Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 19 (2405) 23 мая 2003 г.

НУЖНЫ ИНТЕГРАЦИЯ И РЕЖИМ ДОВЕРИЯ

В прошлом году отметила свое десятилетие компания "Медико-биологический союз". О том, как она создавалась, как развивалась, что собой представляет сейчас, как происходит становление научного бизнеса рассказывает директор фирмы Михаил ЛОСЕВ.

Бизнес как процесс познания

Иллюстрация

— До кризиса 1991 года мы — несколько инженеров-физиков, выпускники НГУ — работали в инжиниринговой фирме, которая занималась разработкой оборудования для научных исследований. Потом заказы исчезли и надо было искать что-то другое. Проанализировав ситуацию, мы остановились на биотехнологии.

У нас уже был некоторый опыт организации и управления небольшим производством, и мы вышли с предложением на НПО "Вектор". Тогда там началась работа по созданию структур для коммерциализации собственных работ. А мы были люди со стороны. К таким всегда повышенное внимание, поэтому процесс становления отношений был непростой, но мы благодарны руководству "Вектора", что нашлось взаимопонимание и поддержка. Первый наш проект был связан с переработкой крови, подлежащей утилизации. Мы получили продукт, но наш партнер не сумел реализовать его — не хватило опыта работы в условиях "дикого рынка".

В то время все бегали в поисках чего бы продать, весь городок по телефону торговал. Казалось, вот он рынок — только сделай продукт и тут же купят. Конечно, это была фикция, но это надо было понять. Знаний в этой области у нас не было никаких, руководствовались в основном, интуицией.

Позже мы пытались применить стандартные схемы, но в наших условиях они не работали. К примеру, прихожу я в один из институтов, к научному сотруднику, который работает над диссертацией по медицинской тематике, и говорю, что мы могли бы коммерциализовать его результат. А пока он будет работать над этой темой, будем ему еще один оклад приплачивать. Он говорит: "Мало". Я у него еще ничего не взял. Я предложил ему небольшие деньги за то, что нас интересовало в принципе. Я не делал тайны из этой затеи, я поставил в известность завлаба, дирекцию о том, что мы будем поддерживать эту работу. Я считаю, что основной тормоз в сотрудничестве бизнеса и науки — психологический, ощущение, что кризис, как и бизнес — явления временные и ничего не надо предпринимать.

Мы понимали, что если хотим работать в этой системе, не должны входить в конфликт с ней. Прежде, чем обратиться с предложением о сотрудничестве к конкретному исследователю, мы договаривались с администрацией. Это не романтика, не красивые слова, это прагматизм. Если мы хотим работать на этом рынке, мы должны играть с открытыми картами. Украсть можно только один раз. Хотя украсть, порой, проще, чем убедить в том, что мы действительно хотим сотрудничества, которое будет выгодно и нам, и институтским разработчикам.

На первом проекте мы потеряли время, деньги. Зато приобрели опыт разработки и запуска высоких технологий, научились взаимодействовать со специалистами, разработчиками разного профиля, организовывать их работу так, чтобы получить реальный продукт.

Несмотря на то, что проект нам не удалось реализовать до конца, кредит доверия от разработчиков мы получили, потому что как управляющая структура мы выполнили свои обязательства. Разработчики начали нам предлагать другие варианты, в том числе заняться производством диагностикумов для выявления инфекционных заболеваний. Мы согласились, но попали в непростую ситуацию. В России этим занимались, как минимум, 10 организаций, имеющих лицензии, только в составе "Вектора" три фирмы, и российский рынок уже был поделен между другими производителями.

Начали дело, фактически, с нуля: с решения, что наша продукция должна быть более качественной и продавать мы ее будем там, где у других не получается, в частности, в Средней Азии. В то время после распада Союза Казахстан выходил из рублевой зоны и единственным способом возврата средств за поставленную продукцию был бартер. Нашими активами на тот момент были доверие партнеров, интуиция, 500 долларов, взятых в долг, и понимание, что другого варианта просто нет.

Сегодня в компании работает около 100 чел. "МБС" занимает 3-е место в России по охвату рынка данным видом продукции. Стоит отметить, что в настоящее время новосибирские фирмы "Вектор-Бест" и "Медико-биологический союз" закрывают больше 50 процентов рынка диагностикумов по СПИДу, гепатиту В, С, сифилису и другим инфекциям в России и экспортируют их в Казахстан.

Мы не только выполнили работу,
но и создали рынок

Года через два, увидев, что у нас что-то получается, к нам подошел специалист из "Вектора" и предложил заняться панелями сывороток для контроля качества тест-систем. Тогда в стране не было ни этой продукции, ни рынка на нее, небольшое количество ввозили из-за рубежа. Еще через два года вместе с Государственным институтом стандартов и качества мы создали новую продукцию — национальные стандартные панели сывороток, которые легли в основу национальной системы контроля качества диагностических исследований. Стандартные панели сывороток — это набор сывороток, в которых зафиксированы параметры крови, маркеры какой-либо инфекции. И они должны быть одинаковыми у любого потребителя, от Москвы до Владивостока. Теперь в любой лаборатории можно проверить качество диагностических исследований, сравнив их с технологически обработанным материалом, гарантирующим стандартность. Все медицинские лаборатории страны ежедневно пользуется этим стандартом. В создании единой системы контроля большая заслуга ГИСКА, он является идеологом работы, она создана на основе интеллектуальной собственности "Вектора", мы ее коммерциализовали. Мы сделали это легально, система сертифицирована, "Вектору" платятся лицензионные платежи. Нам приятно говорить об этом проекте, потому что не только выполнили его с нуля, но и сформировали рынок.

Зарубежный аналог панелей стоит от 500 до 1000 долларов. Наши — от 80 до 200, в зависимости от инфекции. А начинали вообще с 20 долларов. На широко применяемые изделия цены низкие, потому что в бюджете эта продукция не заложена, и для того, чтобы ею начали пользоваться, цена должна быть приемлемой для потребителя.

В первый год мы только научились затраты покрывать, но, понимая значимость этого проекта, продолжали работу, и в конце концов она начала приносить прибыль.

Что касается наших планов на будущее, то два проекта — диагностические тест-системы и стандартные панели сывороток я хочу разделить на два предприятия. До определенного времени тест-системы финансировали стандартные панели, сейчас они должны сами развиваться. Если этот проект умрет, значит он не имеет права на жизнь по объективным причинам, и этот фактор — научить проект жить самостоятельно — обязателен. Впоследствии, может быть, создадим управляющий холдинг на основе специализированных компаний.

А вообще, в рамках проекта интегрированы различные организации: ГНЦВБ "Вектор", два института в Москве, производственная база и площади НИКТИ БАВ.

Сейчас мы сотрудничаем с Институтом биоорганической химии, у нас есть договор о коммерциализации их работ, расширяем сотрудничество с "Вектором". Но затратная стоимость этого бизнеса стала резко расти, и в настоящее время невозможно за два года довести продукт до рынка. Поэтому одной из основных задач Ассоциации предпринимателей Академгородка является привлечение инвесторов к финансированию технологий.

Чтобы наука давала дивиденды

Внутренний российский рынок высоких технологий небольшой, хотя уже сегодня крупные сырьевые компании готовы вкладывать деньги в научные разработки. Надо использовать эти возможности. Надо активнее выходить на международный рынок, продавать разработки не за гранты, не за зарплату, а в виде патентов, готовых технологий. Международный рынок очень большой, в технологических фондах деньги огромные, но у них есть стандарты вложения, согласно которым они имеют возможность и право вкладывать деньги. И мы должны адаптировать свои разработки к этим стандартам. Примеры удачной работы по трансферту технологий уже есть среди hi-tech предприятий Академгородка.

Понимание этого процесса и умение запускать его является одним из ключевых звеньев. Мы занимаемся открытым бизнесом и свою задачу видим в том, чтобы сформировать и отладить систему, по которой бы начало функционировать то сообщество, в котором мы находимся. И тогда молодые специалисты после НГУ пойдут заниматься наукой и технологиями, а не менеджментом в большие магазины. Научные результаты должны активнее трансформироваться в инжиниринговую деятельность, чтобы знания быстро превращались в изделия и технологии, которые можно предложить на рынок. Вместе с партнерами по ассоциации "Сибакадеминновации", руководителями научных учреждений мы рассматриваем вопрос о создании двух инжиниринговых центров: один по биотехнологии, другой — в области приборостроения и оборудования. Созданная при ассоциации консалтинговая компания "Сибакадемконсалтинг" начала работу по подготовке бизнес-планов по разработкам СО РАН в тесном сотрудничестве с институтами Отделения. Очень важным моментом, фактически основным, является работа по правильному оформлению интеллектуальной собственности. Без этого вообще невозможно говорить с потенциальным инвестором или заказчиком.

И, несомненно, кадры решают все. У нас очень мало людей, которые работают в области коммерциализации высоких технологий. К бизнесу вообще, как известно, имеют склонность 5–6% людей, и их надо вовлечь в инновационный процесс, создать условия, чтобы они туда пошли.

Пока мы обучаем аспирантов менеджменту по управлению проектами за свои деньги, предлагая им небольшие проекты, у одного из 3–4, может быть, получится, и он станет потом "толкачом" какого-то реального проекта. Но сегодня обсуждаются варианты создания обучающего центра, задачей которого была бы подготовка специалистов в области бизнеса, уже имеющих базовое образование, при этом процесс обучения носил бы не только теоретический характер, но и был совмещен с реальной практикой на предприятиях малого бизнеса.

При взаимодействии с некоторыми институтами у нас сложилось впечатление, что часто научные учреждения работают на процесс. Кажется, что им невыгодно завершать его реальным продуктом, потому что тогда надо будет формировать новый процесс, придумывать под него программу. Тот кризис в науке, который начинает проявлять себя сейчас, мне кажется, является следствием этого. Общество хочет, чтобы наука не только добывала знания в мировую копилку, а вносила свой вклад в экономику.

Задача бизнеса — зарабатывание денег, это реальная экономика, мы должны продавать результат. И процесс мы формируем только для того, чтобы получить результат в виде продукта для реального потребительского сектора.

Для того, чтобы создавать новое, должна быть свободная энергия, свободный ресурс. Если человек постоянно думает о хлебе насущном, у него нет возможности что-то изменить в своей жизни. Задача в том, чтобы найти этот свободный ресурс, энергию, деньги и попытаться реструктурировать систему так, чтобы она начала развиваться. Никакая структура не будет должным образом функционировать без наполнения ее социальной энергией, без общественной поддержки.

Руководители академических учреждений, ученые в последнее время стали по-другому смотреть на сотрудничество с частными компаниями. Сейчас у всех нелегкие времена. В тяжелых ситуациях люди обычно объединяются.

Если этот инновационный процесс не запустить, то Академгородок будет просто спальным районом, торговой площадкой между южным направлением и Новосибирском. А чтобы процесс пошел, требуется интеграция, совместные усилия всех структур, которые могут на этот процесс влиять, нужен режим доверия и сотрудничества между сотрудниками институтов, руководством СО РАН, администрацией и бизнесом. Фирмы, которые выжили, встали на ноги, заинтересованы в этом.

Подготовила В.Садыкова.

стр. 4

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?16+249+1