Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 22-23 (2358-2359) 7 июня 2002 г.

НОВОСИБИРСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР —
ТРАДИЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

А.А.Гордиенко
доктор философских наук,
глава администрации Советского района г.Новосибирска

В прошлом году на ноябрьском Общем собрании ННЦ было принято решение о создании рабочей группы для разработки особого статуса Советского района как научно-технической площадки Новосибирской области. В моем докладе будут представлены некоторые элементы концепции и подходы, связанные с этой работой.

В день 45-летнего юбилея СО РАН уместно подчеркнуть, что разрабатываемая стратегия имеет исторические корни, что для ее успеха важно увидеть естественные для научного сообщества Новосибирского научного центра (ННЦ) механизмы развития.

Иллюстрация

Вообще говоря, анализ таких больших образований как ННЦ должен предполагать выявление естественных для данного сообщества механизмов самоорганизации, имеющих эволюционный характер. Такое видение, в свою очередь, возможно на основе ретроспективного подхода, ориентированного на выявление траектории, по которой развивается научное сообщество как целостная система в контексте эволюции мировой науки. На основе этого анализа должно осуществляться выявление той естественно-культурной предрасположенности научного сообщества ННЦ, которая определяет его способность к развитию в современных условиях. В свою очередь, выявление факторов, обеспечивающих реализацию этой предрасположенности, позволяет составить представление о возможных перспективных путях развития научного сообщества.

Именно такой подход является некоторой гарантией преодоления иллюзорного знания о социальных процессах и путях развития общества, которое было характерно для советской эпохи. Еще в большей степени подобные иллюзии характерны для современных реформаторов России. Наконец, такой подход созвучен пафосу постиндустриального общества, которое сближает черты современного и традиционного общества, является его своеобразным синтезом. Ориентация на новое с учетом традиции на использование этих традиций в качестве предпосылки развития обусловлено тем фактом, что традиционные ценности и нормы, определяя предрасположенность и особенности поведения людей, выступают эндогенным фактором развития и трансформации общества.

Таким образом, мой доклад будет состоять из нескольких частей:

1. Анализ тенденций развития мировой науки.

2. Место научного сообщества СО РАН в системе мировой науки.

3. Некоторые традиции СО РАН, обусловливающие его естественно-культурную предрасположенность к развитию в новых условиях.

4. Механизмы и меры, обеспечивающие реализацию этой предрасположенности.

Как известно, в экономике услуг, инновационной экономике происходит структурная перестройка производственной деятельности. Возникают малые фирмы, ориентированные на клиента, и деятельность этих фирм направлена на то, чтобы обеспечить большую проницательность в интересы клиента так, чтобы сам процесс обслуживания удовлетворял клиента. Возникает индивидуализированное, ориентированное на потребности потребителя наукоемкое производство. В этой связи меняется сама структура производственных коллективов от традиционных структур жесткой иерархии, которые были характерны для коллективов техногенного общества, они переходят к гибким формам организации. А это требует нового, очень гибкого менеджмента, менеджмента участия — участия сотрудников в принятии решений, самореализации сотрудников. В результате, совершенствование социальной организации коллективов и самоорганизация работников становится важным условием научно-технических инноваций. Иначе говоря; научно-технологические инновации обусловливаются социальными инновациями и инновациями индивидными. Задачей последних является создание условий для самореализации людей, для их инновационного поведения.

В этих условиях меняется и наука, ориентированная на такое производство. Наука становится ведущим фактором не только технико-технологического, но и социального и индивидного развития. В приоритеты выдвигаются наука о живом, наука об обществе и человеке. Помимо статистически законодательного статуса организации знания, когда оно ориентировано на технические системы и главным является документ, в котором описана технология, созданная на основе познания законов природы, возникает личностноориентированное знание, как средство организации самого человека, создания условий для его самореализации. Начинается переход от техноориентированной модели организации знания, когда естественнонаучное знание ориентировано на совершенствование техники, к инновационной модели, в которой синтез естественнонаучного, технического знания осуществляется на основе социогуманитарного знания.

При этом инновационная модель организации знания характеризуется тем, что в ней важное значение приобретают малые инновационные фирмы. Они как бы конституируют знание как потенциал индивидуализированного наукоемкого производства, двигают это знание к новой социальной упаковке, ориентированной как раз на синтез на основе социогуманитарного знания. Ибо только на основе социогуманитарного знания можно выявить предпочтения и интересы потребителя и создать технику и технологии, обеспечивающие их удовлетворение. Новая социальная упаковка знания требует перманентного общения (коммуникации) представителей разных научных дисциплин, их тесного взаимодействия с производственниками. В рыночной экономической системе к взаимодействующим ученым и производственникам подтягиваются инвесторы.

Так возникает технополис как способ выращивания образа жизни, обеспечивающего порождение нового знания, новых высоких технологий и их продвижение на рынок. Основными условиями зарождения технополисных процессов являются: высокая концентрация коммуникаций, общения между представителями разных наук, а также предпринимателями, промышленниками и инвесторами; высокий уровень инициативы и ответственности, способности к самоорганизации у всех этих субъектов технополиса; высокий уровень доверия между ними и наличие специализированных технополисных объектов, обеспечивающих собственно коммуникацию указанных субъектов между собой. Важным условием развития технополиса является также повышенная комфортность территории, а также наличие соответствующего инновационного менеджмента.

Еще нужно подчеркнуть, что разворачивание такой системы производства знания идет как развитие некого организма, как эволюция социального целого. На базе либо университета, либо крупного научного центра создается инкубатор малых инновационных фирм. Сюда включаются промышленники и инвесторы. И эти субъекты, взаимодействуя, дают технопарк; технопарк, разворачиваясь и развивая систему общения, перерастает в технополис и дальше в регион науки. Очевидно, что ключевую роль в становлении технополиса играют взаимоотношения между представителями науки и малого инновационного предпринимательства. Это опыт региональной организации зарубежной науки.

Возвращаясь к проблемам Сибирского отделения в историческом плане, следует подчеркнуть, что с самого начала основатели Отделения поставили перед собой задачу создать принципиально новый научный центр. К тому времени в традиционных научных центрах Советского Союза накопились проблемы, характерные для социальной организации науки техногенного общества. Как известно, всякий научный коллектив переживает стадию становления, развития ролевой структуры, затем стадию расцвета, совпадающую с пиком его научной деятельности. Стадия расцвета, если в коллективе не возникают естественные механизмы поддержки и выдвижения новых талантов (как это бывает в научной школе), перерастает зачастую в процесс застоя и стагнации — затухания продуктивности. Негибкая социальная организация такого коллектива образует как бы внешнюю оболочку, которая, опосредуя внутреннюю динамику научного коллектива, формирует ту инерционную среду, в которой накапливается энтропийные по отношению к этому коллективу процессы. Происходит не только внутренний распад коллектива, возникают препятствия для самореализации наиболее продуктивных ученых. Однако зачастую внутренне распавшийся коллектив продолжает существовать, так сказать, в энтропийной социальной упаковке в "мумифицированном виде", поскольку встроен в организационно-иерархическую оболочку — академический институт. М.А.Лаврентьев отмечал в этой связи: "Человек рождается, живет и, слава богу, помирает. А вот научное учреждение рождается, живет и часто не умирает. И мы видим немало таких учреждений, с которыми не знают что делать — они себя изжили, но жить продолжают". Надо отметить, что процессы застоя были не только в советской науке, но и в американской, они характерны вообще для науки техногенного общества.

Ученые, приехавшие в Сибирь вслед за основателями Сибирского отделения, не просто "убежали" от этих застойных процессов, они мечтали о такой организации науки, в которой в полной мере могло реализоваться их стремление к свободному творчеству. Организационный гений М.А.Лаврентьева, как мне представляется, состоял именно в том, что он предложил механизмы и способы новой, отвечавшим этим чаяниям, организации науки. Это становится очевидным, когда мы обращаемся к анализу тех институциональных инноваций, которые были использованы основателями СО РАН при его создании.

Прежде всего отметим, что всякое достаточно крупное сообщество состоит как бы из двух институтов: института формального (это правовая база, организационные формы) и института неформального, что в экономической литературе называется "рутина". Это некоторые стереотипы, нормы, модели поведения и общения ученых. Качественное изменение того или иного сообщества как социального института предполагает введение в него как на формальном, так и на неформальном уровне определенных институциональных инноваций, обеспечивающих эти изменения. На данных схемах представлен перечень, и дана характеристика институциональных инноваций, использованных при создании Сибирского отделения. Это "треугольник Лаврентьева", который предполагал новые способы организации взаимодействия внутри науки, между наукой, образованием и производством. Затем, отцы-основатели предъявили формирующемуся научному сообществу новую рутину, то есть новые модели, новые способы взаимоотношения, общения и новую философию управления. И, наконец, были использованы характерные для советской эпохи такие способы инициации новых институциональных образований, как массовое движение, в данном случае — массовое движение ученых. Массовые движения очень характерны для советской эпохи с ее ориентированным на декларируемую демократию и на воспитание в человеке чувства хозяина ("человек проходит как хозяин"). Удовлетворяя стремление людей к самореализации, они играли также очень важную роль в противодействие бюрократизации.

"Дух Лаврентьева" (новые модели и стереотипы поведения):

1. Демократизм в общении. "К любому "маститому" ученому можно было подойти на улице — не было барьера, дистанции, бюрократизма" (Н.С.Диканский).

2. Особенное отношение к молодежи, способность учиться у молодежи умению удивляться обыденным вещам. "Каждому академику хотелось потрогать живого вундеркинда" (выпускник Первой летней школы).

3. Индивидуальный подход к своим ученикам и сотрудникам, стремление в организации сотрудников исходить из того факта, что "в научной работе успех зависит от тонкой настройки каждого человека на определенную, лишь одному ему свойственную частоту" (Ю.В.Пухначев). Умение ждать от учеников отдачи.

4. Своеобразный способ постановки задач, в котором вполне проявляется самостоятельность, инициатива и ответственность самого ученика. Задача же учителя состоит в стимулировании поиска ученика посредством обсуждения широкого проблемного поля, выбор же первоочередных проблем, задач и этапов их решения — в большей мере дело ученика. Специфический систематический контроль без официальных протоколов.

5. М.А.Лаврентьев воспринимал возражения своих учеников как нечто естественное. Он ненавидел субординацию, считал ее абсолютно нетерпимой в науке: лаборант, младший научный сотрудник и доктор несли равную ответственность за дело. Это давало возможность всем "солдатам" ощущать себя "генералами" и оказывало огромное стимулирующее воздействие (А.А.Дерибас).

Управленческая философия основателей СО РАН:

1. Стимулирование и поддержка инициативы: "Искусство руководителя состоит не в том, чтобы отдавать приказания, а в том, чтобы помочь подчиненным развить свою инициативу" (М.А.Лаврентьев).

2. Стремление не допускать застоя научных коллективов. "Для роста нового всегда необходимо отсечь что--то старое, таковы законы диалектики. Живому нужен не только вдох, но и выдох. Поэтому оправдывают себя перестройки, сокращения, формирование новых коллективов, передача отдельных исследовательских групп в родственные институты или в промышленность — туда, где они будут приносить больше пользы" (М.А.Лаврентьев). Этот принцип можно сформулировать как негэнтропийное преобразование научных коллективов.

3. "Постоянное экспериментирование, направленное на повышение эффективности, на поиск организационных форм, опирающихся на инициативу, и поэтому обеспечивающих наибольший энтузиазм и отдачу сотрудников. "Мне представляется, что по-настоящему государственный подход состоит как раз в гибкости формы работы, в сознательном проведении социальных экспериментов" (М.А.Лаврентьев).

В Сибирском отделении массовое движение ученых успешно развивалось, потому что отцам--основателям удалось придать своим институциональным инновациям социокультурный смысл. Это вызывало необходимые для прорыва в новую систему институционального оформления науки энтузиазм и массовую организационную инициативу, которые охватывали прибывающих в ННЦ людей. Как писал А.А.Трофимук, характеризуя психологический климат первых лет: "Строительство шло успешно, царил дух подъема и энтузиазма. Был создан такой перспективный научный климат, когда каждый был готов взяться за любую задачу, лишь бы страна нуждалась! Процветала атмосфера дружбы, творческого взаимодействия между науками".

Таким образом, если смотреть с позиций институционального подхода, то к знаменитому "треугольнику Лаврентьева" могут быть добавлены еще два принципа, на мой взгляд, важные для современного нашего движения вперед: это призыв к негэнтропийному преобразованию научных коллективов и поддержка инициативы, самостоятельности научных коллективов и отдельных ученых, поиск новых социальных форм организации науки. Эти принципы разворачивались на фоне негласного социального договора между государством и ученым, в котором, с одной стороны, предполагалось, что ученый настолько отдается своему делу (удовлетворяя свое любопытство за счет государства), что ничего другого для него не существует, с другой — государство создает высокий, по тем временам, уровень комфортности повседневного бытия ученого.

Если попытаться вернуться к тенденциям развития мировой науки, то можно заключить, я думаю, без всяких натяжек, что Сибирское отделение — это первая в мире попытка организовать науку, если говорить современным языком, на принципах технополиса. В чем это проявляется? В Сибири был реализован региональный подход к организации науки. Найдены способы и механизмы междисциплинарного синтеза, и они работают до сих пор. Отрабатывались различные способы взаимодействия ученых и промышленников. Здесь многое не удалось, потому что экономический механизм не стимулировал промышленность к внедрению инноваций. Создана уникальная система выращивания кадров, без которой структуры, подобные технополису, существовать не могут. Наконец, реализовывалась новая, ориентированная на инициативу ученых "рутина" и новая, если хотите, технополисная философия менеджмента.

Таким образом, еще 45 лет назад отцы-основатели использовали "технополисные" тенденции и, как мы знаем, потом по образцу новосибирского Академгородка в Японии создавалась Цукуба, а недавно у нас был мэр Теджоя (Корея), который признал, что Теджой как технополис — внук Академгородка. Именно, так сказать, технополисные черты и особенности и определили роль Сибирского отделения в организации мировой науки. Я не говорю здесь о научных достижениях.

Если подвести черту анализу первоначального становления ННЦ, то мы увидим перекличку с современной ситуацией. Первое, на этапе становления ННЦ и сейчас изменяются социальные требования к личности, к типу ее реализации в сторону повышения инициативы и самостоятельности. На первоначальном этапе это очень сильно проявлялось, и было условием для успешного поиска новых социальных форм. Дальше, как сейчас, так и тогда происходит усиление самостоятельности и инициативы научных коллективов. Сейчас способность коллективов к поиску партнеров и инвесторов имеет важное значение для их выживания. Собственно эти изменения способствуют поиску новых эффективных социальных форм организации науки. Последнее ныне необходимо для адаптации к новым условиям.

Иллюстрация

Процесс, который мы переживаем сейчас, можно обозначить как диверсификацию институтов, связанный, в частности, и с инкубацией малого инновационного бизнеса. Как отмечалось, развитие малых инновационных предприятий имеет важное значение для новой конфигурации и социальной упаковки знания, для развития инновационной модели науки и для становления феномена постнеклассической науки. Уже в первые годы реформ у нас возникло большое количество этих фирм. По сути дела, это означает, что наряду с традиционными для ННЦ, у нас появился рыночный механизм внедрения. Среди факторов возникновения малых инвестиционных фирм выделяются, прежде всего, традиционное для научного сообщества ННЦ стремление к инициативе, самостоятельности и саморазвитию (как некоторая традиция, заложенная основателями), а также уникальный опыт междисциплинарного общения, накопленный в ННЦ, наличие конструкторской базы, развитые связи с промышленностью. В этой связи можно заключить, что малые инновационные предприятия есть естественный результат самоорганизации и развития научного сообщества ННЦ в нынешних условиях. Это очень важно понимать.

Важно подчеркнуть, что инкубация малых высокотехнологичных фирм (ВТ-фирм) в ННЦ произошла практически без какой--либо поддержки формальных институтов. Как же реагировали неформально институты? Я только одну связь покажу, это связь "молодежь — малый инновационный бизнес". Исследования 4-го курса нашего университета, проведенные в 1998 году, показывают, что всего лишь 16% четверокурсников ориентированы на работу в науке, 36% — не определились, и большая часть (48%) ориентированы вне науки. Однако ориентации студентов принципиально меняются в прожективной ситуации.

Если в ННЦ будет развиваться малый инновационный бизнес, то подавляющее большинство молодых людей склонны оставаться в науке, работать в малом бизнесе. Это своеобразный резонанс, реакция молодежи на неформальном уровне на развитие ВТ-фирм в ННЦ. Она позволяет заключить, что малые высокотехнологичные предприятия являются важным фактором актуализации, осовременивания механизма подготовки кадров в ННЦ. Как известно, механизм воспроизводства кадров — важнейший принцип организации СО РАН. И эта функция малых ВТ-предприятий сейчас уже проявляется, и достаточно активно. В этом участвуют и инвесторы, в частности, Фонда Бортника. Сам по себе процесс становления малых инновационных фирм имел и важное экономическое значение. Он помогал научным сотрудникам переживать безденежье, нищету. Исходя из этого, можно сказать, что малые инновационные фирмы, отдельные научные коллективы и студенты университета образуют своеобразный треугольник взаимодействия и взаимовлияния, то есть на неформальном уровне они в некотором смысле интегрированы.

Анализируя процессы зарождения и развития ВТ-фирм, мы исходим из того, что массовое развитие этих фирм в ННЦ создает естественные условия для развития технополиса, что открывает новые возможности для принципиального изменения ситуации в Академгородке. Речь, особенно на первом этапе, не идет о том, что качественно изменится финансирование науки. Очевидно, что такой крупнейший центр фундаментальной науки России, каковым является ННЦ, должен в основном финансироваться из бюджета, как по приоритетным национальным программа, так и по требующим государственной поддержки крупным межотраслевым и отраслевым программам. Характерные для технополиса инвестиционные процессы охватят, видимо, лишь часть научно-технического задела ННЦ. Но эти процессы могут сыграть ключевую роль в развитии современной инфраструктуры научного центра, становлении современных форм воспроизводства научных кадров, а также современных механизмов интеграции научного сообщества и общества в целом и как результат становления инновационной модели организации науки.

Исходя из их соображений, нужно решать и проблемы, связанные с развитием ВТ-фирм, и особенно проблемы взаимоотношений инновационных фирм и академических институтов. К сожалению, здесь на уровне неформальных отношений существует определенный уровень недоверия к малым ВТ-фирмам. Дело в том, что в процессе инкубации этих фирм зачастую складываются непростые отношения по поводу использования научно-технического задела, оборудования помещений института, что ведет к росту недоверия между малыми инновационными фирмами и академической средой. И это до сих пор не преодолено. Важно понимать, что такое недоверие обусловлено не только ситуацией, сложившейся в институтах, но и той проводимой в стране политикой развития предпринимательской деятельности, при которой в стране до сих пор существует механизм "сдвига" производственных предприятий в тень. По разным оценкам, сейчас в теневой экономике производится до 40 % ВВП.

Вообще, теневой способ инициации предпринимательства, "шоковая терапия" введения рыночных отношений, нарастающее материальное расслоение разорвали современное российское общество "на сотни противостоящих друг другу частей. "На самом деле: это страшнее гражданской войны, но в бой втянуты все, и отстреливаются, как умеют (Б.Грушин). Очевидно, что без преодоления этого противостояния не возможно экономическое развитие.

Анализ литературы показывает, что в современной экономической жизни на одно из первых мест выходит категория доверия. Доверие — это возникающее внутри общества состояние постоянного, честного, ориентированного на совместно разделяемые ценности, сотрудничество, партнерство членов сообщества. Общества с высоким уровнем доверия (спонтанной общительностью) обладают большим потенциалом в сфере организационных инноваций, они с большей вероятностью находят новые организационные формы, отвечающие изменениям в технологиях в условиях рынка. Такие общества лидируют в экономическом развитии. В обществах с низким уровнем доверия люди испытывают трудности в организации совместной деятельности. В этой связи констатируется и тот факт, что правовые механизмы дают лишь суррогат естественно существующего доверия. При отсутствии последнего эти механизмы работают менее эффективно и менее надежно, что ведет к большим издержкам.

Особенно важным является доверие в развитии высшей формы предпринимательства, каковым является ВТ-бизнес. Но, как видно, бацилла недоверия поразила и наше местное сообщество. Каков же выход из создавшейся ситуации?

Как представляется, необходимо ускорить создание формальных институтов, обеспечивающих формирование технополиса в Советском районе. Важно при этом обеспечить перекличку, смыкание тех неформальных институтов, которые обусловили формирование ВТ-фирм в ННЦ, с создаваемыми формальными институциональными образованиями. К числу таких формальных институтов, необходимых для становления технополиса, мы относим:

1. Механизм участия бюджета в инициации технополисных процессов, ориентированный на рост доходной базы Советского района Новосибирска.

2. Соответствующая нормативная база: областной закон об особом статусе Советского района.

3. Материально-технические предпосылки для коммуникации науки и малых ВТ-фирм Академгородка с промышленными площадками города, созданные на основе концепции инновационной оси г. Новосибирска.

4. Организационная модель технополиса, способствующая укреплению неформальных институтов (рутины), обеспечивающих развертывание партнерства, прежде всего, науки, малых ВТ-фирм, промышленности и инвестиционных институтов.

5. Программа развития технополиса в Советском районе, ориентированная на создание объективных условий для его становления и развития.

6. Система регулирования и управления технополисными процессами, построенная на партнерских связях. Программно-целевой подход как средство формирования доверия между основными субъектами технополиса.

Ключевую роль в системе формальных институтов играет программа развития технополиса, ориентированная на формирование соответствующих объективных предпосылок, обеспечивающих развитие технополисных процессов и закон об особом статусе.

Объективные предпосылки, обеспечивающие становление технополисных процессов на территории научно--технологического развития:

1. Повышенная комфортность территории (традиционной социальной инфраструктуры):

а) Современное жилье (повышенной метражности), создаваемое при участии жильцов.

б) Озеленение и архитектурное обустройство ландшафта и жилой среды как средств формирования креативного потенциала населения.

в) Возрождение и обустройство на современном уровне дворовых территорий (детских и спортивных площадок), обеспечивающих неформальное общение ученых в быту.

г) Поддержание и развитие внутренних (микрорайонных) транспортных коммуникаций, в том числе и для традиционного для Академгородка велосипедного транспорта.

д) Обустройство дорог районного и городского значения на основе норм повышенного качества.

е) Насыщение территории транспортными средствами коллективного пользования.

2. Наличие специализированных (технополисных) объектов и процессов:

а) материально-техническая база для коммуникаций — Конгресс-центр;

б) объекты и процессы, обеспечивающие функционирование малого инновационного бизнеса:

— офисное строительство;

— система дополнительного образования для основных субъектов технополиса;

— консалтинговая инфраструктура;

— маркетинговые фирмы;

— материально-техническая база неформального общения технополисных субъектов (венчурные клубы и т.д.).

3. Инкубация и развитие малых инновационных предприятий.

4. Различные формы прямого взаимодействия НИИ и промышленных предприятий.

5. Партнерские связи между субъектами технополиса и, прежде всего, между НИИ и ВТ-фирмами.

При этом очень важно, чтобы все участники процесса создания технополиса, формируя его объективные предпосылки, как равноправные партнеры создали новую, основанную на программно-целевом подходе систему управления, ориентированную на высвобождение партнерского потенциала. Эта задача очень сложная не только потому, что в России уже более 10 лет доминируют условиях, не способствующие партнерству, но и потому, что существуют сущностные трудности, связанные с переходом к качественно иным, чем это было в техногенном советском обществе, способам интеграции общественной жизни, характерным для постиндустриальной эпохи. Преобразования. вписанные в систему ожиданий и приоритетов современной постиндустриальной эпохи, требуют ориентированной на потенциал каждого индивида (высвобождающей этот потенциал) организации процесса трансформаций. В этом то и проблема. В эпоху Лаврентьева духовный лидер враз собрал "народ", ориентированный на развитие свободы в творчестве. В эпоху современных постиндустриальных преобразований с ее ориентацией на высвобождение творческих качеств не путем организации внешнего объектного, в том числе и социального мира, а путем самоорганизации, самодисциплины каждого. Ситуация другая: здесь каждый должен "собираться" сам, но в согласии с другими.

Ясно и другое, что никто не придет решать наши проблемы и нам помогать. Даже государство, если судить по последним событиям, взяло тайм-аут, по существу на неопределенное время. Но на годы!

Как представляется, работа по формированию технополиса в Советском районе Новосибирска начнется тогда, когда все ее участники осознают это и проникнутся той простой мыслью, что живут в Академгородке, ценности которого надо не просто сохранить, но и приумножить, и сделать это можно только совместными усилиями. Тогда они смогут заключить между собой своеобразный негласный социальный договор, в котором каждый возьмет на себя обязательство сделать все возможное для развития новосибирского Академгородка. Это и должно стать основой для налаживания взаимодействия, без которого не будет никакого развития.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?5+26+1