Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 24-25 (2410-2411) 27 июня 2003 г.

ВОЛНОВОЙ ПРОЦЕСС

В прошлом году на очередном заседании Президиума Российской академии наук оказались рядом за столом два академика — Гурий Иванович Марчук и Юрий Иванович Шокин, именно в 2002 году избранный членом Президиума РАН. Они обменялись приветствиями, и Юрий Иванович сказал Гурию Ивановичу: "Вот сорок лет прошло, как я был вашим студентом". "Ты от меня сбежал, Юра", — напомнил ему последний президент Академии наук СССР. "Но я пошел на гиперболические уравнения..." — совсем по-студенчески оправдывался директор Института вычислительных технологий Сибирского отделения РАН.

Галина Шпак,
"НВС"

В науке как в Библии

Иллюстрация

Сорок лет назад! Тогда знаменитый новосибирский Академгородок расцветал всеми цветами радуги. Он был сплошной территорией талантов, во главе с двухметровым, почти как Петр Первый, Михаилом Алексеевичем Лаврентьевым... И, разумеется, математика рассматривалась как универсальный ключ, инструмент для постижения и решения современных проблем в различных областях знаний, не исключая собственно математику, способную порождать новые математические идеи. И студентам механико-математического факультета Новосибирского государственного университета математика уже не казалась каким-то загадочным сфинксом.

"Чистый математик" Юрий Шокин выбрал для своих первых научных исследований весьма прикладную задачу, связанную с моделированием катастрофических атмосферных явлений. Именно такая задача была предложена студенту-старшекурснику его первым научным руководителем Гурием Ивановичем Марчуком (он в то время руководил ВЦ СО АН СССР). Об этой задаче и напомнил Гурий Иванович Юрию Ивановичу.

Как выяснилось, студент вовсе не сбежал. Интерес Ю.Шокина к аномальным процессам в природной и технической сферах впоследствии проявился в работах по моделированию волн цунами в создании научного коллектива, взявшегося за решение сложнейших задач безопасности технических конструкций.

Не столь важно, конечно, кто от кого ушел и к кому пришел, но в науке соотношение "учитель–ученик" иногда приводит к открытию, созданию новых научных направлений. В таких случаях говорят: "В те далекие студенческие годы судьба счастливо привела молодого математика к учителю, наставнику, определившему дело всей жизни ученика". Второй научный руководитель — академик Николай Николаевич Яненко, который остался учителем для Юрия Шокина на всю жизнь, обладал научным кругозором энциклопедиста и не только в так называемой "прикладной" математике. В его коллективе научных работников многие отличались незаурядными способностями, но, как говорится, "без пяти минут" кандидат наук Ю.Шокин не затерялся среди способных.

Вместе с учителем он приступил к развитию совершенно новой методики исследования свойств основного в те годы аппарата численного моделирования — конечно-разностных схем, аппроксимирующих дифференциальные уравнения математических моделей. Метод, получивший позднее название "метода дифференциальных приближений", позволял для достаточно широкого класса дискретных алгоритмов использовать хорошо развитую технику исследования дифференциальных уравнений. Как сообщается в документах, эти работы проводились на рубеже становления мировой вычислительной науки. Практически одновременно публиковались статьи специалистов США, Германии и СССР. В числе российских авторов выделялись Н.Яненко и Ю.Шокин. Одновременно, и опять-таки по инициативе учителя, ученик начинает заниматься абсолютно другим кругом задач, погружаясь в проблематику интервального анализа. Эта методика приобрела второе дыхание с появлением электронно-вычислительных машин и ориентирована на большое количество вычислений. Очень занятна история, как аспирант Шокин стал "интервальщиком".

— С интервальным анализом получилось вообще интересно. Это было одно из направлений, которым я занимался, — сказал Юрий Иванович, когда я его расспрашивала о встрече с Гурием Ивановичем. — В результате, как модно говорить, создана научная школа — советская, российская, а породил я ее... Скорее всего, Николай Николаевич Яненко привез из заграничной командировки книгу американского математика Рэя Мура "Интервальная математика" (издана в 1966 г. на русский язык не переводилась). Книга переходила из рук в руки и у Гурия Ивановича побывала. Эту книгу дали одному сотруднику, а тот — студенту-стажеру, а мне сказали: "Юра, присмотри за ним". Вот так я стал заниматься интервальным анализом. Оказалось, что эту тематику предлагали многим, но у них ничего не получалось. И у меня не получалось, а потом пошло. Интервальная математика специфический аппарат... Любая величина, любые измерения, допуски, события определяются неким интервалом. В советское время ставилась, например, такая задача: в некой среде по некоему приближенному закону движется какое-то тело, скажем — косяк рыбы, и требуется проэкстраполировать, куда этот косяк плывет, где его искать... В нашем институте интервальным анализом сейчас активно занимается молодой доктор наук Сергей Шарый. Очень хороший математик, таких и в России мало.

Интервальный анализ — интенсивно развивающееся направление в современной информатике. Ю.Шокин и его ученики разработали интервальные методы решения дифференциальных и разностных уравнений, исследовали интервальные интерполяционные формулы, сформулировали принципы программной реализации интервальных операций, создали пакеты соответствующих прикладных программ.

— От наших семинаров все пошло, от "кольца семинаров Н.Яненко", и в Сибири, и в Казахстане, и на Украине, и в Прибалтике. Работ довольно много, но в России не так широко они используются.

Кстати, в России первая книга по интервальному анализу вышла в 1981 году. Автор, естественно, Ю.Шокин.

Если бы в шестидесятые годы существовал интернет, возможно, "прикладные" математики натолкнулись бы на перспективную задачу буквально у себя под боком. В 1962 году в "Сибирском математическом журнале" была опубликована статья академика Леонида Витальевича Канторовича, впоследствии Нобелевского лауреата, который обозначил интервальную тематику как приоритетную для вычислительной науки (на западе были более ранние публикации). Вот и вспомнишь "как важно быть серьезным", развивать математическое мышление и кругозор...

Первая решенная задача для стажеров и аспирантов как проба ума, математической выучки. Кандидатская диссертация Ю.Шокина "Некоторые вопросы теории разностных схем для гиперболических систем уравнений" — это уже некое право на собственных учеников. В науке ведь, как в Библии, испокон веков прослеживаются идеи, понятия, переходящие от одного ученого к другому, который их развивает. И в математике все знают кто кого "породил". Но для создания научной школы в современной жизни одного "родства", очевидно, недостаточно. Требуется создать научную группу, коллектив, сообщество и организовать дело, учитывая место и время действия, то есть социально-экономические условия и политическую обстановку в стране. Каким образом государство, общество, влияют, допустим, на точные науки (и наоборот!) видно по событиям и результатам советской эпохи в контексте мировых тенденций. Если односложно — это развитие ЭВМ, вычислений, космических полетов, автоматизации и высоких научных технологий. В таких условиях, тем более в молодом Сибирском отделении Академии наук тридцатилетние научные сотрудники "со своей перспективной темой" становились руководителями лабораторий и даже отделов академических институтов. Научная карьера Юрия Шокина укладывается в классическую схему: студент НГУ, аспирант, кандидат наук, младший, старший научный сотрудник, заведующий лабораторией — сначала лаборатория ВЦ СО АН СССР, а затем — лаборатория Института теоретической и прикладной механики СО АН. Надо ли объяснять этот переход, если в 1976 году Н.Яненко стал директором ИТПМ?

Разумеется, "по классической схеме", Ю.Шокин в положенный срок защитил докторскую диссертацию ("Анализ свойств и классификация разностных схем методом дифференциального приближения"). В год защиты — 1980 — оказывается, прошло двадцать лет с тех пор как доктор физико-математических наук окончил среднюю школу в своем родном городе Канске Красноярского края. В послужном списке Юрия Шокина указано первое место работы: слесарь пассажирской автотранспортной колонны г.Канска. Вот и подумаешь, что жизнь — это волновой процесс, которым управляет сам человек, если умеет дело делать.

Математик Шокин активно работал в своей лаборатории, в Новосибирском университете, Физико-математической школе. По словам знающих его людей, он "чрезвычайно внимательно и тщательно подходил к формированию "своих" коллективов, никогда не обещал того, чего не мог выполнить. Точность выбора им "нужного научного направления порой становилась очевидной спустя многие месяцы или годы...".

Тематика лаборатории, как заведено, определяется интересами руководителя. В данном случае это качественная теория разностных схем, конструирование алгоритмов с заданными свойствами, методы построения адаптивных сеток, интервальный анализ и, казалось бы экзотическая прикладная задача — моделирование волн цунами...

И все-таки классическая схема научной карьеры Ю.Шокина сломалась. Так редко бывает, но он оказался организатором, создателем двух академических институтов — в Красноярске и Новосибирске, — не считая третьего — Объединенного института информатики СО РАН, когда жизнь заставила принимать экстренные меры по укрупнению научных коллективов СО РАН.

Выходит, что в свой юбилейный год Юрий Иванович может отметить еще одну значительную дату — в общей сложности двадцатилетие в должности директоров институтов. Ему об этом напомнили дома "его девочки" (жена и дочери-двойняшки), а я узнала из нашего долгого разговора в его кабинете, когда он вдруг переключался от сложной темы к молчаливой шутке, показывая мне на экране монитора своих любимых собачек: "Вот они бегут!" и мимоходом говоря, что увлекается анималистикой, собирает скульптурные изображения собак и даже состоит в английском обществе коллекционеров. А у меня дома сохранился диск машинной памяти, напоминающий долгоиграющую пластинку, с росписью директора красноярского ВЦ Ю.Шокина. Помнит ли он давние дни, когда редакция "НВС" почти в полном составе приехала в Красноярский научный центр для подготовки специального, красноярского, номера газеты?

— За это время увеличилась плотность записи информации и уменьшились размеры дисков, появилось много задач, которые раньше невозможно было решать. Компьютеры на столах превосходят по производительности БЭСМ-6 и другие отечественные серии больших ЭВМ. В мире вычислительная техника ушла далеко от восьмидесятых годов и производится в основном вне России... Лет десять назад, когда я вернулся в Новосибирск, работал в ИВТ и одновременно в Президиуме СО РАН главным ученым секретарем, одну БЭСМ-6 мы продали Лондонскому музею техники, а взамен получили три рабочих станции...

Это было в первые годы его работы в Президиуме СО РАН, когда Сибирским отделением руководил академик Валентин Афанасьевич Коптюг. В те годы была сформулирована идея интеграционных программ СО РАН, ставшая прообразом и примером для программ и проектов "большой" академии.

В кабинете директора на самом верху шкафов, стоящих вплотную, выставлены уже устаревшие зарубежные персональные компьютеры. Не меньше десятка... Но в этом "музее", по-моему, не оказалось собственного красноярского персонального компьютера, который создавался под руководством Ю.Шокина на основе очень надежного телевизора "Рассвет" местного производства. Этот удивительный компьютер умел многое и предназначался для школьной информатики. Понятно, почему определилась ведущая роль Красноярского края в информатизации образования в стране. Это было заметно по возросшим возможностям Красноярского университета, где преподавал профессор Ю.Шокин и Вычислительного центра, которым он тогда руководил.

Дважды директор

Вполне естественно полученное Ю.Шокиным в 1983 году предложение Президиума СО АН возглавить Вычислительный центр СО АН СССР в Красноярске. А я добавлю — потому что состояние института было противоестественным для академического учреждения.

— В Красноярске в те годы академического института как такового еще не было. Я приехал туда как специалист по антикризисным ситуациям, — сказал академик Шокин, явно давая понять, что и сейчас ему приходится сталкиваться, разбираться и выходить из трудных ситуаций.

— Как же вам удалось?

— Работать надо и всё.

— Что-то очень просто...

— Ставить цель и осуществлять ее. Приводить организацию к неким канонам. В Красноярске началось с организации постоянно действующих семинаров, чтобы "поддерживать огонь в печке", чтобы сотрудники не замыкались на узкорегиональную тематику. Мы часто говорим: "Первые в мире", а получается — вторые в Сибири. Хвалим себя... Наука управления довольно интернациональна. Есть задача, первый принцип руководителя — заинтересованность во всех делах организации. Директор не должен оставаться завлабом. Я не должен только на свою лабораторию работать. Я должен работать на весь институт и хозяйственными делами заниматься...

— Я заметила, что в институте идет капитальный ремонт. У вас теперь собственный парадный подъезд в большом здании, где обосновались сразу три института, и хорошо читается над входом: "Институт вычислительных технологий СО РАН". Это что — готовятся к вашему юбилею?

— Нет, конечно. В прошлом году Сибирское отделение выделило нам часть денег на ремонт и свои добавили. Если посмотреть на здание ВЦ, обойти его, видно — кирпичи уже обваливаются. Так что ремонт продолжается. Институт, по сути, в тяжелые годы развивался и поэтому его инфраструктура, в отличие от других, не в лучшем состоянии. Собственно, ИВТ организовывался в 1990 году, а через год начал работать.

— События в стране и в науке стремительно менялись...

— И Валентин Афанасьевич Коптюг, он тогда был, как вы знаете, Председателем Сибирского отделения, предложил мне сформировать новый институт, потому что необходимо было более надежно заняться математическим моделированием и машинным парком ГПВЦ — сконцентрировать ЭВМ... Видимо, сказался мой опыт работы в Красноярском вычислительном центре, когда я его поставил на ноги. Считаю, что институт до сих пор хорошо работает.

— Под новым названием — Институт вычислительного моделирования...

— Там произошли количественные и качественные перемены. Одних докторов наук сейчас более двух десятков наберется, а когда я приехал, ни одного не было, тем более членов Академии. Руководит институтом членкор Владимир Викторович Шайдуров. И отдел машиностроения, который я организовал, до сих пор действует. Руководит "машиностроителями" Москвичев Владимир Викторович. Мы продолжаем тесно сотрудничать.

— Вы "чистый математик" и занимались машиностроением в академическом институте?

— По образованию — "чистый", а по роду деятельности — "прикладной" математик. Мы работали с гигантами промышленности Красноярского края — заводом экскаваторов, Красмашзаводом. Приятно было работать с толковыми инженерами, мощными промышленниками. Сейчас создана фирма "Сибэра", использующая теоретические работы и методики отдела машиноведения. Так он сейчас называется.

В разговоре, а наш разговор носил "волновой" характер, я спросила Юрия Ивановича, сколько ему было лет, когда он создавал свой первый институт — сорок? А он ответил: "Еще не исполнилось. В сорок я уже стал членкором".

Нетрудно подсчитать, что тогда, на двадцать шестой год существования Сибирского отделения, на его "периферии" — в научных центрах крупных сибирских городов активизировались исследования в широком спектре математических направлений. Лидировал Красноярск. В нестандартном Вычислительном центре в общем-то небольшие научные группы занимались большой работой — от решения сугубо теоретических задач алгебры, теории нечетких множеств, качественных проблем дифференциальных уравнений, нейрокомпьютинга — до задач упругости, прочности, пластичности, газовой и гидродинамики, вычислительной математики, технической кибернетики, химической кинетики, лазерной физики, машиностроения, экспертных систем...

Размах, конечно, амбициозный и, наверное, отражал характер директора института. Любопытный вопрос — как становятся директором академического института, ведь в Академии наук отродясь не существовало структуры по подготовке руководящих кадров. Может, оно и к лучшему, когда волна жизни, дела выталкивают на поверхность необходимого научного работника (выборы — это уже следствие).

Научные руководители "самозарождаются" из научной идеи и стремления реализовать ее. Мои сентенции повисли в воздухе, потому что у академика Шокина один ответ: "Работать надо". Когда он создавал новый институт в Новосибирске "на развалинах" Главного производственного вычислительного центра СО АН СССР, требовалось сформировать "свой коллектив". Ему это удалось, чтобы развернуть работы в области информационно-телекоммуникационных технологий в задачах принятия решений и продолжить исследования по математическому моделированию и вычислительным технологиям в задачах механики сплошной среды, физики и экологии.

Результаты деятельности института за двенадцать лет? Трудно обозримая вещь, а сжатая информация выглядит так: создана и поддерживается информационная система Сибирского отделения РАН и сеть интернет Новосибирского научного центра, объединяющая научные институты и организации СО РАН, медицинской академии наук, ГНЦ "Вектор", а также ряд других научных, учебных организаций, учреждений культуры, образования и социальной сферы; разработаны основные технологические принципы формирования распределенных электронных коллекций в среде интернет, созданы информационный сервер Сибирского отделения РАН и информационная система "Интеллектуальный потенциал Сибирского отделения РАН". Директор института непременно уточняет:

— У нас этим целый отдел занимается. Институт как бы на две части разбит. Первая занимается — традиционно — математическим моделированием. Еще со времени Гурия Ивановича Марчука и Николая Николаевича Яненко. А вторая часть — информационная. Этим направлением руководит наш молодой членкор Федотов Анатолий Михайлович.

— Вы все держите в своих руках?

— Через нас проходит связь и проходит информация. Это естественно. Здесь находится центральный узел. Институт один из тех, который очень сильно работает на Сибирское отделение и это ежедневная работа.

Центральный узел связи, где стоят серверы СО РАН и находится корпоративная телефонная станция, расположен за стеной кабинета директора, буквально в двух шагах. Я, конечно, заглянула туда, узнала, что, например, теперь можно установить виртуальные соединения с научными центрами и в России, и за рубежом. Существуют договоренности на такие соединения с Межведомственным компьютерным центром в Москве и с Федеральным центром высокопроизводительных вычислений в Штутгарте, в Германии. Кстати, Ю.Шокин как раз накануне Общего собрания РАН вернулся из командировки. Участвовал в конференции в Греции по вычислительным методам, а в Германии обсуждалась программа совместной рабочей группы по моделированию на суперЭВМ, которая будет проводиться в Новосибирске.

Разумеется, я полюбопытствовала, что математического находится еще в шокинских черновиках и что возникло нового в "старых" вычислительных методах. Получила короткий ответ: "Возникли многосеточные методы. Алгоритмы построения сеток... Но таких взрывных открытий, которые произошли в 70–80-е годы прошлого столетия, пока не наблюдается".

— Юрий Иванович, а что наблюдается в научно-организационной деятельности? Снова реорганизация? Вы уже не будете генеральным директором?

— Объединенного института информатики СО РАН не будет. Он сыграл свою роль в создании интернет-сети Сибирского отделения. Сотрудники институтов ничего особого не почувствуют от такой реструктуризации. Разве что это коснется администрации Объединенного института и ИВТ. Время покажет, с кем снова придется объединяться. На Общем собрании в Москве о совершенствовании структуры Академии наук говорилось много, но самоцелью это не надо делать. К тому же многое остается на уровне слов, особенно на уровне политики.

— Чем еще ваша голова занята?

— Многие вещи приходится делать параллельно. Основная забота — создание корпоративной сети передачи данных для Сибирского отделения, которая объединит не только Новосибирский, но и другие научные центры в Иркутске, Красноярске, Томске и так далее. Пытаюсь закончить к концу года книжку по разностным схемам. Недавно с моими красноярскими соавторами мы отправили в журнал "ЭКО" статью о проблемах техногенной безопасности регионов Сибири. Пишу книжку о технопарке — обзорного характера.

— Правда? В каком состоянии находится сама эта структура — технопарк "Новосибирск"? И что-нибудь делается в Академгородке?

— И здесь я выступил антикризисным управляющим и привел эту структуру, будем прямо говорить, в хорошее состояние. То, что было в девяносто восьмом году и то, что существует сейчас, наверно, ясно видно.

Из отчетных документов я выбрала несколько фактов.

Совместно с администрацией Новосибирской области исполнительная дирекция реализует концепцию технопарка распределенного типа в виде структурных и автономных инновационно-технологических центров (ИТЦ), создаваемых по территориально-отраслевому принципу. Сформированы и функционируют ИТЦ "Север", "Академгородок", "Бердск", "Шлюз", "Сибирьатом", "Кольцово".

— На площадке "Север" постоянно работает более сорока фирм, — пояснил Ю.Шокин. — Какие-то исчезают и возникают новые. Такой процесс наблюдается во всем мире, где существуют технопарки. Неплохо идет дело и в Академгородке. Вместе с Сергеем Кузьмичом Голушко переформировали Новосибирский филиал института ФГУП ЦНИИ "Атоминформ". Он существует лет пятнадцать, но достался нам в плачевном состоянии. Институт сейчас приведен в порядок. Кроме того, на его площадях разместилось несколько фирм, связанных с софтверной компанией. Но работать тяжело, потому что государственная политика и поддержка — нулевая.

— А что же все говорят о разработке инновационной политики государства до 2010 года? Точнее — опубликованы Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий. В этом документе выделен пункт о формировании национальной инновационной системы.

— Понимаете, можно составить сотни программ. В результативной программе должны быть найдены программные механизмы выполнения определенной задачи с соответствующим финансированием...

— Но, кажется, вы с удовольствием занимаетесь технопарком?

— А иначе — зачем?

В документах читаю: "Создается сетевая информационно-аналитическая база инновационных проектов предприятий Новосибирской области, являющаяся региональным блоком сетевой базы Министерства промышленности, науки и технологий РФ. Ведется работа с Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, Минпромнаукой, Российской ассоциацией венчурного инвестирования, Национальной ассоциацией бизнес-инкубаторов с целью привлечения средств, как на реализацию наукоемких проектов, так и на развитие инновационной инфраструктуры Новосибирской области. Технопарк "Новосибирск" выступил учредителем некоммерческого партнерства содействия развитию информационных технологий, а его инновационно-технологический центр — учредителем Союза инновационно-технологических центров РФ, в котором выполняет функции головной организации по связям со странами Азиатско-Тихоокеанского региона".

— Юрий Иванович, с кем вы сейчас общаетесь?

Он молча разложил визитки...

стр. 3-4

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?4+254+1