Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 26-27 (2412-2413) 11 июля 2003 г.

ПОКА КОБРа ПРИТАИЛАСЬ

Правительственная комиссия по оптимизации бюджетных расходов (в просторечии КОБРа), которая внесла ряд радикальнейших предложений по усекновению российской науки (об этом — во множестве публикаций последних двух-трех месяцев, в том числе в обзоре "РАН: майская страда", НВС N 22, в РНГ от 21.05 и 2.07) то ли "взяла тайм-аут", то ли затаилась... В концентрированном виде информация о нынешнем состоянии нашей науки — в статье "Толкают на панель" (СР 24.06). На 3 июля в Петербурге было намечено Чрезвычайное собрание российской научной общественности, которое намерено противостоять КОБРе. А пока есть смысл поговорить о других, не менее актуальных проблемах жизни научного сообщества.

Наталья Притвиц

Из жизни наукоградов

Никто не спорит с тем, что будущее России связано с переходом от "экономики трубы" к "экономике знаний". Вопрос в том, каким именно должен быть непростой механизм превращения идей в товар. Председатель СО РАН академик Н. Добрецов предлагает: "Давайте создадим экспериментальные площадки, отработаем механизмы, выявим плюсы и минусы, а затем учтем все это в законах и общегосударственных программах. Суть наших предложений поясню на примере инновационной программы "Старт". В ней три важнейших составляющих: наукоград, особые экономические зоны и венчурные фонды. Причем, на первом этапе зоны должны быть небольшие, площадью не более одного квадратного километра. Постепенно они перерастут в крупные. Чтобы сюда заманить инвесторов, нужно создать режим благоприятствования — систему преференций и льгот. Мы подали заявку в Минэкономразвития на создание такой зоны в новосибирском Академгородке. И, наконец, главное — где взять стартовый капитал? Предлагаем учредить Сибирский венчурный фонд. Слабые российские банки его не потянут. Необходимо привлечь финансы с Запада. Но они придут только под гарантии власти — губернаторов и Правительства" ("Набираем клуб миллиардеров", РНГ 4.06).

Проект программы "Старт" был в мае передан главе Правительства М. Касьянову полномочным представителем Президента РФ в Сибирском федеральном округе Л. Драчевским (текст проекта — в НВС N 21).

"Независимая газета" разразилась по поводу "Старта" ядовитой статьей "Драчевский ушел в офшор" с подзаголовком "Сибирский полпред вознамерился превратить новосибирский Академгородок в новую бюджетную дыру". Газета привела мнение сенатора от Ленинградской области, экс-заместителя министра экономики С. Васильева, который считает, что предложение Драчевского по созданию свободной экономической зоны "будет использовано жуликами для обмана государства, как это в нашей стране происходило каждый раз при подобных обстоятельствах. Конечно, льготами воспользуются научные институты, но в гораздо больших масштабах — конторы, не имеющие никакого отношения к науке. Будет еще одна большая дырка в бюджете".

Эта статья была опубликована 16 июня, а 21 июня президент В. Путин провел в Кремле заседание Совета безопасности, посвященное обеспечению национальной безопасности России в Сибирском федеральном округе. Комментируя итоги заседания, Л. Драчевский отметил, что, по общему мнению его участников, корни большинства проблем, связанных с безопасностью, лежат в экономической сфере. "Поэтому гораздо подробнее останавливались на вопросах экономического развития, а именно шла речь о механизмах реализации Стратегии экономического развития Сибири".

Среди замечаний Президента РФ В. Путина было и такое: "Нет также четких решений по выдвинутым округом инициативам в части усиления инновационной деятельности". По словам Л. Драчевского, участники заседания Совета безопасности подробно обсуждали вопросы более эффективного использования научно-технологического потенциала Сибири. "Шла речь о том, чтобы уже к концу этого года создать в Сибири три научно-технологических, внедренческих центра — в Новосибирске, Красноярске и Томске", — сказал полпред ("Большинство проблем в экономике", СС 24.06).

Через несколько дней появилось новое сообщение: "Центр стратегических разработок — Сибирь" совместно с Министерством промышленности, науки и технологий и СО РАН приступает к реализации первого этапа программы "Старт" ("Цель "Старта" — быстрый прорыв", СС 27.06).

Последняя новость: для обсуждения Стратегии развития Сибири, в том числе создания свободных экономических зон, в Новосибирск 24 июля прибудет М. Касьянов ("Бизнесменов и ученых пригласят в зону", КС N 24).

О проблемах подмосковного Троицка — беседа обозревателя С. Лескова с академиком В. Лобашевым (Президиум Троицкого научного центра РАН) и депутатом Троицкого горсовета, кандидатом физмат наук В. Сидневым. По данным С. Лескова, в стране около 500 научных центров, которые могли бы рассчитывать на статус наукограда. Проблема чаще всего — в отношениях научного центра с городской администрацией. В Троицке, где находятся 6 академических институтов и крупный государственный научный центр, уровень высшего образования среди жителей составляет 42,3 %. (Для сравнения: в Нижнем Новгороде — 25 %, в Смоленске — 11 %). И тем не менее город до сих пор не получил статуса наукограда.

Долгое время ученые сами не хотели статуса наукограда, считая, что появившиеся тогда средства будут элементарно разворованы. Как пояснил В. Сиднев, в Троицке (в результате крупных капиталовложений прежних лет) сложился более высокий, чем в соседних районах, уровень жизни. В итоге возник соблазн продавать земли в Троицке под коммерческое жилье, причем земли продавались по цене в несколько раз ниже рыночной стоимости. Вместе с тем Академия наук семь раз обращалась в городскую администрацию с просьбой выделить землю под строительство общежития для молодых ученых, и всякий раз следовал отказ. Сейчас в процентном отношении научных сотрудников в Троицке стало чуть ли не в два раза меньше, чем в 1975 году, когда создавался научный центр. И все же 85,5 % жителей Троицка поддерживают идею наукограда. Наукоемкое производство позволит создать рабочие места для тех квалифицированных жителей, которые вынуждены искать работу в Москве.

В дополнение сообщается: "Когда в Троицке началась распродажа под коммерческую коттеджную застройку заповедного леса и даже участков на берегу Десны, несколько членов Академии наук обратились с письмом к президенту РФ. Видимо, по случайному стечению обстоятельств у многих из подписавших письмо начались неприятности" (одного избили, у другого сгорела дача, третьего припугнули, зажав его машину на обочине двумя джипами). "После письма президенту РФ застройка лесов в Троицке была остановлена. Через некоторое время (опять же, видимо, по случайному стечению обстоятельств) был убит мэр города" ("Знания дороже спекуляций. Академический центр обязан стать наукоградом", И 21.06).

В другом материале ("Наука на голодный желудок", НГ 11.06) председатель Совета профсоюзов РАН В. Соболев рассказывает о положении дел в Пущино, где около 20 тысяч населения, а научно-исследовательских институтов около десятка. "Людей, которые живут на нищенскую зарплату, кормят в основном собственные огороды. Многие подрабатывают торговлей, частным извозом, кто-то держит кроликов и кур. ...После перестройки наука будто погрузилась в сон. Только из Пущино уехали за рубеж более тысячи молодых, наиболее одаренных ученых. Вернулись единицы. Прошла волна сокращений. Жизнь в наукограде замерла. Гостиница Академии наук начала ветшать и разваливаться. Чтобы спасти хотя бы ее, здесь открыли пансионат и детский оздоровительный лагерь.

...Однажды, чтобы спасти уникальную коллекцию микроорганизмов, научным сотрудникам пришлось принять трудное решение: разойтись по домам, сидеть без работы и денег около двух месяцев. В противном случае институт пришлось бы отключить от электроэнергии, и микроорганизмы погибли бы".

Очень бодро звучит статья вице-директора ОИЯИ А. Сисакяна о наукограде Дубне, где недавно приняли семилетнюю программу развития. Удивляться этому не приходится, поскольку Объединенный институт ядерных исследований живет по планам, утвержденным Комитетом полномочных представителей правительств государств-членов этой международной межправительственной научной организации ("Остров стабильности", И 7.06).

Мэр молодого сибирского наукограда Кольцово недавно побывал в наукограде Обнинске, где впитывал опыт "старших" коллег, например, организации ипотечного кредитования ("Чем богаты, тем поделимся", РНГ 18.06).

Параллельно со становлением наукоградов идет и другой процесс — "Технопарки вместо "почтовых ящиков" (РНГ 2.07). Как сообщил замглавы Минсвязи РФ Д. Милованцев, в течение года планируется открыть до двадцати технопарков, которые будут вести разработку программных продуктов и технологий нового поколения.

В рамках таких проектов российская сторона предоставляет квалифицированные кадры, владеющие уникальными отечественными методиками, а компании США вносят свой вклад новейшим оборудованием и финансами (от них уже получены десятки заявок). Сейчас в Правительстве России рассматривается вопрос о предоставлении технопаркам налоговых льгот.

Ответственность науки

Человечеству, если оно хочет предотвратить чудовищные техногенные катастрофы, которые могут унести в этом столетии миллионы и даже миллиарды жизней, необходимо ограничить научные исследования в ряде опасных областей — с таким призывом выступил известный астрофизик и специалист в области космологии М. Рис. По его словам, поскольку биотехнологии, компьютерные технологии и нанотехнологии становятся все более сложными и распространяются все шире и шире, наша цивилизация может оказаться уничтоженной из-за недостаточно обдуманных или, наоборот, имеющих злой умысел действий как отдельных ученых, так и небольших их групп. "Думаю, что шансов у нынешней цивилизации на Земле дожить до конца текущего столетия не больше, чем 50 на 50", — утверждает М. Рис в только что вышедшей в США книге "Наш последний час" ("Общество вправе остановить науку?" ИГ N 23–24, июнь).

Тема ответственности ученых перед обществом и этические аспекты научных исследований обсуждалась на "Алферовском чаепитии" в Петербурге с участием около 20 Нобелевских лауреатов, съехавшихся на 300-летие города. Всем участникам было предложено порассуждать о том, должен ли исследователь чувствовать свою ответственность за негативные результаты своей работы. Наиболее категоричный ответ дал Ч. Таунс (США): "Несмотря на то, что сегодня опасности подстерегают нас в любой области науки, мы не должны останавливаться и просто обязаны продолжать изучать новое".

Нобелевский лауреат по химии 2000 года А. МакДиармид (США) предложил гораздо более внимательно отнестись к выборам политиков и прежде, чем голосовать "за", поинтересоваться "научным кредо" и образованностью кандидата. Его соотечественник физик Р. Лафлин (премия 1998 года) считает: "Единственное, что мы еще можем сделать, чтобы предотвратить возникновение "опасных знаний", — это соответствующим образом воспитать учеников. Им предстоит работать в еще более сложном и опасном мире".

Но кто должен следить за тем, чтобы наука не доставляла человечеству неприятностей? Мнения участников по этому вопросу разделились. Большинство предлагает возложить эту миссию на общество ("Чай из графиков и формул", РНГ 18.06).

По мнению автора упомянутой книги М. Риса, вообще в науке ни одно решение о проведении эксперимента, способного повлечь катастрофические последствия, не должно теперь приниматься до тех пор, пока население планеты или репрезентативная его часть не придет к выводу, что уровень риска лежит ниже удовлетворяющего всех порогового значения.

Не знаю, как за рубежом, а наше население вряд ли готово к принятию таких серьезных решений. Над Россией нависла, по выражению академика Г. Марчука, угроза невежества. "Воспользовавшись тем, что им вовремя со стороны общества и государства не был дан отпор, проходимцы, выдавая себя за экспертов и ученых, заполонили страницы сомнительных изданий, телеканалы и радиоэфир, оказались даже в министерствах и ведомствах. Президиум Российской академии наук был вынужден создать специальную комиссию по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований, чтобы дать отпор шулерам и наперсточникам" ("Амбиции и корысть разорвали связь времен", ПГ 11.04).

Недавно на заседании Президиума РАН с научным сообщением "Лженаука. Чем она угрожает науке и обществу?" выступил председатель упомянутой комиссии академик Э. Кругляков. Изложение его доклада — в статьях "Обаяние обмана. Лженаука проникла во власть" (П 27.06 и "Социальный заказ на практическую магию", НГ 25.06). Бескомпромиссные выступления Э. Круглякова не всем по душе — свое недовольство высказали академик Н. Бехтерева ("На все науки цензор", РНГ 18.06), доктора наук А. Рухадзе и Л. Уруцкаев ("Охота на академических ведьм" (НГ 25.06).

Недавно состоялась пресс-конференция "Роль науки в современном мире и ее влияние на развитие России". Разные ученые в один голос говорили, что в России сегодня не наука, а лженаука во многом формирует мировоззрение и мы уже вовсю пожинаем плоды глубочайшего кризиса общественного сознания. "Сейчас предпринимаются попытки уравнять в налогообложении научные и бульварные издания, — сообщил депутат Госдумы, академик РАМН С. Колесников. — Делается это под благим предлогом создания "здоровой конкуренции". Но если это произойдет, мы задушим и те немногие отечественные издания, которые пропагандируют сегодня российскую науку" ("Цензура была не властна", РНГ 2.07.03).

Как совместить секретность и открытость?

"Научный обмен и защита гостайны" — такова была тема круглого стола в редакции "Российской научной газеты". В качестве экспертов были приглашены депутаты Госдумы, ученые, адвокаты, правозащитники, их дискуссия заняла 1,5 газетных полосы. Обсуждался вопрос — как примирить или развести конституционное право на информацию, в том числе право на научные контакты и обмен идеями, с таким же законным правом государства защищать свои тайны и секреты? Могут ли эти нормы бесконфликтно существовать в правовом поле?

Как и можно было предположить, ответа на этот сакраментальный вопрос дискуссия не дала. Ученые выражали тревогу по поводу череды так называемых шпионских процессов, говорили о наметившейся тенденции ограничения научных обменов. Вот некоторые мнения:

— усиливается дистанция между растущими международными контактами и практикой российского законодательства, связанного с этой деятельностью;

— раздувается секретное делопроизводство;

— нет единой политики в области государственной тайны, ее устанавливает каждое ведомство, и их установки нередко противоречат друг другу;

— шпионажем иногда называют сообщение сведений, ранее опубликованных или даже вошедших в учебники;

— государственную тайну сейчас можно купить, но не там, где это обычно ищут, а на более высоком уровне ("Эта бездна тайн полна", РНГ 28.05).

Тема продолжена большим материалом "Научные тайны из-под полы" (РНГ 11.06.), в котором рассказывается, как "даром можно вывезти из страны изобретения, представляющие государственную ценность". Вот некоторые подзаголовки: "Запретные технологии перевозят в чемодане", "Военные секреты скупают оптом". И даже утверждается, что "рекламируемые памперсы — это наше, российское "ноу-хау", принесшее кому-то миллионные достояния". Вопрос о законном или незаконном экспорте технологий выглядит в статье (как и в жизни) чрезвычайно запутанным.

Общее заключение: в последние годы растет патентная интервенция, увеличивается число зарубежных (например, США) патентов, выдаваемых на изобретения российских авторов. "Решения и идеи, которые зарубежным умам не по силам, оказывается, можно заказать и купить в России прямо по интернету за сущие копейки, не тратясь на разведку и агентуру".

На фоне дискуссии о секретности и доступности научной информации появилась инициатива создания всемирной научной организации — по типу ВТО. С ней выступил на конференции ООН по торговле и развитию известный американский юрист (кстати, глава комиссии ООН по интеллектуальной собственности) проф. Д. Бартон.

По мнению Бартона, этот шаг не только возможен, но и просто необходим, поскольку сегодня научный прогресс во многом зависит от международного сотрудничества и общего пользования информацией. Решить проблему, считает Бартон, может международный договор, в рамках которого страны-участницы сделают свои научные данные и бюджеты доступными для других — в ответ, разумеется, на аналогичный жест с другой стороны. Объединение мировой науки даст еще и большие политические плюсы — научно-технологическая открытость идей и фондов неизбежно приведет к более тесным политическим связям, отчего выиграет мир. Похожие планы есть и в Европе — создать единую европейскую науку и сделать ее лидирующей в мире (об этом было в НГ 12.03.03.).

А что Россия? Обозреватель НГ В. Покровский не скупится на негативные эпитеты для нашей научной системы ("неэффективная, громоздкая, феодальная" и пророчествует: "Ей такие договоры — нож острый. Ученые, которые и без того осмеливаются сегодня проявлять просто неприличную независимость (уезжают на Запад, подлецы!), вообще распоясаются. Чиновнику просто некем будет руководить — ну разве кроме тех, кто в силу недостаточности таланта нигде, кроме России, не кормится. Российская наука окажется в изоляции, еще более жесткой, чем изоляция во времена железного занавеса" ("Асимметричный ответ американской науки", НГ 11.06).

Сокращения: ВН — "Вечерний Новосибирск", ИГ — Инженерная газета", К — "Коммерсант", КС — "Континент Сибирь", НВС — "Наука в Сибири". НГ — "Независимая газета", НС — "Новая Сибирь", ПГ — "Парламентская газета", РНГ — Российская научная газета", СР — "Советская Россия", СС — "Советская Сибирь".

стр. 11

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?25+255+1