Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 19 (2405) 23 мая 2003 г.

ПРИРАСТАЕТ ЛИ CИБИРЬЮ
"ЭЛЕКТРОННАЯ РОССИЯ"?

Федеральная целевая программа "Электронная Россия", с большой помпой объявленная два года назад, скромно встретила очередную годовщину своего неприметного существования. Время подвести некоторые итоги. Можно ли говорить, что программа не только существует, но и действует? Есть ли возможность региональным организациям туда пробиться? И что делать, если все это не так?

Юрий Плотников,
"НВС"

У семи нянек...

Иллюстрация

Как известно, пессимист — это хорошо информированный оптимист. С тех пор, как автор этих строк впервые задумался над вопросом, вынесенным в заголовок, ему встречались по преимуществу информированные люди. Попытаюсь извлечь квинтэссенцию коллективного опыта. По общему мнению, "Электронная Россия" находится в глубочайшем системном кризисе, вызванном отсутствием внятной стратегии, единого видения целей и путей их достижения. Вряд ли стоило ожидать большего от затеи, задуманной не для решения конкретных проблем, а для того, чтобы развить, усилить, повысить, догнать etc., в духе приснопамятного ХХV съезда с его пятилеткой фиктивности и трюкачества (виноват, эффективности и качества). Программа тонет в непреодолимых межведомственных противоречиях. Сегодня ей занимаются Минсвязь, Минэкономразвития, Минпромнауки, проявляют интерес ФАПСИ, Администрация Президента, аппарат Правительства.

При этом все недвусмысленно заявляют, что мы, мол, здесь главные, а вы, собственно, кто такие? Существовавший некоторое время координационный совет "ЭР" без особых мучений скончался. Теперь постановлением Правительства РФ создан вышестоящий Координационный Совет по всем ФЦП сразу. Полномочия его весьма интересны, вернее, интересен факт отсутствия таковых — это чисто консультативный орган со всеми вытекающими последствиями.

В результате финансирование бесхозной программы систематически урезается, а уже выделенные скудные средства расходуются крайне нерационально. Дошло до того, что сайт программы "Электронная Россия" заказан отдельно каждым из трех министерств, причем разным подрядчикам. В то же время, никто не хочет брать на себя ответственность за происходящее — все хотят рулить, направлять финансовые потоки, но никто не идет драться за эти деньги в бюджетном комитете Госдумы.

Секрет Полишинеля

Именно в финансовой составляющей кроется суть проблемы. "Электронная Россия" задумана людьми, для которых границы России примерно совпадают с Московской кольцевой автодорогой. Это пирог для столичного употребления, и центр далек от того чтобы рассматривать региональные компании, сибирские или какие-то еще, в роли своих равноправных партнеров. Как следствие, сложилась замечательная система "конкурсного отбора" исполнителей. Механизм ее действия секретом отнюдь не является. Информация о том или ином тендере размещается на укромных сайтах даже не министерств, а созданных при них дочерних структур, никому не известных. Если же вам, паче чаяния, повезло, и нужный сайт в нужное время совершенно случайно удалось найти, вы обнаруживаете там уже утвержденную правительством программу, основные направления которой сформулированы настолько узко, что подразумевают выполнение одной-единственной организацией, как правило, расположенной в городе Москве или где-то неподалеку. В итоге регионы фактически выбрасываются из числа исполнителей ФЦП.

Мы пойдем другим путем

Так стоит ли вообще бороться за участие в ФЦП? Обязательно! Только делать это нужно с другого конца — не пытаться присоседиться к программе, рожденной в первопрестольной, но формировать региональные программы и биться за из вхождение в ФЦП отдельным блоком. С этим никто не спорит — проект "Электронной Сибири" как части "Электронной России" задумывался именно в таком качестве. Уже опробована схема финансирования региональных проектов: треть средств вкладывает компания, треть дает регион и треть — Федерация. Другими словами, если регион обещает профинансировать определенный блок на определенную сумму, есть совершенно реальная возможность получить столько же из федерального бюджета. Ради этого стоит постараться, но инициатива должна исходить снизу. Глава администрации НСО ставит целью максимально внедриться в федеральные целевые программы, и по этому поводу уже приняты соответствующие решения. Вице-губернатор по науке грозится костьми лечь в защиту проработанного проекта, ежели таковой ляжет ему на стол. Но... предложения не поступают! Тысячу раз прав академик Ю. Ершов, когда невесело шутит: "Нужно проявлять не только публицистическую, но и бюрократическую активность!"

Информационные технологии и администрация

Тем не менее, несколько эффективных региональных программ уже действуют. Самый важный атрибут этих проектов — реально измеримый результат. Еще одна общая черта — сугубо административная направленность. Действительно, если нет надежды на скорейший рост отечественной промышленности, если крайне сомнительна возможность получения заказов от федерального центра, то в поисках платежеспособного спроса на информационные технологии пытливый взор неизбежно обращается в сторону региональных администраций. Отрадно, но на общем фоне НСО выглядит очень хорошо — область является пионером и абсолютным лидером в сфере организации госзакупок, нашу модель стараются перенимать в других регионах. Как она устроена? В Новосибирске закупками заведует специализированное государственное учреждение, оператором которого является известная московская фирма. Собственно говоря, именно она и проводит торги, аукционы и пр. Преимущество этого решения для областной администрации — не нужно вкладывать средства в создание торговой площадки, которая функционирует на деньги поставщиков, за счет своего оборота. Эта схема позволяет обойти недочеты федерального законодательства по госзакупкам и получить в кратчайшие сроки реальный эффект в виде экономии бюджетных средств. В 2002 году по Новосибирской области через эту систему за неполные полгода было проведено около 300 млн. руб. Экономия декларируется в 15%, но губернатор В.Толоконский считает, что эта цифра занижена, поскольку по одним закупкам угля получен намного больший эффект. Но даже 15% от 300 млн. рублей — это 1,5 млн долларов, что заведомо компенсирует любые программы информатизации, которые могут быть проведены администрацией в течение года.

Казалось бы, вот он — достойный региональный блок для представительства Сибири в "Электронной России". Однако, в итоге конкурса региональных проектов по информатизации, проведенного Министерством экономического развития, в качестве пилотных регионов по госзакупкам названы... Якутия и Чувашия. Почему? Интересы названных субъектов федерации лоббировались на самом высоком уровне: президенты республик лично приезжали в Москву, ходили по инстанциям, оставляли письма, гарантировали свое участие в финансировании программы и т.д. и т.п. Как следствие, профильное ведомство прислушалось к их пожеланиям. Администрация НСО такой активности в федеральных коридорах власти не проявила — и "Электронная Сибирь" осталась "при своих".

Учиться никогда не поздно

Между тем, в стране есть примеры проектов, позволяющих не только оптимизировать расходы бюджета, но и увеличить его доходы. Практику их осуществления в российских регионах недавно обобщил Илья Пономарев из московской компании "Информационные бизнес-системы". Пример первый — система сбора имущественного и земельного налогов. Возможно, стоит напомнить, что и тот, и другой — налоги местные, с начала 2003 года полностью поступающие в бюджет субъекта федерации. Если в случае с НДС или налогом на прибыль можно спорить относительно объема сделки или размера прибыли, то здание или участок спрятать сложно. Единожды проведя инвентаризацию, получать деньги можно без особых проблем. Тем не менее, собирают их плохо — в среднем поступления из этого источника в региональных бюджетах составляют около 7%. В развитых странах, для сравнения — 60–70%. Американцы, к примеру, поступают очень просто: сумма годового бюджетного задания механически распределяется на весь зарегистрированный фонд недвижимости, а дальше — дело техники. В России подобный эксперимент проведен в городе Великий Новгород. Сегодня в новгородском бюджете доля земельного и имущественного налогов составляет 22%, причем достигнуто это без каких-либо законодательных изменений на федеральном уровне. Сложность внедрения такой практики заключается в необходимости значительных первоначальных вложений на создание кадастровой базы. С вводом нового Налогового кодекса появилась возможность привлекать для создания подобных информационных систем внебюджетные источники средств, и ряд субъектов федерации уже этим занимается.

Пример второй — информатизация жилищно-коммунальной сферы. В Новосибирске тоже есть система "Город", но явным лидером является Тула. Здесь создана единая компания — центр сбора коммунальных платежей с населения. Убедившись в нерентабельности сбора микроплатежей через банки, туляки развернули отдельную специализированную сеть в удобных для граждан местах, минуя традиционные отделения Сбербанка. Создана единая база данных, через которую проводятся взаимозачеты между поставщиками услуг, распределение субсидий, расчет тарифов (в результате чего Тульская область более корректно отстаивает свои интересы при дележе федеральных субвенций). В итоге экономический эффект оказался весьма значительным: собираемость коммунальных платежей возросла, а степень нецелевого расходования бюджетных средств резко снизилась.

Всего два примера навскидку. При желании можно найти и другие. Убежден, что Новосибирский научный центр, где концентрация умов на тысячу человек населения несколько выше, чем в среднем по стране, еще не утратил способности генерировать идеи. Но от рождения идеи до ее воплощения — дистанция огромного размера.

Революционная ситуация наизнанку

Как учило нас советское обществоведение, революционная ситуация — это когда низы не хотят жить по-старому, а верхи не могут по-новому управлять. В области информационных систем ситуация иная. Верхи по-прежнему могут управлять и "на пальцах", а посему, вроде бы, и хотят изменений, но как-то не очень. Низы, по собственному убеждению, хотят жить по-новому, но, похоже, не очень-то и могут. Как назвать такую ситуацию, сколько она может продлиться и где в результате окажется "Электронная Россия" — вопрос отдельный.

стр. 6

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?10+249+1