Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 18 (2404) 16 мая 2003 г.

ЖИВОПИСЕЦ МОЛОДОГО ГОРОДА НАУКИ

Казалось бы, все в нашем мире стареет: города, деревья, люди. Время неумолимо берет свое. И только искусство хранит живую память истории. Конечно, есть и фотографии, но живописные полотна трогают нас куда сильнее, особенно если сердце их создателя билось в унисон с пульсом эпохи. Можно сказать, Академгородку повезло: с нами жил художник, который всей душой любил новостройки, яркий наряд улиц, разноцветье жилых кварталов, молодых новоселов, их увлеченный порыв. Это Шагаев Николай Васильевич (1913-1998). Ученик алтайских живописцев Г.Гуркина и Н.Чевалкова, а затем М.Асламазян по ленинградскому художественно-педагогическому училищу, он приехал в городок науки в начале 60-х годов. Работал не по заказу, а по велению сердца. Он рисовал всегда, и его заметная фигура в берете с неизменным слуховым аппаратом была своего рода достопримечательностью нашего города. Он устраивался со своим походным мольбертом под большим зонтом то в одном, то в другом месте и самозабвенно творил кистью, окруженный стайкой любопытствующей детворы.

Евгений Маточкин,
кандидат искусствоведения,
профессор Международной Славянской академии

Иллюстрация

За несколько десятилетий Шагаев написал сотни видов Академгородка, запечатлел его развитие шаг за шагом с младенческого возраста. На его холстах навсегда остались возводимые здания институтов, первый корпус университета, свежая, необычайно яркая палитра Цветного проезда, шум толпы у только что выстроенного Торгового центра, недавние зеленые насаждения, заботливые мамы с резвой малышней во дворах, лыжники в зимнем лесу, загорающие на пляже.

Он писал быстро, темпераментно. Его крупные, пастозные мазки, яркие по цвету то ликовали в весенних пейзажах, то мягко ниспадали в осенних мотивах. Его всегда влекла природа: лесистые окрестности, дачные домики в декоративном убранстве, аллеи яблонь и рябин, благоухающие кусты сирени. Все это, напоенное солнцем, удивительно точно и оптимистично выражало настроение того времени.

Иллюстрация

Его работы, написанные 20 — 30 лет тому назад, сегодня смотрятся с особым волнением, вызывая радость и грусть одновременно. Да, приятно в образах искусства видеть красоту былого окружения и вспомнить ту кипучую пору жизни. И как верно, как убедительно воплотил на холсте все это художник! Конечно же, произошло это не случайно и прежде всего потому, что радость составляла суть его натуры, что была им выстрадана и обретена дорогой ценой. Он мечтал о ней артиллеристом на фронтах Великой Отечественной, потеряв слух, видя разрушения и смерть; мечтал, когда оказался в плену и затем геройски бежал, убив своим могучим кулаком нескольких фрицев; лелеял ее в послевоенное время, излечивая раны и затаив боль от подозрительно-холодного отношения как к бывшему военнопленному. Любовь к жизни превозмогла все, а ее красота стала смыслом его искусства. Лишь только изредка, в хмурых осенних облаках и волнах бушующего обского моря прорывался скрытый драматизм его переживаний. Во всем же другом всегда сияла радость. Он сумел уловить и передать в своих картинах характерные черты того времени, теперь нам особенно дорогие, - взлет научной мысли, бодрую жизнь городка и вольный дух творчества вопреки всем идеологическим запретам.

И все же, восхищаясь шагаевскими полотнами, чистой и звонкой гаммой его тонов, нас невольно охватывает грусть — грусть об ушедшей молодости. И в самом деле, поблекли краски домов, изросли деревья и кусты, поредели кадры приехавших в Сибирь пассионариев, а главное, нет уже того почти священного внимания к науке, которое существовало в нашем обществе. Но, несмотря ни на что, хочется верить, что энтузиазм, окрыленность, цветение жизни еще вернутся в сибирский городок науки.

19 мая Шагаеву исполнилось бы 90 лет. По этому случаю в Доме ученых открывается юбилейная выставка его картин. С годами мы все более осознаем значительность всего, созданного им. Его полотна становятся своего рода классикой. Некоторые начинающие художники пытаются писать те же виды Академгородка, нередко даже в духе Шагаева, но, к сожалению, в них нет того накала чувств, того изящества исполнения, которым отличалось искусство мастера. Не случайно его картины всегда пользовались у нас любовью, их дарили на юбилеи и дни рождения (благо, автор продавал их совсем дешево), их брали с собой, когда уезжали в далекие края как лучшее воспоминание о Родине.

Сегодня его картины — большая историческая и художественная ценность. Одетые в хорошие рамы, выставленные в залах с современным дизайном, они выглядят празднично и нарядно, даря возможность еще раз полюбоваться красотой нашей молодости.

стр. 8

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?14+248+1