Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2017

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 39 (2425) 10 октября 2003 г.

АЛТАЙСКОЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ

Сильные землетрясения, происшедшие в Горном Алтае 27-28 сентября и 1 октября, в буквальном и в переносном смысле потрясли Южную Сибирь. Трясло Бийск, Кемерово, Новосибирск, Томск, Красноярск. О масштабах разрушений в селах Горного Алтая сообщали все СМИ (в том числе НВС № 38), как и о том, какую помощь оказывают лишившимся крова людям соседние регионы и правительство России. Ниже — обзор некоторой части публикаций об этих событиях и о привлекающих общественный интерес проблемах.

Наталья Притвиц

Что говорят ученые

Многие газеты пересказывают интервью с директором Института геофизики СО РАН академиком С. Гольдиным.

По его мнению, землетрясение имело уникальный характер. Подобной силы толчки в сибирской зоне могут происходить с частотой один раз за 150 лет. Уникальный характер данному землетрясению придает то, что за первым толчком, при котором образовался новый тектонический разлом в юго-восточной области Алтая, в районе Южно-Чуйских белков, последовала серия других толчков — афтершоков. Новые толчки (более 300) были вызваны тем, что подземные пласты «не могли улечься после образования новой гигантской трещины». Жители крупных индустриальных городов — Красноярска, Барнаула, Новосибирска, Кемерова, по словам академика, пережили не землетрясение — по этим территориям прокатилась только сейсмическая волна, всколыхнувшая пласты, а не серия землетрясений, как иногда говорилось.

Иллюстрация

По словам С. Гольдина, данная сейсмическая активность имеет отношение к глобальным сейсмическим процессам. В частности, за несколько дней до нее произошло землетрясение на японском острове Хоккайдо, что вполне можно рассматривать как знаки одного процесса. Кроме того, известно, что теперь сейсмичность из юго-восточного района Алтая передвинулась ближе к Монголии. В Республику Алтай, в район эпицентра землетрясения, срочно отправилась экспедиция ученых из Объединеного института геологии, геофизики и минералогии СО РАН («Тяжелое дыхание Земли», Т 2.10).

К этому можно добавить, что одновременно на Камчатке растет активность вулкана Ключевской; сейсмостанции в районе вулкана фиксируют большое количество поверхностных и глубинных землетрясений, вулканическое дрожание (СР 30.09).

В ряде статей приводятся высказывания директора Геофизической службы СО РАН доктора геолого-минералогических наук В. Селезнева и сотрудников Алтае-Саянской опытно-методической сейсмологической экспедиции СО РАН.

Наиболее часто журналисты спрашивали их, возможно ли предсказать землетрясение. Ответы были, увы, не самые оптимистичные. «К сожалению, прогнозировать конкретные землетрясения современная наука не может. Даже такие мощные системы, которые организованы у японцев и американцев, где наблюдательных станций сотни, и вся информация оперативно собирается в реальном масштабе времени и передается в обрабатывающие центры. Можно говорить о долгосрочном прогнозе: существует карта сейсмического районирования, которая показывает, в каком месте и какой силы возможны землетрясения. Например, Новосибирск располагается в шестибалльной зоне. Значит, не исключены шестибалльные землетрясения… В принципе можно сделать и среднесрочный прогноз. Если создать достаточно хорошую наблюдательную сеть, то можно спрогнозировать примерно следующее: идут геологические процессы, которые могут привести к землетрясениям в течение одного-двух лет, например, в Южном Кузбассе. Но научный прогноз, что, например, землетрясение магнитудой 5 произойдет в конкретное время в конкретном месте, сделать невозможно. Такой прогноз сейчас не умеет делать никто в мире» (ВН 2.10).

Кстати, за 10 дней до землетрясения в новосибирском Академгородке прошла международная конференция «Проблемы сейсмологии III-го тысячелетия», посвященная как раз актуальнейшей во все времена проблеме предсказания землетрясений. О том же немало говорилось на недавнем Всероссийском совещании «Напряженное состояние литосферы, ее деформация и сейсмичность» в Иркутске (НВС № 38).

«Аргументы и факты», известные своей склонностью к пропагандированию «неформальной науки», сообщив, что японцы, «самый технологически продвинутый народ», оказались неподготовлены к недавней трагедии на Хоккайдо, признали, что «все заявления неформальных ученых о разработке нетрадиционной системы предугадывания землетрясений — фикция». Что не помешало, впрочем, в той же статье объявить о новом сенсационном методе прогнозирования не только землетрясений, но и техногенных катастроф (вроде бы некоторые физиологические растворы накануне крупных землетрясений теряют в весе из-за изменений геофизических полей Земли («Землю заколебало», АиФ № 40).

Другую сенсацию преподнесла КП (30.09): бывший медик Б. Фрайман создал прибор (пока не запатентованный), позволяющий по изменению инфразвуковых колебаний узнавать о предстоящем землетрясении. Причем 27 сентября утром он позвонил в воронежское представительство КП и попросил официально зафиксировать его информацию о том, что в ближайшие сутки в горных районах Сибири и на Дальнем Востоке грядут подземные толчки («Сторож из Воронежа предсказал беду», КП 30.09).

Устоят ли наши дома?

Об этом — в подробном интервью с директором Геофизической службы СО РАН В. Селезневым (ВН 2.10). Он рассказал о карте сейсмического районирования России, на которой Новосибирск располагается в 6-балльной зоне. На такие землетрясения и рассчитаны дома и сооружения в городе. В другой публикации приводятся такое высказывание В. Селезнева: «Землетрясение в 7 баллов в Новосибирске возможно. Наши дома этого не выдержат». Но далее следует: «Успокаивает лишь то, что 7 баллов в нашем городе — явление очень и очень малой вероятности» (КП 30.09).

Карты сейсмичности, естественно, с появлением новой информации уточняются. Так, с 2002 года в некоторых районах Новосибирской области при строительстве сооружений уже учитывается, что здесь может произойти землетрясение выше шести баллов.

Район Кузбасса до 1985 года тоже считался 6-балльной зоной. И соответственно строительство в Кузбассе, как и в Новосибирске, проводилось с учетом шести баллов. Но теперь совершенно точно известно, что Кузбасс — 7-8-балльная зона. А все строительство, выполненное там до 1985 года, проводилось без учета такой сейсмологической обстановки. Это самая большая проблема Кузбасса. Если перестраивать Кузбасс под 7-балльное землетрясение, это потребует около 20 процентов общей стоимости сооружений Кузбасса на сегодняшний день…

Конечно, существуют и карты микросейсморайонирования — например, там, где есть плывуны, трясти будет значительно сильнее. Строители тоже это должны учитывать. Кроме того, необходимо учитывать важность строящегося объекта — гидросооружение, атомная станция, космодром или еще что-то. Геофизическая служба, например, изучала сейсмостойкость Саяно-Шушенской и других сибирских ГЭС. За исключением Новосибирской — город пока не может найти на это денег («Кузбасс — опасное соседство», ВН 2.10). «Советская Сибирь» так комментирует проблему сейсмоустойчивости жилья:

«Новосибирск — город со стандартной застройкой. Специальные меры, повышающие сейсмоустойчивость, для Сибири не предусмотрены. Почему-то некоторые склонные к панике местные граждане представляют эту информацию чуть ли не свидетельством неизбежных разрушений при малейших колебаниях земной поверхности. А на самом деле это означает, что все строительные конструкции при элементарном соблюдении технологических требований должны выдерживать сейсмические толчки до шести баллов включительно. Подобный стандарт — отнюдь не проявление российской продвинутости или отсталости, он принят во всем мире».

Правда, настораживает высказывание представителя инспекции государственного архитектурно — строительного надзора Новосибирска С. Радишевского, который обмолвился, что «строительство ведется, если смотреть правде в глаза, как бог на душу положит» (МС № 39). А что уж говорить о ветхом и старом панельном жилье, о новом веянии времени — перепланировке квартир высокообеспеченными гражданами с убиранием «лишних» стен?

«По утверждениям строителей, наиболее устойчивыми к сейсмическим толчкам являются здания из монолитного бетона. Следующими по степени защищенности — как ни странно, каркасно-панельные. Здания с несущими кирпичными стенами занимают лишь третье место. Но это для нового строительства. А кирпичные и панельные дома „со стажем“ строители считают приблизительно равными по устойчивости. При этом каждый вид застройки имеет свои недостатки и преимущества. Кстати, приобретающий строительную популярность металлический каркас тоже внесет свою лепту в повышение сейсмоустойчивости нашего города. Именно металлические несущие конструкции все чаще и чаще используются при возведении высотных домов в Новосибирске. И это, как показали недавние события, совершенно правильно» (СС 2.10).

Специалисты института «Новосибирскгражданпроект» заверяют, что за последние 30 лет все построенное в городе по их проектам жилье рассчитано на сейсмичность в 6 баллов (ВН 2.10). А строительный концерн «Сибирь» оповестил читателей (КП 3.10), что используемые им технологии монолитного домостроения гарантируют конструкционную надежность домов даже при толчках 6-7 баллов. Сообщается также, что есть уже случаи переноса сделок по покупке квартир на высоких этажах (КС № 36).

Домыслы, слухи, провокации

Всевозможным слухам о землетрясении не было числа. Директор Института геофизики СО РАН академик С. Гольдин опроверг два досужих домысла, распространившихся после землетрясения. Во-первых, причиной возникновения на Алтае нового разлома не могли стать разработки полезных ископаемых, тем более что в данном районе и на близлежащих территориях ничего не добывается.

Во-вторых, он категорически не согласен с утверждением, что Новосибирское водохранилище резонировало толчок и таким образом усилило его силу в районе новосибирского Академгородка. Эту информацию С. Гольдин назвал бредом, сообщив, что землетрясение могло всколыхнуть воду в стакане, но не в таком водоеме, как водохранилище — слишком непродолжительным был толчок, для того, чтобы повлиять на такой объем воды (Т, 2.10). А в другой центральной газете С. Пащенко, руководитель экологической организации «Ученые Сибири за глобальную ответственность» отстаивает гипотезу о том, что именно водохранилище усилило силу землетрясения в районе ОбьГЭС и Академгородка («Раскачались», РГ 2.10).

Кстати, любопытное наблюдение сделала одна из жительниц Академгородка. Проезжая во время первого толчка по Бердскому шоссе, она увидела на глади Бердского залива (ветра не было) необычные стоячие волны, которые располагались большим полукругом по всему заливу (Н 3.10).

Не получили пока объяснения провокационные сообщения о якобы ожидавшемся в Новосибирске 1 октября (среда) более сильном, чем в субботу, 6-балльном землетрясении. Передавший его радиоканал ссылался на телефонограмму из мэрии, в МЧС это опровергали. Более того, стало известно, что некоторые организации посетили неизвестные люди, которые представились сотрудниками МЧС. Они предупреждали о сильном землетрясении и просили людей покинуть здания («Лжеэмчеэсовцы эвакуируют испуганных горожан», КП 2.10). В ГУВД предположили, что это была хитрость в целях воровства, но подобных жалоб не поступало. Другой вариант — политический: таким образом оппозиция пытается «посадить в лужу» местную власть («Милиция ищет лжеэмчеэсовцев, переполошивших город», КП 3.10). Ясно одно: слухи находили благодатную почву — директора ряда школ даже отпустили детей с занятий (а куда? — возможно, в их многоэтажные дома), отправили по домам студентов и сотрудников некоторые вузы и даже ряд институтов СО РАН.

Советский РОВД г. Новосибирска призвал сообщать в его дежурную часть о лицах, провоцирующих панику среди населения, для привлечения их к ответственности (Н 3.10).

Интересно, что подобное происходило и в других сибирских городах. 1 сентября до 11 часов не работали офисы в Барнауле, детей распустили из детсадов и школ по домам, в Красноярске отпустили студентов и т.д. («Кто сеял панику?», ВН 3.10).

Информация, связь, СМИ

Из множества публикаций видно, что самым слабым звеном в ситуации, возникшей после начала землетрясения, было информирование населения. Так, в Новосибирске около часа после первого толчка 27 сентября не было официальной информации от властей — это объясняли потом тем, что предсказать первые колебания было невозможно, сообщать о них постфактум — не было смысла, а чтобы разобраться в ситуации, требовалось время. Затем последовали выступление губернатора и пресс-конференция со специалистами, которая была повторно созвана еще и 30 сентября.

Но отсутствие или недоступность достоверной информации попортили немало нервов людям, коротавшую первую ночь на улице, у костров. Они задаются сейчас вопросом — почему на такой случай нет громкоговорителей в кварталах, почему не проехали с мегафоном представители ГО и ЧС, руководители районов? («Толчок по лбу», МС № 39).

Похоже, лучше дело обстояло в Кемеровской области, где уже через полчаса был создан штаб во главе с губернатором, в большинстве районов их главы выступили с обращениями к населению. Но все равно там губернатор ставит сейчас вопрос о наказании руководителей управления ГО и ЧС (Т 2.10).

Мобильная связь в первый день землетрясения отключилась — не выдержала перегрузки (которая в 4 раза превысила даже самую высокую в году — новогоднюю). Первый заместитель мэра Новосибирска В. Шумилов рассказал, что в случае чрезвычайных ситуаций предлагается отключать порядка 70 процентов всех абонентов. И оставить только тех, от кого зависит судьба горожан: милицию, пожарных, «скорую», жилищников, руководителей разного уровня… А срочную информацию сбрасывать СМС-сообщениями на сотовые телефоны. Сейчас абонент мобильной связи — каждый третий горожанин (СС 2.10).

Электронные средства массовой информации (радио, телевидение, а также интернет) с момента первого толчка были переполнены информацией о происходящем, их сообщения жадно ловили, передавали из уст в уста, обсуждали. И хотя все они многократно излагали мнения специалистов об отсутствии серьезной опасности для большинства сибирских регионов и о постепенном затухании (в настоящее время) сейсмической активности после первых сильных толчков на Алтае, но все же не отказывались от соблазна «зацепить» и припугнуть своих читателей. Вот, например, некоторые заголовки: «Землетрясение в 7 баллов город не выдержит!» (КП 30.09); «Сибирь в панике» (И 3.10); «Кузбасс — опасное соседство», (ВН 2.10). Новосибирское областное управление ГО и ЧС серьезно заинтересовалось сообщением одного российского информационного агентства, которое распространило по интернету отчет о пресс-конференции с новосибирскими сейсмологами примерно под таким названием: «Новосибирск ждет землетрясение 6 баллов, а Кузбасс будет разрушен», («Паникерами и лжепророками займется ФСБ», (ВН 3.10).

Из-за недостатка в первые часы официальной и проверенной информации некоторые СМИ, не утруждая себя обращениями к специалистам, смело транслировали слухи и домыслы. Так, телекомпания НТН-4 в режиме прямого эфира 27 сентября дословно зачитывала сообщения из интернета (www.ngs.ru — Новосибирский городской сайт), где желающие сообщали, кто в чем вышел, что с собой взял — короче, работала в режиме «сарафанного радио». Вот один из образчиков: «Сам не слышал, жена слушала простое радио на кухне, передали спасатели, что в течение часа ожидаются толчки до 7 баллов, сидим в одежде, готовые махом выскочить на улицу — при 7 баллах наша пятиэтажка не устоит» (записала студентка журфака НГУ А. Тархова).

В публикациях присутствуют противоречия в данных о силе толчков — и в эпицентре, и в сибирских городах. Путаницу усиливает и то, что балльность в разных газетах приводится по различным шкалам — то Рихтера, то Меркалли, а чаще и вовсе без упоминаний о шкале.

Конечно, «горячие» материалы шли в спешке, но все же досадны грубые огрехи, когда сейсмостанцию именуют метеостанцией, село Бельтир переделывают в Бельтимир, пишут о «всплесках магнетизма» и т.д.

«Новая Сибирь» (№ 40) опубликовала целую страницу юморесок по поводу землетрясения («Вечерний толчок»). Среди шуточек есть и такая: «На какой из площадей города будут сжигать ученых-сейсмологов, проворонивших землетрясение?» Но что-то не видно шуток про кару для политиков, посадивших всю науку, в том числе и исследования сейсмологов, на голодный паек…

Сокращения: АиФ — «Аргументы и факты»; ВН — «Вечерний Новосибирск»; И — «Известия»; КП — «Комсомольская правда»; КС — «Коммерсант Сибирь»; МС — «Молодость Сибири»; Н — «Навигатор»; НВС — «Наука в Сибири»; НН — «Новосибирские новости»; НС — «Новая Сибирь»; РГ — «Российская газета»; Т — «Труд»; СР — «Советская Россия».

стр. 5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?19+263+1