страной".

Показателен список названий секций конференции: "Востребованность академических разработок российским рынком", "Наука, образование и предпринимательство", "Гуманитарные науки, обороноспособность и геостратегическая концепция развития России", "Фармацевтическая и химическая промышленность, экологическая безопасность страны".

Говоря о выстраивании стратегического треугольника наука — бизнес — власть, председатель оргкомитета конференции, вице-президент РАН, академик Н. Лаверов подчеркнул: анализ деятельности 100 крупнейших корпораций США показал, что все они тратят от 50 до 80 % прибыли на НИОКР.

В предложениях и рекомендациях Правительству РФ по развитию инновационного процесса в стране, принятых на конференции, записано: "Поддержать инициативу РАН, Минпромнауки, Минобразования, ТПП, РСПП, правительства Москвы и крупных отечественных корпораций по созданию сети инновационных научно-технических центров (или одного мощного центра). Задача центра — создание базы данных по востребованным промышленностью научно-техническим решениям и разработкам с совместным финансовым обеспечением государственного и частного капитала. Разработать механизмы поддержки трансферта научных идей в технологии. Поручить Н. Лаверову, М. Кирпичникову, Ю. Шленову и О. Дерипаске разработать предложения по конкретной реализации этого пункта".

Были и другие предложения. Так, первый вице-президент РАН Г. Месяц высказал мнение, что в качестве одной из основных форм взаимодействия науки и бизнеса в России могло бы стать научное консультирование. По его мнению, такая схема может быть с успехом применена в России, поскольку крупным частным российским компаниям просто "нет смысла создавать собственные консультационные отделы". Он также сообщил, что в настоящее время решается вопрос о выделении 1 % из бюджета Москвы (общий размер бюджета Москвы — 9 млрд долл.) на научные разработки. Кроме того, Благотворительный фонд содействия отечественной науке, образованный компаниями "Сибнефть" и "РусАл", выделил Академии наук в 2002 году грантов в сумме 1,2 млн. долл. на научные разработки ("Социальный треугольник. Ученые обдумывают опыт жизни во внебюджетном пространстве", НГ 26.06).

В газете "Поиск" — более скептический взгляд на эту конференцию. В заметке "Тянуть или толкать" (П 5.07) излагаются два высказанных там противоположных мнения. С. Лунев, сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН: "У потенциальных потребителей технологий нет средств на их приобретение. Кроме того, мешают такие традиционные для нас факторы, как искаженное правовое пространство, незащищенность интеллектуальной собственности и так далее". Он решительно опроверг "стереотипное мнение" о том, что главные причины неприспособленности российской науки к рынку коренятся в ней самой — в ее неразворотливости, архаичных формах организации, советских традициях и т.п. В действительности, убежден С. Лунев, проблема локализована на противоположном полюсе. Виновата не наука, обладающая "вполне приличным" рыночным потенциалом, а экономика, или, точнее, ее отечественный вариант, основанный на торгово-финансовых операциях.

Иное мнение выразил начальник научно-технического управления "Русского алюминия" В. Крюковский. Он сообщил, что у "алюминщиков" имеется более 50 четко сформулированных технологических проблем, которые они надеялись решить с помощью ученых. Соответствующий перечень давным-давно передан в РАН. Проблемы, кстати, возникли не сегодня, а по меньшей мере лет 15-20 назад. Тем не менее, ни одной разработки, "готовой хотя бы для передачи в план НИОКР прикладных институтов", в РАН пока не обнаружено.

Академические институты, по словам В. Крюковского, вообще "продолжают находиться далеко от реальных задач производства, хотя бизнес уже осознал, что за технологии надо платить, и готов это сделать".

Похоже, что "пока в товарищах согласья нет".

Между тем жизнь не стоит на месте. На базе инновационно-технологического центра Московского государственного университета электронной техники (МИЭТ) в Зеленограде, открытого в 2000 г., началось строительство "первой в России технологической деревни наукоемких компаний".

Смысл объединения инновационных компаний под одной крышей в том, чтобы создать атмосферу бизнес-инкубатора в наукоемкой области. Налоговых льгот для технологической деревни не предусмотрено, государство обеспечивает инфраструктуру, землеотвод, коммуникации.

Технологическая деревня займет площадь 18 тысяч квадратных метров, в офисах разместятся 60 научно-технологических компаний. Здесь будет налажена сеть научно-производственных центров коллективного пользования. Возможности обширные: проектирование интегральных микросхем, поверхностный и объемный монтаж, проектирование и экспериментальное производство микромеханических устройств, метрологические испытания и измерения ("Деревня с особым климатом", И 12.07.2002).

(По материалам прессы за июнь — начало июля)

Сокращения: И — "Известия", НГ — "Независимая газета", П — "Поиск", Пр — "Правда", РГ — "Российская газета", СР — "Советская Россия".

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?14+212+1