Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 30-31 (2416-2417) 15 августа 2003 г.

ВОЗРОЖДЕНИЕ УМРЕВИНСКОГО ОСТРОГА

В 1703 году на территории нынешней Новосибирской области появился первый административно-оборонительный пункт Российского государства — Умревинский острог. В этом году была восстановлена юго-западная башня острога. Она станет центром областного праздника 24 августа.

А. Бородовский к.и.н., с.н.с. ИАЭТ СО РАН

Иллюстрация
Воссозданная юго-западная башня Умревинского острога

Утверждение российской государственности в Сибири началось более 400 лет тому назад. К началу XVIII столетия на сибирских просторах от Уральских гор до Тихого океана было возведено около 150 острогов. Именно с этих государственных оборонительных, административных пунктов, а в дальнейшем религиозных и культурных центров «российское могущество стало прирастать Сибирью». На территории нынешней Новосибирской области первый русский острог появился в 1703 г. в устье реки Умрева. Размеры его земляных оборонительных сооружений по последним обмерам составляют 75 × 55 м. Сравнение величины площади Умревинского острога с другими деревянными оборонительными сооружениями Сибири показывает, что его площадь была довольно значительной. Он был больше Ляпинского и Казымского острогов на Средней Оби. По своим размерам Умревинский острог наиболее близок к Саянскому на Среднем Енисее, протяженность земляных укреплений которого составляла 65 × 70 м.

Известно, что в сибирском остроге могло быть от двух до пяти башен. Количество башен являлось не только архитектурной особенностью, но и существенным признаком его административного и военного значения, оно определяло статус этого приграничного укрепления. Поэтому вопрос, сколько было башен у Умревинского острога, и где они располагались, далеко не праздный. Существует несколько вариантов ответа. Один из них дает Г. Ф. Миллер в своем описании за 1734 год. Тогда острог «состоял из четырехугольного палисада (тына) с двумя башнями». Очевидно, именно на основании этого описания в конце 80-х годов ХХ века была выполнена одна из первых реконструкций Умревинского острога, обнародованная в книге д.и.н Д. Резуна, д.и.н Р. Васильевского «Летопись сибирских городов».

Во время съемки территории острога археологами в начале 90-х годов за основание угловой башни была принята западина овальных очертаний, находящаяся во внутреннем, северо-восточном углу земляных укреплений (ров, вал). Проведение археологических раскопок на северном краю острога в 2000 г. позволило новосибирскому археологу и этнологу к.и.н. А. Шаповалову выявить лишь остатки тыновой стены. Итоги этих работ были обобщены в новой реконструкции деревянных оборонительных сооружений Умревинского острога, подготовленной А. Шаповаловым совместно с Б. Осиповым и опубликованной в детской книжке «Сибирь: неизвестные миры. Тайны прошлого». По этой графической версии в остроге было три угловых башни — юго-западная, юго-восточная и северо-западная. На северо-восточном углу острога башня по этой реконструкции отсутствовала.

В ходе проведения археологических исследований в 2002 г. нашей экспедиции удалось обнаружить фундамент угловой, юго-западной башни. Она располагалась около берега реки недалеко от южного взвоза, возможно выходящего на пристань Умревинского острога. Это угловое оборонительное сооружение находилось на одной из самых возвышенных площадок острога. Поэтому, на сегодняшний момент доказанной для реконструкции острога является только эта башня. Тем не менее, следует обратить внимание еще на целый ряд обстоятельств. Дело в том, что для археологических исследований выявление башни является одной из сложных задач. Стены острога, какой бы они не были конструкции (тыновой или тарасной) обнаружить значительно проще. В качестве примера можно привести, что в ходе проведения достаточно скрупулезных и многолетних археологических исследований Томской крепости не удалось пока выявить оснований его башен. Для других сибирских острогов можно привести лишь единичные примеры таких находок: Саянский острог на среднем Енисее, Албазинский острог на Амуре, Алазейский и Зашиверский остроги в Якутии. В Сибири в основном строили четырехугольные башни. Основание их сруба (оклада) чаще всего либо просто ставили на грунт, либо на определенную теплоизолирующую подсыпку (глина, мох, сено, навоз, щепа). В некоторых случаях углы основания сруба ставили на вкопанные бревна («медведки») или камни. Поэтому в археологическом смысле конструкция любой деревянной башни была как бы «парящей над землей», от которой в грунте оставалось слишком мало выразительных следов ее присутствия. Тем не менее, в случае с юго-западной башней Умревинского острога можно говорить о явной археологической удаче. Основание этого оборонительного сооружения было представлено свайно-ленточным фундаментом четких подквадратных очертаний. Такой конструктивный прием, несмотря на свою уникальность для острожной башни, действительно существовал в XVIII веке. Более того, для конкретной территории, где располагался Умревинский острог, такой прием был действительно оправдан, поскольку для грунтов Мошковского района НСО ленточно-свайные фундаменты являются одной из актуальных строительных рекомендаций.

В XXI столетии башня Умревинского острога, как и триста лет тому назад снова возвышается на берегах р. Оби. Это очень хороший знак. Мы наконец-то начинаем вспоминать свою историю, обращаться к своим корням на родной земле. В старину было меткое выражение: «Предки смотрят на нас». Именно поэтому нельзя было поступать недостойно в отношении своей Отчизны. Восстановление одной из башен Умревинского острога как символа начала российской государственности на новосибирской земле явно пришлось бы по душе нашим далеким предшественникам

Фото автора.

стр. 7

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?21+258+1