Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 41 (2377) 25 октября 2002 г.

"ОКНА" В АЗИЮ

Всего в сотне километров к северу от г. Новосибирска на правом берегу р. Оби, у впадении в нее речки Умрева находится уникальный археологический памятник — Умревинский острог. Он является первым пунктом российской государственности на Новосибирской земле, основанным так же как Санкт-Петербург в 1703 г. И если Санкт-Петербург считался "окном в Европу", то Умревинский форпост, наряду с другими сибирскими острогами, стал "окном" в Азию. В будущем году новосибирская общественность будет отмечать эту знаменательную дату.

А.Бородовский
к.и.н., с.н.с. ИАЭТ СО РАН,
доцент кафедры истории мировой культуры НГПУ

Этот период для России был поистине осевым временем, началом новой исторической эпохи. Действительно, именно в 1703 г. окончательно прерывается древнерусская традиция написания летописей, которая в Сибири в отличие от европейской России просуществовала фактически до начала 18 столетия. Умревинский острог представляет собой один из уникальных объектов, связанных с освоением русскими территории Верхнего Приобья в начальный период вхождения земель Западной Сибири в состав российского государства. Просуществовал он менее одного столетия, затем был заброшен, а последние жители переселились в с. Умрева. В последующее время на его месте не было крупных населенных пунктов, и это обстоятельство предопределило высокую сохранность остатков построек и предметов быта, относящихся к началу — первой половине XVIII века, одного из наименее изученных периодов в истории культуры населения Новосибирской области. Последний раз Умревинский острог был отмечен в 1895 г. на карте профессора А.Зайцева при прокладке линии Сибирской железной дороги.

В двадцатом веке острог оказался в забвении, и долгое время место его расположения было вообще не известно. Ситуация стала меняться лишь к концу века, когда усилиями главного археолога Новосибирской области С.Колонцова и благодаря рекомендациям известного краеведа К.Зайцева расположение этого археологического памятника было установлено. Распоряжением администрации Новосибирской области в 1995 году территории острога в Мошковском районе придан статус земель историко-культурного назначения с особым режимом содержания.

Два года назад по инициативе Научно-производственного центра по сохранению историко-культурного наследия при Администрации Новосибирской области под руководством к.и.н., доцента кафедры истории мировой культуры НГПУ А.Шаповалова на территории острога были проведены первые археологические раскопки.

Исследования охватили северную часть острога. Под дерном были обнаружены остатки столбов его восточной стены, составляющих единую линию, а также еще столбы северной стены острога. В культурном слое обнаружены обломки русской керамики XVIII века и кости животных. На территории острога также найдено погребение пожилой женщины в деревянной колоде, лежащей вытянуто на спине головой на запад, со скрещенными на груди руками и бронзовым нательным крестиком.

Осенью 2002 г. по заданию НПЦ по сохранению археологического наследия и Администрации Новосибирской области археологические исследования на Умревинском остроге были возобновлены автором публикации. Кроме традиционных раскопок противоположного южного края оборонительных сооружений (частокол, ров, вал) на этом археологическом памятнике были проведены геофизические исследования — электромагнитное сканирование (ЭМС-2). Работы были осуществлены сотрудником Института геофизики СО РАН Ю.Манштейном. Применение такой методики исследований позволило получить планиграфию укреплений острога за долго до проведения широкомасштабных археологических раскопок.

Главной целью полевых исследований являлся поиск башни для определения типологии острога и получения исходной документации необходимой для реконструкции фортификационных сооружений к 300-летнему юбилею острога в будущем, 2003 году.

Иллюстрация
Фундамент юго-западной башни Умревинского острога и коллективное захоронение у ее входа.

Фундамент квадратной (3,2 м х 3,5 м) юго-западной угловой башни удалось обнаружить быстро. Он был представлен полубревнами диаметром до 20 см., длиной от 78 до 50 см, установленными с последующей подтрамбовкой глиной в канавообразное углубление. Сверху этой конструкции сохранилась глиняная засыпка, видимо, необходимая для лучшей сохранности нижних венцов башни. Внутри фундамента были обнаружены две достаточно интересные находки. Одна из них медная монета "Денга" 1730 г., эпохи царствования Анны Иоанновны, располагалась орлом вверх на одном из столбов фундамента в западной стороне башни. Возможно, она являлась закладной, а не случайно утерянной. По крайней мере, в российском флоте в 18 веке известна традиция "прятать монеты, отчеканенные в год постройки корабля". Не исключено, что и расположение монеты гербом Российской империи вверх было так же не случайно. Так как известно, что именно в этот период за небрежение к государственной символике карали достаточно строго.

С восточной стороны башни внутри ее бревенчатого фундамента под глинистой засыпкой располагалось детское погребение в деревянной колоде, от которой сохранился только тлен. Под спиной у ребенка в перевернутом состоянии находился небольшой бронзовый крестик с цельной проушиной. Расположение этого детского погребения наводит на мысль, что оно вполне могло быть закладным, в рамках древнерусской традиции помещать под форитфикационными сооружениями "детинца" соотвествующие ритуальные жертвы.

Иллюстрация
Башня Казымского острога как один из вариантов реконструкции Умревинского острога.

Над глиняной засыпкой башни сохранились отдельные фрагменты перекрытия из плах этой конструкции. Они распологались исключительно вдоль по течению Умревинской протоки р. Оби. Ров, примыкающий к башне с юго-западной стороны, был перекрыт остатками древесины со следами интенсивного горения. Возможно, башня была сожжена уже будучи в руинах, поскольку развалины находились на сельскохозяйственных угодьях. Время возникновения пожара позволят установить найденные там фрагменты русской керамики.

Не менее интересные находки были обнаружены за пределами башни. С восточной стороны была найдена еще одна медная монета достоинством "Денга" сибирской чеканки 1769 г., выпущенная во время правления императрицы Екатерины II. Следует заметить, что за пределами Умревинского острога находки монет 18 века встречаются довольно часто. Так, в коллекции с огорода умревинского лесника (П.Тимкина) известно шесть монет "Денга" 1748 г., одна монета 1750 г. и "Денга" сибирской чеканки 1777 г. С восточной стороны башни, сразу же под дерновой поверхностью, находился бронзовый посеребренный крест с ажурным внешним оформлением и литой проушиной. Находки разрозненных крестов здесь так же не редкость. В коллекции лесника их несколько штук, еще один крест был обнаружен "черными археологами" из Северска (Томской области) за пределами восточного рва острога.

Однако, самой неожиданной и "страшной" находкой стало коллективное захоронение 9 человек (взрослых и детей) непосредственно под входом в юго-западную башню. Погребенные были уложены в несколько ярусов. Глубина захоронения была очень небольшой от 0,3 м до 0,6 м. Остатки деревянных конструкций были представлены фрагментарно. Пожалуй, только у детей хорошо сохранились деревянные колоды-гробовища. У двух детей и двух взрослых были обнаружены бронзовые кресты. В области груди у одного из погребенных была найдена крупная свинцовая дробина диаметром 5 мм, отлитая в двустороней форме. По некоторым признакам, это захоронение напоминает скопление непогребенных защитников другого сибирского острога — Албазинского.

Иллюстрация
Так могли выглядеть основатели Умревинского острога.

Еще одна историческая загадка связана с вопросом о наличии в Умревинском остроге артиллерии. Письменные источники XVIII века молчат об этом. До сих пор вопрос о наличии артиллерии в XVIII веке в острогах Верхнего Приобья является одним из наименее изученных и крайне запутанных. Ответить на этот вопрос могли бы находки артиллерийских снарядов этой эпохи. Один из таких счастливых случаев произошел весной этого года, когда в усадьбе умревинского лесника было найдено компактное скопление из пятнадцати железных ядер малого и одного ядра среднего калибра. К сожалению, большую часть этой коллекции местное население использовало в качестве грузов к самоловам. Удалось собрать только четыре железных ядра диаметром до 4 см. Большое ядро, судя по рассказам лесника диаметром около 10 см, найти так и не удалось. Такая находка в этом районе была не единственной, так в нескольких километрах к югу от места Умревинского острога в начале 90-х годов было найдено железное ядро близких размеров. И хотя Г.Миллер в 1734 г. отмечал отсутствие артиллерии в этом оборонительном пункте Верхнего Приобья, находки позволяют совершенно по-новому взглянуть на оснащение Умревинского острога.

Иллюстрация
Ядро от пищали Затинной.

Отметим некоторые интересные детали вышеописанной находки. Прежде всего, любопытно само компактное скопление предметов. Оно напоминает, если не "артиллерийский склад", то, по крайней мере, участок, где они хранились. В свое время автору удалось поучаствовать при исследовании римской башни, в Хараксе, где каменные ядра для катапульт, так же располагались компактным скоплением. Не менее любопытен и небольшой калибр большинства находок. Судя по русским письменным документам, в конце 17 в. малокалиберная артиллерия составляла больше половины вооружения крепостей (Очерки русской культуры, 1979). По этим характеристикам большинство находок из окрестностей Умревинского острога, скорее всего, соответствовали "полковому наряду", включающему легкую артиллерию. Большинство этих орудий стреляло "дробинами" или "пульками". Как правило, этим боезарядом снабжались затинные пищали и тюфяки. В описях "пушечного наряда" уже в 17 в. отмечается тенденция к постепенному вытеснению этих устаревших орудий и унификация их по типам и по калибрам. Для территории Сибири бытование архаичных форм вооружения вполне может быть общей тенденцией, поскольку гарнизоны и оборонительные пункты этого региона всегда снабжались по "остаточному" принципу. Малые размеры подавляющего большинства умревинских находок, скорее всего, являлись зарядом для "дробовых" пушек, поскольку картечные снаряды появились значительно позже. Стоимость одного ядра составляла 20 копеек, а всего найденного зарядного комплекта уже оценивалось в 3 рубля, что являлось очень приличной суммой для того времени. Возможно, ценность зарядного комплекта и является одним из объяснений того, как он мог оказаться за пределами оборонительных сооружений Умревинского острога. По крайней мере, сами обстоятельства находки вполне соответствуют комплексу предметов, который в археологии принято характеризовать как "клад". Эти события вполне могли происходить в начале XVIII века и поэтому данные по артиллерии могли не попасть в более поздние характеристики острога. Осмотр поверхности малых ядер из Умревинского местонахождения позволяет достаточно однозначно судить о технологии их производства: на поверхности отчетливо видны литейные швы — уже в 17 веке ядра отливались в чугунных "фурмах" (вместо глиняных).

* * *

Археологические и геофизические исследования, проведенные в 2002 г. на Умревинском остроге позволили получить новые интересные результаты. Особое внимание кроме раскопок следует, безусловно, уделить обработке полученных результатов. Прежде всего, это проведение дендрохронологических исследований материалов башни и тына, как это было сделано в Казымском остроге. Без этого вряд ли удастся на современном уровне реконструировать, а затем и музеефицировать комплекс сооружений Умревинского острога, который в самом недалеком будущем станет одним из историко-культурных и туристических центров нашей области и всего сибирского региона в целом.

Фото автора.

стр. 5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?10+223+1