Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 42-43 (2378-2379) 1 ноября 2002 г.

ЧЕЛОВЕК, КОТОРОМУ ХОТЕЛОСЬ ПОДРАЖАТЬ

Иллюстрация

Прошло почти два месяца с тех пор, как погиб главный технолог НИОХа, один из первых его сотрудников, Виктор Самойлович Кобрин. В Институте грустят о нем, постоянно вспоминают этого светлого, умного, благородного человека. Мы публикуем некоторые из воспоминаний коллег, работавших рядом с ним в эти годы.

Предо мной — личное дело Виктора. Его медали — серебряная за окончание школы, "За освоение целинных и залежных земель", "За отвагу на пожаре", юбилейная Ленинская и, наконец, "Ветеран труда". Отважный, смелый и справедливый был человек.

Он шел по служебной лестнице нашего института легкой походкой, работая за себя и за других.

Весть о его гибели была встречена всеми со слезами на глазах и большой печалью в сердце. Как же так случилось, что дорога (автокатастрофа!) унесла его жизнь — почти чемпиона Казахстана по боксу, почти мастера спорта по альпинизму, бесстрашного и смелого человека. Он не раз встречался со смертью лицом к лицу (бури и штормы, землетрясения, обвалы в горах, потеря поддержки, встреча с бандитами). И везде выходил победителем.

Виктор был прекрасным рассказчиком. "Слушай, — говорил я ему, — когда же ты запишешь эту сотню своих историй?". Теперь уже — никогда...

А.Крысин, к.х.н.


В течение трех последних лет мы с Виктором работали бок о бок над одной проблемой. Темой этой Виктор занялся потому, что она показалась ему интересной. В результате нам удалось в предельно короткий срок получить современный продукт, обогнав несколько отраслевых организаций, много лет занимавшихся этой проблемой.

Найти замену таким, как он, нельзя. Виктор был бескорыстен во всем, романтик в науке, которых, к сожалению, сновится все меньше. И от этого еще горше боль утраты.

А.Дерибас, д.ф.-м.н.


Он знал обычаи многих народов. Однажды нашу группу горных туристов пригласил к себе в гости киргиз из высокогорья. Сидим, угощаемся, на столе чай, лепешки, сильно соленые шарики из сыра, баранье нутряное сало, косточки.

Среди нас — огромный киргиз, глаза закрытые, на лице улыбка. Он очень любит русские песни, и мы стараемся усладить его слух, не забывая при этом сметать со стола все съедобное. Вдруг Виктор толкает меня в бок и шепчет: "Не спеши с закуской — скоро будем есть". Я очень удивился его словам, но послушался. Через некоторое время в комнату занесли огромный медный таз с жареным мясом и картошкой. "Кхорма называется", — сказал киргиз.

Мы с Виктором навалились на эту кхорму, остальные уже были сыты и вяло поддерживали наше пиршество.

С ним было хорошо и надежно в любом походе. Перебрести горную речку — всегда большая потеря времени, особенно когда группа многочисленная и малоподготовленная. Надо разуваться, протягивать веревку, по острым камням в ледяной воде осторожно, чтобы не смыло, переходить на другой берег. Женскую половину группы выручал Виктор. Он сажал себе на широкую спину каждую девушку и переносил ее на другой берег.

А.Чагин


С Виктором мы прекрасно поработали вместе — есть, что вспомнить. Вот один из примеров. Мы в лаборатории с трудом изготовили небольшую партию смазки для валов генераторов, которая не должна содержать ни малейших твердых примесей. Она удовлетворила заказчика. И потом Кобрин в своем цехе выпускал ее десятками килограммов — вот профессионал! Выпускал цех и клей, и светочувствительные компоненты — высший класс органического синтеза.

На Виктора можно было положиться — он был человек слова, дела и просто хороший товарищ.

Е.Фокин, д.х.н.


Когда я была принята на работу в НИОХ, то получила в лаборатории первое задание — разработать метод количественного анализа двойных связей природных соединений. Собрала литературу и пришла к завлабу Л.Диакур. "Этой проблемой занимался Кобрин. Пойди и посоветуйся с ним", — сказала она.

Виктор со мной разговаривал, как будто мы давно знакомы. Оказалось, он многое уже сделал по интересующему меня вопросу. Мы обменялись литературой, рассмотрели разные варианты установок для гидрирования. Выбор оказался удачен. Вскоре установка, которая была сооружена в стеклодувной, начала действовать.

В нашей лаборатории — одни женщины. И Кобрин — он тогда работал в комнате напротив, помогал нам во всем — прикрутить редуктор к баллону, переставить оборудование и т.д. К нему можно было обратиться по любому вопросу и получить ценный совет. Виктор был добрым, отзывчивым, прекрасным человеком.

В.Фадеева, к.х.н.


В 78-80 гг. в вечерний Университет марксизма-ленинизма от НИОХа ходили два человека: я и Виктор Кобрин. Мы были слушателями курса лекций по теме "Экономика и научно-технический прогресс". Кстати, в нашей группе рядовым слушателем был и Н.Добрецов — нынешний председатель СО РАН.

Сидели мы с Виктором за одной партой и слушали выступления ведущих специалистов по проблемам экономики страны, После занятий долго не расходились, обсуждая услышанное. Возвращались вместе, жили мы рядом, и беседовали. Какой бы темы мы ни касались, у него всегда находились случаи из собственной жизни. На лекциях Кобрин приводил примеры эффективности химических предприятий, на которых он бывал или работал. При сравнительно небольшой разнице в возрасте он производил на меня впечатление старшего, мудрого человека с огромным жизненным опытом. Мягкий юмор, самоирония, доброжелательность, душевная щедрость и скромность — таким мне запомнился Виктор Самойлович.

В.Ерошкин, к.х.н.


Я знал Виктора еще студентом МХТИ им. Д.И.Менделеева, но по-настоящему узнал за годы совместной работы в НИОХ. В.Кобрин, получив прекрасное базовое технологическое образование, весь свой талант посвятил развитию технологий тонкого органического синтеза — редкому в настоящее время делу для академических институтов химического профиля. Осуществляя различные технологические проекты, он увлекал ими не только своих коллег по институту, но и многих специалистов-технологов химических заводов и прикладных институтов. Виктор Самойлович был широко известен в кругу российских химиков-технологов тонкого органического синтеза как своими обширными профессиональными знаниями, так и умением слушать и понимать людей.

В.Власов, д.х.н.


Витя Кобрин — так он представился, когда я пришла в 1961 году к нему препаратором (была такая должность).

До этого я работала на стройке каменщиком, так что сила в руках была, и когда стала собирать установку для перегонки растворителей, то колбы и холодильники трещали. Кобрин собрал битую посуду в ящик, успокоил меня и отправил в стеклодувную к Виктору Смутенко. Тот все починил.

Яркие воспоминания оставила первая поездка на Алтай на сбор лекарственных трав. Там мы многому научились, а душой коллектива всегда был Виктор Кобрин.

Т.Егорова.


Самой яркой чертой характера Виктора Самойловича была его идеология приоритета государственных и общественных интересов перед личными. Он был верен этому со студенческих лет до конца жизни. В.Кобрин участвовал в освоении целины, был бригадиром студенческих отрядов. Всегда добросовестно выполнял служебные обязанности научного сотрудника, начальника опытного цеха и опытного производства института, постоянно и активно участвовал в партийной и прочей общественной жизни. Листы его трудовой книжки заполнены записями о поощрениях и благодарностях.

Из идеологии коллективизма вытекает подвижническое стремление помочь товарищам по работе и просто людям. То он объясняет как составить регламент, то делает и отдает сотруднику эскиз прибора, то садится за твой компьютер и извлекает ключ и решение твоей задачи, то находит адрес возможного заказчика научной разработки, то отдает для похода свой рюкзак, дарит саженец со своего сада-огорода, поздравляет бывшего товарища по работе и вручает ему свой подарок...

И все это — с доброжелательной улыбкой.

Он не заботился о собственной выгоде, не пользовался родственными связями. Мог быть доктором наук, но предпочел остаться технологом. На двери его кабинета не было внушительной надписи "Главный технолог". На бумажной полоске небольшими буквами значилось: "Кобрин Виктор Самойлович".

О.Бахвалов, с.н.с.

стр. 8

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?33+224+1