Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 41 (2377) 25 октября 2002 г.

КАК "СОСВАТАТЬ" РАЗРАБОТКУ,
ИЛИ
О ПРИВЛЕЧЕНИИ ИНВЕСТИЦИЙ
В НАУКОЕМКИЙ БИЗНЕС

Недавно в Томске проводился социологический опрос, в котором томичам предложили по своему разумению закончить следующую фразу: "Я горжусь тем, что живу в Томской области, поскольку...". Подавляющее большинство ответило примерно так: "...потому что в Томске сильная наука".

Андрей КАРЫПОВ
г. Томск

"Золотую жилу" разрабатывать не торопятся

Иллюстрация

Но если вникнуть в проблему нашей науки вообще и наукоемкого бизнеса, в частности, то к гордости сразу же примешивается набивший оскомину "финансовый вопрос". Не разрешимый, как в известной загадке: "Что было раньше — курица или яйцо?".

Только "курицей" и "яйцом" в отечественном наукоемком бизнесе служат, с одной стороны, высокотехнологичные предприятия, а с другой — инвестиции в эти предприятия. Раз нет инвестиций в наукоемкое производство, откуда же возьмутся высокотехнологичные товары? И, наоборот, если нет производства, — где взять деньги на развитие наукоемкого бизнеса?

Оговоримся сразу. Мы не собираемся посыпать голову пеплом, рисовать этюды исключительно в черных тонах. Согласимся, что в "Сибирских Афинах" есть и высокие технологии, и инвесторы. Но сегодня они подобны крокодилам из известного армейского анекдота, которые "все-таки летают, но на очень малой высоте".

Так почему же нет "бурного потока" инвестиций в российское наукоемкое производство? Которое, как уверяют директора НИИ и сами разработчики, способно принести колоссальную прибыль. Многие говорят так красиво, что создается впечатление, будто процент прибыли от их разработок оставляет далеко позади торговлю оружием, проституцию, торговлю наркотиками и прочие высокодоходные виды бизнеса. Так почему же наркобароны, а также держатели легальных капиталов не очень-то торопятся осваивать "золотую жилу", а предпочитают чего-нибудь попроще?

Но сначала давайте разберемся, как сегодня инвестируется прикладная наука.

Прежде всего — это поддержка государства. Но "прежде всего" не по своему значению и тем более не по объему. А, как говорится, так сложилось исторически. Дело в том, что до недавнего времени отечественная прикладная наука жила и развивалась за счет государства, которое выступало заказчиком научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ. В основном по линии военного ведомства. Но на рубеже 80--90-х случился "обвал", для ученых и инженеров — похлеще любого дефолта. Нельзя сказать, что государство совершенно отвернулось от прикладной науки, как избушка на курьих ножках от Ивана-царевича. Старую схему сменила новая. Появились различные программы, конкурсы грантов. Учреждались фонды поддержки прикладной науки, от всероссийских до областных и городских. Самый заметный и долгоживущий — фонд поддержки малых форм предприятий в сфере высоких технологий (фонд Бортника). Но ...

— Эта малая поддержка, — рассказывает Геннадий Вилисов, директор фирмы "Инновации. Технологии. Материалы", выигравшей в этом году грант фонда Бортника и Минпромнауки, — эти деньги способны лишь дать разработчикам небольшой "щелчок", полезный только для уже готового дела.

Кстати, "ИТМ" лишь недавно получила часть обещанного финансирования от фонда Бортника. Задержки, порой длящиеся годами, — не единичный случай. Кроме того, эти средства весьма невелики, и разработчики относятся к этим грантам скорее как к почетным грамотам. Средний грант фонда Бортника тянет на один миллион рублей. Победитель областного конкурса инновационных проектов получает в среднем 200 тысяч рублей. По самым скромным оценкам, чтобы довести разработку до товарного вида, требуется сумма порядка 2--3 миллионов рублей. Любопытная деталь: в положении последнего областного конкурса инновационных проектов говорится о том, что интеллектуальная собственность от реализации проекта должна принадлежать государству. То есть, заплатив за десятую часть коровы, с крестьянина (разработчика) требуют всю корову. Вызывают вопросы и принципы отбора победителей. Например, неоднократным победителем различных инновационных конкурсов в Томской области была фирма по изготовлению плодово-ягодных вин. Или другая — по производству ванн для местной элиты. Какие тут инновации, какой научно-технический прогресс?

Кроме того, государственные фонды поддержки прикладной науки вполне могут служить ширмой для отмывания денег. Смысл в том, что большая часть этих фондов дает гранты в виде льготных кредитов. Которые, естественно, государству должны возвращаться. Но практика показывает, что так происходит не всегда. Тот же фонд Бортника в середине 90-х получил печальный опыт сотрудничества с рядом томских научных фирм.

Пока лишь бежит ручеек...

Казалось бы, есть очень простой и цивилизованный способ привлечения инвестиций, распространенный во всем мире, касающийся не только высоких технологий — банковские кредиты.

— Удается ли, — спрашиваем у президента Томской торгово-промышленной палаты Аркадия Эскина, — привлечь инвестиции в научно-образовательный комплекс? Какие здесь возникают трудности?

— Если берется кредит в банке — нужно выполнить все банковские процедуры, дать необходимые гарантии. Основная трудность в том, что наше законодательство сегодня не позволяет банкам инвестировать рисковые операции. Именно к таковым относится вложение средств в научно-технический прогресс. Инвестирование НИОКР — это вложение денег в будущее, а банки сегодня дают кредиты лишь на год. Проделать путь от разработки до реального товара за это время невозможно. Нет инвестиций и из-за рубежа... Средства, которые привлекают в научно-образовательную сферу департамент науки областной администрации, политехнический и классический университеты, институты томского академгородка — лишь "ручейки". Мощного же потока, к сожалению, пока не получается. Хотя сегодня в России создается много фондов, агентств, центров, которые пытаются этим заниматься. Но пока это лишь "бурление в собственном котелке".

Значит, разработчикам от государства существенной пользы нет и не предвидится? Поскольку денег на прикладную науку (не путать с фундаментальной) у страны, по большому счету, нет. Но ответ не так прост, как может показаться.

Многие директора малых предприятий считают, что реальную помощь государство все-таки в силах оказывать. Не финансами, а, например, передачей наукоемким предприятиям площадей в льготное пользование. Или в долгосрочное управление с правом дальнейшего выкупа. Ведь во многих институтах, хозяйственных объектах томского Академгородка можно гонять в футбол. Например, несколько корпусов автотранспортного предприятия ТНЦ CO РАН простаивают, многие "замороженные" стройки начинают разрушаться. В это же время работники малых предприятий сидят друг у друга на головах, выплачивая немалую аренду.

— Недавно произошел анекдотический случай, — рассказывает Геннадий Вилисов. — Наша фирма арендует небольшое здание у Института оптики атмосферы. Оно находилось в весьма плачевном состоянии, поэтому мы решили его подремонтировать за счет собственных средств. А после ремонта проверяющие инстанции заставили... повысить коэффициент аренды, мотивируя тем, что здание теперь более комфортно.

Другой пример. Лет пять назад у областных и городских властей была неплохая идея отдать под "инкубатор" малого наукоемкого бизнеса пустующий корпус радиозавода. Инновационные фирмы фактически бы не платили за аренду, пользовались льготным налогообложением. Набирали бы жирок, подобно американским бройлерам. Но цыпленок был съеден, так и не вылупившись из яйца, идея так и осталась на бумаге.

Корейко "шифруется"

Впрочем, нельзя не согласиться, что пробить эту идею архисложно. Прежде всего, не отрегулированы вопросы собственности. Большинство пустующих зданий и не в меру "просторных" корпусов находятся в ведении Федерации, в том числе Российской академии наук. Как быть? Вопрос очень непростой и требует отдельного разговора. С другой же стороны, на то и существует местная власть, и прежде всего законодательная, чтобы решать эти проблемы.

Однако вернемся к инвестициям. Даже "бурление в собственном котелке" начинает приносить некую пользу, "навар". Правда, пока лишь потенциальный. Суть в том, что к наиболее интересным, перспективным разработкам начинает присматриваться частный капитал. Правда, пока еще очень осторожно. Как красная девица, пробующая кончиком пальца ноги температуру водоема.

В Академгородке мне рассказали об одном бывшем научном сотруднике, ушедшем в коммерцию и разбогатевшем то ли на "сникерсах", то ли на цветном металле. Будучи человеком неглупым, он понял, что на торговле долго не продержишься. Куда вкладывать деньги? Самые прибыльные ниши уже заняты, поэтому продвижение бизнеса в пищевке, швейном деле требует серьезных затрат. Небольшой же суммой можно рискнуть, вложив ее в наукоемкий бизнес. Обратился к бывшим коллегам, те посоветовали изучить несколько проектов. По имеющейся информации, он остановился на наиболее интересном и сейчас ведет переговоры с одной из научных групп ТНЦ СО РАН. Как говорят руководители малых предприятий, им все чаще звонят состоятельные господа, интересующиеся перспективными разработками.

Но обольщаться рано. Если по Михаилу Горбачеву — то процесс еще не пошел. Все это только наметки, шитье белыми нитками. Не склонны господа предприниматели рисковать кошельком. И еще весьма примечательный момент: потенциальные инвесторы в высокотехнологичные МП не афишируют свои планы. Некоторые же, как литературный миллионер Корейко, старательно шифруются, будто планируют совершить нечто аморальное. Но, несмотря на патологическую скромность, все равно хорошо. Как прокомментировали бы жители Крайнего Севера: "Тенденция, однако"...

Поэтому большая часть инвестиций в наукоемкий малый бизнес на сегодняшний день — это собственная прибыль, свои средства малых предприятий. Те, что сегодня крепко стоят на ногах, должны благодарить прежде всего себя.

Разработкам иногда везет

Но из этого грустного правила есть исключения. Некоторым ученым, можно выразиться, повезло. Своими разработками они сумели заинтересовать "крепкие" отрасли. Нефтяников, газовиков, строителей, энергетиков...

Приведем пример. Томские ученые и конструкторы создали уникальные приборы, определяющие интегральную прочность строительных конструкций. Они основаны на новом, оригинальном принципе. Приборы получили государственный сертификат и могут быть использованы для оценки технического состояния различных сооружений. С их помощью обследовано более сотни мостов в Томской, Новосибирской, Кемеровской, Тюменской областях.

— Мы поставили задачу измерять интегральную прочность бетонных конструкций, — рассказывает руководитель научной группы, старший научный сотрудник Института оптического мониторинга ТНЦ СО РАН Василий Гордеев, — которая обусловлена не только качеством самого бетона, но и его дефектами: трещинами, полостями.

Но идеи и приборы могли "благополучно" кануть в Лету, так и не начавшись. 90-е годы были не самыми лучшими для отечественной науки.

Группе Василия Гордеева улыбнулась удача. Разработку приборов взялась финансировать Дирекция дорожного фонда и автомобильных дорог Томской области...

В прошлом году, в Росавтодоре прошла защита этих приборов. Причем весьма успешно. Отделу внедрения Росавтодора дано задание изготовить приборы в рабочем варианте для их внедрения по всей стране.

Дорожный фонд в разработки ученых вложил не один миллион рублей. Но можно не сомневаться, что экономический эффект от их внедрения значительно превысит эту сумму. Сотрудничество ученых с дорожниками — неплохой пример для подражания. Но далеко не все структуры так восприимчивы к инновациям. Видимо, и не все ученые могут похвастать столь востребованными разработками.

Науке "пора замуж"

Увы, подобные примеры пока единичны, несмотря на "пиар" как от самих ученых, так и от научных чиновников областной и городской администраций. Мол, какой у нас замечательный "внедреж" и всего через несколько лет наука и образование Томской области будет приносить больше доходов, чем нефть и газ! (Ума не приложу, откуда взялись эти расчеты.) Если девушке подарили цветы, это еще не значит, что ее точно берут замуж...

Но пора бы и замуж! То есть по-настоящему "сосватать" инвесторов и разработчиков. Ведь сколько ни говори "халва", во рту не станет слаще. На эту тему написано так много слов, произнесено докладов, составлено программ... Можно писать толстенные тома. А воз, по большому счету, и ныне там.

В октябре в "Белом доме" Томска пройдет 4-й Международный инновационный форум, призванный, по словам заместителя губернатора Владислава Зинченко, привлечь к разработкам "доноров". То есть потенциальных инвесторов.

Задача нетривиальная. Хотя, казалось бы, чего проще — дай налоговые и другие льготы разработчикам и инвесторам, и дело в шляпе. Но народ-то у нас ушлый. Допустим, если дать значительные послабления наукоемким предприятиям и их "донорам", то весь российский бизнес тут же запишется в инновационщики и затопчет бедняг истинных разработчиков, подобно стаду голодных слонов...

Но если оставаться равнодушными, то проблема курицы и яйца разрешится сама собой — курица сдохнет, а яйцо просто испортится.

стр. 4

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?9+223+1