Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 34-35 (2370-2371) 1 сентября 2002 г.

НОВАЯ УГОЛЬНАЯ ПОЛИТИКА В РОССИИ

Иллюстрация
Фото "Коммерсант"
В этом году День шахтёра особый, юбилейный — исполнилось 55 лет со дня его учреждения. В шахтёрских регионах широко отметили юбилейную дату своего профессионального праздника. А в Кузбассе одним из значимых мероприятий станет проведение выездного заседания Президиума Государственного Совета Российской Федерации по рассмотрению "Основ государственной политики развития угольной отрасли и повышения конкурентоспособности её продукции на внутреннем и внешнем рынках". По поручению губернатора Кемеровской области А.Тулеева и Президиума СО РАН материалы к этому заседанию были подготовлены Институтом геологии нефти и газа, Институтом угля и углехимии, Институтом экономики и организации промышленного производства.

Наш корреспондент Денис Корнилов попросил рассказать члена Экспертного совета рабочей группы член-корреспондента РАН Геннадия ГРИЦКО об основных положениях документа, представленного для рассмотрения на Государственном Совете РФ.

* * *

Российская Федерация располагает общими балансовыми запасами угля более 200 млрд. т (12% мировых), реально разведанные — 105,4 млрд. т, а геологические ресурсы углей оцениваются в 4450,7 млрд. т (30% мировых).

Основные запасы коксующихся и других каменных углей всех марок — от длиннопламенных до антрацитов сосредоточены в одном из главных центров угольной отрасли России — Кузнецком угольном бассейне. Угли Кузбасса — малосернистые с высокой теплотворной способностью. Разведанный сырьевой потенциал Кузнецкого бассейна — 57,3 млрд. т позволяет достигнуть практически любых уровней добычи углей, ограничением служат лишь экологические факторы.

Крупнейшей сырьевой базой для энергетики и переработки являются бурые угли Канско-Ачинского бассейна с разведанными ресурсами в объеме более 600 млрд. т, в том числе доступных для разработки открытым способом — 140 млрд. т.

Кроме бурых и каменных углей гумусовой группы, Россия располагает значительными запасами сапропелитовых углей — продуктов трансформации в анаэробных условиях озер и мелководья морей органической массы планктона. По физическим свойствам, содержанию минерального вещества — это угли, по генезису, исходному органическому веществу они близки нефти, а от горючих сланцев отличаются малым содержанием минерального вещества. Суммарное количество оцененных запасов сапропелитовых углей — более 1 млрд. т.

Основные угольные бассейны России — Кузнецкий, Печорский, Восточно — Донецкий; Южно-Якутский и некоторые другие содержат в недрах значительные ресурсы углеводородных газов. Наиболее перспективными по возможной добыче метана являются Кузнецкий и Печорский бассейны, общие ресурсы газа в которых до глубины 1800 м оцениваются в 13,1 и 1,9 трлн. кубометров соответственно и их месторождения следует считать углеметановыми .

Несмотря на бесспорно высокую ресурсную обеспеченность российской угольной отрасли в ближайшей и в долговременной перспективе, существующие оценки запасов нуждаются в уточнении. Запасы месторождений, разведка которых проведена в 50-60-е гг., не в полной мере соответствуют современным требованиям проектировщиков к изученности морфологии пластов, деталей тектоники, горно-геологических условий, качества угля.

Дальнейшее развитие угольной промышленности связано с освоением новых угольных месторождений, расположенных на территориях с полным или частичным отсутствием социальной инфраструктуры . В первую очередь это относится к Ерунаковскому (Кузбасс) и Эльгинскому (Южно-Якутский бассейн) месторождениям, где практически началось вскрытие отдельных угольных участков, строительство и ввод угольных предприятий.

В начале 90-х г.г. в условиях "падающей" экономики начата реструктуризация российской угольной промышленности. На первом этапе она свелась к широкомасштабному закрытию "нерентабельных" шахт, что привело к социальным потрясениям и снижению объемов добычи угля. В результате реструктуризации прекратили добычу угля 179 шахт и разрезов, общая численность персонала в отрасли сократилась на 61,5%.

С 1998 года инвестиции в основной капитал, в текущих ценах, увеличились с 5,1 до 13,8 млрд. рублей. В сопоставимых ценах рост произошел только в 2001 году — более чем на 40% против 2000 года.

Значительно изменилась структура собственности угольных предприятий. Итогом акционирования и приватизации стало создание более 500 основных и дочерних акционерных обществ. Полностью проданы федеральные пакеты акций целого ряда ведущих угольных компаний, лишенных средств государственной поддержки. По итогам 2001 года, доля добычи угля частными компаниями составила 72%. В текущем году намечено продать оставшиеся в государственной собственности пакеты акций угледобывающих предприятий и довести уровень добычи угля частными компаниями до 92%.

Наиболее устойчивый рост угледобычи отмечался в Западно-Сибирском экономическом районе (Кузбасс), где добыча угля увеличилась по сравнению с 1998 годом на 32,9%. Прирост добычи наблюдался также в Восточной Сибири (19,8%), в Дальневосточном (4,4%) и Северном (1,7%) районах. По остальным экономическим районам наблюдалось снижение добычи: по Уральскому — на 37,1%, Северо-Кавказскому — на 13,1%.

К числу главных факторов, сдерживающих развитие угольной промышленности страны, относятся:

— нестабильность внутреннего рынка угля, обусловленная, в частности, отсутствием государственных заказов и высоким импортом низкосортных энергетических углей (экибастузских 26,3 млн. т в 2001 г., т.е. 9,7% от общей добычи угля в РФ);

— несбалансированное соотношение цен на газ и уголь на рынке топливных ресурсов; в пересчете на 1 т условного топлива газ для электростанций по-прежнему почти в 1,7 раза дешевле угля, поэтому энергосистемы заинтересованы в преимущественном его использовании;

— сохраняющийся дефицит в оплате угля потребителями (в 2002 году денежные выплаты составили лишь 53% от стоимости поставленного угля);

— высокие железнодорожные тарифы: при транспортировании углей из Кузбасса в энергодефицитные регионы доля транспортной составляющей превышает 70%, а до средне-удаленных потребителей — свыше 55% от цены на уголь;

— недостаток инвестиций в развитие отрасли и, как следствие, отставание в обновлении и наращивании ее производственного потенциала (объем инвестиций в угольную отрасль — самый низкий в ТЭК);

— малые объемы переработки угля на обогатительных фабриках и установках (40% добываемых углей; это препятствует доведению качества российской угольной продукции до мирового уровня);

— угрожающее для ее существования состояние российской угольной науки (академической, прикладной и вузовской), недостаточное финансирование научно-технических программ федерального и регионального уровня;

— слабое развитие российского угольного машиностроения, значительная часть которого оказалась в странах СНГ, что понуждает угольные предприятия приобретать более производительное и надежное, но дорогостоящее импортное шахтное оборудование и приборы;

— несовершенная законодательная и нормативно-правовая база, регулирующая деятельность и взаимоотношения угольных компаний, федеральных и региональных органов государственной власти; отсутствуют, в частности, нормативные документы, определяющие механизм установления рентных платежей за право пользования недрами, в результате чего шахты угольных регионов России продолжают находиться в неравных экономических условиях, а бюджеты регионов недополучают платежи от угольных предприятий, имеющих сверхприбыль за счет разработки месторождений с особо благоприятными горно-геологическими условиями;

— снижение кадрового пополнения угольной промышленности, разбалансированность системы повышения квалификации, особенно инженерно-технических кадров; из-за падения престижа горняцкой профессии приток молодых специалистов в угольную отрасль практически прекратился.

Необходимым условием нормального функционирования угольной отрасли является установление регламентированного государственного заказа на уголь. Этим может быть достигнут минимально необходимый объем добычи угля, который обеспечивал бы бесперебойную поставку углей в различные регионы страны для нужд жилищно-коммунального комплекса, обеспечения населения топливом, нормального функционирования инфраструктур городов и сел и экономики регионов.

Прямым следствием занижения в ЭС-2020 возможностей роста угледобычи является предполагаемое сохранение низкой доли угля (менее 20%) в топливно-энергетическом балансе страны на весь рассматриваемый период — т.е. до 2020 года. На сегодняшний день у угольной промышленности России нет четкой и всесторонне обоснованной стратегии развития на среднюю и дальнюю перспективу.

Для постепенного долгосрочного перехода к "угольной парадигме" необходима система последовательных государственных мер включающих:

— выработку адаптивной к условиям развития экономики страны ценовой политики на основные виды энергоносителей — газ, нефть, уголь;

— разработку топливно-энергетических балансов страны, федеральных округов, субъектов Федерации и отраслей с включением основы в виде "госзаказа" на уголь;

— осуществление инвестиционной политики (с учетом различия инвестиционных источников) по переводу генерирующих мощностей и других производств на уголь;

— совершенствование законодательного и нормативно-правового сопровождения (в т.ч. таможенного) государственной политики по отношению к углю.

Требует незамедлительного решения проблема лицензирования в угледобыче. Сегодняшний некритический подход к выдаче лицензий на недропользование (за последние два года частным инвесторам в Кузбассе было выдано 35 лицензий) предприятиям, не имеющим соответствующего опыта и необходимой производственной инфраструктуры, часто приводит к отрицательным последствиям. Пользуясь существующей готовой инфраструктурой, мелкие предприятия не вкладывают средства в ее развитие. Нарушается технологический порядок последующей отработки остающихся на шахтных полях запасов. Новые собственники угольных предприятий вкладывают средства только на текущие производственные нужды.

Необходимость обеспечения отечественной технической и технологической базы в угольной промышленности определяет потребность в интенсивном развитии российского угольного машиностроения.

В связи с этим предлагается создание научно-производственных центров по техническому перевооружению предприятий угольной промышленности на базе ОАО "Юргинский машиностроительный завод", ведущих угольных компаний, предприятий машиностроения и электротехнической промышленности, кооперации с машиностроительными заводами ВПК регионов Сибири, зарубежными машиностроительными фирмами. Особо здесь следует обратить внимание на дефицит в отечественном угольном машиностроении высокотехнологической продукции — гидравлики, средств управления и контроля, автоматизированных систем.

Повышение технологического уровня и эффективности разработки новых угольных месторождений обеспечивает разработанная в Институте угля и углехимии СО РАН модульная горно-технологическая структура угледобывающего комплекса, максимально раскрывающая возможности высокопроизводительного функционирования очистных механизированных забоев с добычей до 12000 т в сутки на забой. В июне-июле текущего года с использованием этих разработок на шахте "Распадская" в Кузбассе установлены российские рекорды 330-350 тыс.т угля в месяц из одного забоя.

Большие возможности заключены в освоении месторождений модульными шахтоучастками с использованием комбинированного открыто-подземного способа. Такие технологии будут эффективны при отработке открытым способом энергетических углей месторождений Восточного Кузбасса, и подземным — коксующихся углей.

Имеющийся в нашей стране опыт промышленного применения технологии подземной газификации углей уникален и не имеет аналогов в мире. К сожалению, он не был доведен до современных технологий, особенно по использованию и переработке газа на поверхности, решению экологических проблем — и станции были закрыты. Сейчас к этой технологии растет внимание в США, Индии, КНДР.

В период реструктуризации отрасли одними из наиболее важных являются проблемы снижения вредного влияния горных работ на окружающую природную среду. Если в первые годы реструктуризации угольной промышленности основные средства направлялись на ликвидацию горных выработок, демонтаж оборудования, разборку зданий и сооружений, то за последние два года — 30-35% средств господдержки направляется на решение экологических проблем. Однако появились и новые экологические проблемы, вызванные нарушениями техногенно-природных экологических балансов при закрытии шахт. Они заключаются в неуправляемых процессах выделения газа из выработанных пространств, нарушениях гидродинамических и гидрохимических процессов.

Перестройка топливного баланса тепловых электростанций в сторону замещения газа углем может привести к существенному росту негативного воздействия теплоэнергетики на окружающую среду и потребует значительных затрат на обеспечение экологической безопасности функционирования и развития электроэнергетики. Поэтому увеличение использования угля в топливно-энергетическом балансе должно сопровождаться созданием и внедрением экологически чистых технологий его сжигания.

Ближайшим этапом решения задачи внедрения экологически чистых угольных технологий является производство водоугольного топлива, которое может храниться, транспортироваться и сжигаться подобно нефтяному топливу. Технологические процессы приготовления и использования водоугольного топлива были опробованы на опытно-промышленном углепроводе Белово — Новосибирск, реализуются в котельных шахты "Инская", на Беловской ГРЭС (Кузбасс). Применение водоугольного топлива позволяет улучшить экологические параметры: отмечено уменьшение выбросов окислов азота на 30-35%, снижение выхода окиси углерода более чем в 2 раза и выбросов твердых частиц в атмосферу более чем в 1,3 раза. Водоугольное топливо "вписывается" в новую перспективную технологию использования угля в теплоэнергетике — применение парогазовых установок на угле, превышающих показатели традиционных технологий на 4-5%. Технологии с использованием водоугольных суспензий в газификаторах парогазовых установок реализуются в ряде проектов высокоразвитых стран, в том числе в США.

В настоящее время на обогатительных фабриках и установках подвергается переработке лишь 40% добываемых углей. За рубежом необогащенные угли в промышленности и других отраслях практически не используются. Из средств, выделяемых на увеличение добычи угля, до 30% целесообразно направлять на его обогащение и переработку, что за счет повышения качества даст больший эффект, чем использование их для дополнительной добычи рядового угля.

Новый этап развития угольной отрасли должен являться по своей сущности научно-технологическим этапом преодоления негативных последствий реструктуризации. С целью повышения эффективности и, особенно конкурентоспособности на внутренних и внешних рынках, следует также в долгосрочной перспективе сосредоточить приоритетные усилия на вопросах:

— обогащения и первичной переработки угля;

— строительства крупных высокотехнологичных угледобывающих предприятий;

— повышения безопасности горных работ, предотвращения шахтных катастроф, имеющих сильный общественный резонанс;

— выпуска новых видов углепродукции: добыча и использование шахтного метана, газа подземной газификации угля, водоугольного топлива, продуктов глубокой переработки угля, добыча и переработка сапропелитовых углей, переработка отходов угледобычи и углеобогащения, использование минеральной составляющей углей;

— снижения экологических последствий добычи и переработки углей, рекультивации нарушенных земель;

— восстановления на новой основе угольной отраслевой науки, научного сопровождения, ОКР, экспериментальных производств, информационного обеспечения;

— привлечения к фундаментальным исследованиям в области угледобычи и углепереработки Российской академии наук, ее региональных отделений и центров;

— повышения престижности шахтерских профессий, традиций, уровня высшего и среднего профессионального образования.

Принципиальной особенностью реализации новой угольной политики в России должно являться преобразование угольной отрасли из чисто сырьевой в отрасль по добыче и глубокой энергохимической переработке угля. Такая политика призвана обеспечить повышение конкурентоспособности угольной продукции, устойчивое развитие угледобывающих регионов, получение широкой гаммы продуктов из угля (угольные брикеты, полукокс, активированный уголь и другие сорбенты, смолы, горный воск, углеродные волокна, различные химические продукты, моторное топливо).

Из общего числа шахт России 86 опасны по газу, в том числе 20 сверхкатегорные, 18 опасны по внезапным выбросам, 24 — по горным ударам, 70 разрабатывают пласты, опасные по взрывчатости угольной пыли, 65 — склонны к самовозгоранию. Только за семь последних лет в угольной промышленности погибло 1,5 тысяч человек и стало инвалидами более 5,5 тысяч человек. Поддержка мероприятий по созданию безопасных условий работы в угольной отрасли положительно сказалась на состоянии аварийности, травматизма и профессиональной заболеваемости. В 2001 году против предыдущего года снижен травматизм со смертельным исходом на 38 случаев (2%).

Решение проблемы — в восстановлении угольной научно-исследовательской, проектно-конструкторской и экспериментальной базы, максимальном оснащении производств средствами автоматического контроля за состоянием массива, рудничной атмосферы.

Для обеспечения скорейшего выхода угольной отрасли России из кризисного состояния, представляется целесообразным:

— провести преобразование вертикальной структуры управления, восстановив на региональном уровне отраслевые департаменты (комитеты, холдинги) при администрациях угледобывающих регионов, с правом доверительного пользования государственным пакетом акций угольных предприятий;

— создать в ТЭКе интегрированные структуры, объединяющие предприятия разных отраслей (угольно-энергетические, углехимические и угольнометаллургические) для выпуска конечной конкурентоспособной продукции субъектов рынка, охватывающие в совокупности добычу, переработку и реализацию, а также институты рыночной инфраструктуры (банки, страховые и инвестиционные компании), обеспечивающие участие угольных предприятий в межотраслевых финансовых группах;

— осуществить протекционистские мероприятия (ценовая, налоговая и таможенная политика) для обеспечения гарантированного государством минимального объема продаж угля, защищающие производителей угля, в частности, от опережающего роста железнодорожных тарифов, и поддерживающие конкурентоспособность угля на внутреннем топливноэнергетическом рынке;

— обеспечить государственное регулирование соотношения цен на уголь, электроэнергию, металл, транспортировку. Скорректировать показатели энергетической программы, установив ежегодные квоты на производство первичных топливно-энергетических ресурсов на основе госзаказа на ТЭР, потребляемые бюджетными организациями, обеспечив их финансированием.

— Необходимо также связать энергетическую стратегию с Концепцией устойчивого развития России, принятой Правительством РФ в качестве документа, определяющего оптимальную форму развития нашего государства.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?14+217+1