Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 40 (2426) 17 октября 2003 г.

ЧТО ЖЕ БУДЕТ С КЛИМАТОМ И С НАМИ?

С 29 сентября по 3 октября 2003 г. в Москве проходила третья Всемирная климатологическая конференция, в которой приняли участие около 2 тысяч экологов, экономистов и политиков из 52 стран. Идею проведения такой конференции в Москве два года назад на саммите «большой восьмерки» в Генуе высказал президент РФ Владимир Путин. Она оказалась представительнее, чем две предыдущих, проведенных в 1979 и 1990 годах в Швейцарии. Общественность, ученые и политики проявляют все большую озабоченность происходящими изменениями климата.

Наталья Притвиц

Кто виноват в глобальном потеплении?

Наблюдения за природой подтверждают, что общее потепление за последнее столетие составило 0,6 градуса по Цельсию. Быстрое потепление последнего времени началось с конца XIX века, темп его менялся, но в последние 20 лет стал вновь расти. Процесс потепления особенно опасен тем, что в результате подъема уровня Мирового океана за счет интенсивного таяния арктических льдов могут уйти под воду целые государства. Многие экологи считают, что основной причиной потепления является промышленная деятельность человека. Они предлагают государствам сократить количество выбросов углекислого и других парниковых газов (Т 25.09; ЛГ № 40).

Противники гипотезы антропогенного влияния на глобальное потепление со скептицизмом отзываются о пророчествах насчет значительного таяния полярных ледников. Действительно, сейчас происходят процессы деградации ледников, но нет достаточных оснований полагать, что виной этому антропогенный фактор. Ведь рост концентрации углекислого газа в атмосфере вызван не только развитием промышленности. Куда большее количество углекислоты выделяет биомасса океана, растения, наконец, лесные пожары. Последнее заметное увеличение количества парникового газа началось еще до старта индустриальной эры. Кроме того, климатические катастрофы происходили и раньше. Потепления, многократно происходившие в последние 150 тысяч лет, были в десятки и даже сотни раз более стремительными, чем те, свидетелями которых мы являемся сегодня. Так, каких-то 11 тысяч лет назад всего за десятилетие глобальная температура на планете повысилась сразу на 10 градусов по Цельсию! (Т 25.09; И 11.10).

Можно напомнить, что на прошлогодней декабрьской научной сессии СО РАН член-корреспондент РАН (ныне академик) Г. Кулипанов в докладе о перспективах лучевых технологий рассказал, в частности, о применении синхротронного излучения для исследований палеоклимата Земли путем анализа донных осадков озера Байкал. Экспериментальные данные за период в несколько миллионов лет доказывают, что заметные изменения климата на Земле объясняются различными физическими эффектами, а не влиянием развившейся за последние несколько столетий деятельности человека на климат (НВС № 1).

Один из интеграционных проектов СО РАН был посвящен закономерностям глобальных и региональных изменений климата и природной среды в позднем кайнозое Сибири. Один из основных выводов исследований — что нынешнее глобальное потепление климата — во многом естественный природный процесс (НВС № 8).

Некоторые ученые, например Э. Осипов и Е. Чебыкин из Лимнологического института СО РАН, считают даже, что по-настоящему глобальной является тенденция к оледенению, но она выходит далеко за пределы нескольких тысячелетий. Так что нам ледники не грозят: (РГ 8.10).

Киотский протокол и Россия

Напомню, что Киотский протокол, подписанный в 1997 году на саммите ООН, предполагает сокращение выбросов вредных газов в атмосферу. Идея в том, что промышленно развитые страны, и среди них Россия, к 2012 году должны сократить в среднем на 5,2 % по сравнению с 1990 годом выбросы углекислого и других вредных газов. В Киото все пришли к согласию: всемирное потепление, свидетелями которого мы являемся, происходит как раз из-за этих парниковых газов. В тот момент протокол поддержали 180 государств. И вступит он в силу, когда его ратифицируют развитые страны, чей суммарный вклад в мировое атмосферное загрязнение превышает 55 %. Пока же на долю стран, ратифицировавших его, приходится в сумме лишь 42 % мирового выброса парниковых газов. В 2000 году отказалась подписать протокол Америка, главный загрязнитель воздуха (35 % выбросов). Теперь судьба документа зависит целиком и полностью от России с ее 17 %. На последнем всемирном саммите в Йоханнесбурге премьер М. Касьянов прилюдно обещал ратифицировать документ. Месяцы идут — Россия к ратификации не приблизилась.

В своей речи на открытии конференции президент Путин сказал: «Россию активно призывают к скорейшей ратификации Киотского протокола. Я уверен, что и на вашей встрече будут многократно звучать эти призывы. Правительство Российской Федерации тщательно рассматривает вопрос, изучая весь комплекс связанных с этим непростых проблем. Решение будет принято после того, как работа будет закончена. И, конечно, в соответствии с национальными интересами России». Касательно всемирного потепления и прогноза о повышении температуры в России на 2-3 градуса, президент пошутил: «Меньше денег на шубы придется тратить, и урожай зерновых повысится». Таким образом, вопрос о казавшейся предрешенной ратификации Киотского протокола повис в воздухе («Шубы, хлеб и глобальное потепление», И 30.09).

Что думают об этом ученые? По мнению председателя оргкомитета конференции, директора Института глобального климата и экологии РАН академика Ю. Израэля, значение Киотского протокола слишком преувеличено. «Я, конечно, выражаю свою личную точку зрения ученого, но считаю, что Киотский протокол — это прежде всего политический документ „психологического“ характера. Решение климатических проблем — задача слишком серьезная, чтобы можно было ее ограничивать решением такой узкой проблемы, как соглашение. Хуже всего то, что оно не имеет под собой значимого научного обоснования. Ратификация протокола лишь незначительно изменит количество парниковых газов в атмосфере. Благодаря исследованиям стало известно, что концентрация двуокиси углерода сегодня составляет 368 частиц на миллион молекул воздуха. Если мир не предпримет никаких действий, то через 10-12 лет эта концентрация увеличится на 20 единиц. А если Киотский протокол все-таки будет ратифицирован достаточным количеством стран и вступит в силу, то концентрация двуокиси углерода все-таки повысится. Но не на 20 единиц, а на 18. Для климата данное изменение настолько незначительно, что его даже измерить будет сложно» (Тр 4.10).

Академик К. Кондратьев также считает, что сокращение предприятиями выбросов углекислого газа в рамках Киотского протокола почти не повлияет на глобальный климат. Его коллега из Британии С. Бомер-Кристиансен и вовсе считает, что «политика замещения ископаемых видов топлива паразитирует на панике, связанной со страхом глобального потепления» (РНГ, 24.09).

Полного единодушия среди ученых нет. Так, активно выступает за подписание протокола В. Данилов-Данильян, в прошлом министр экологии и природных ресурсов, бывший председатель Госкомитета по охране окружающей среды, ныне директор Института водных проблем РАН. Он согласен с тем, что потоки энергии, которыми оперирует человек, относительно малы по сравнению с природными процессами. Но считает, что влияние деятельности человека, несмотря на свою «малость», может стать регулирующим фактором в перестройке климатической системы.

Он говорит: «Начались ли необратимые последствия или нет — на этот вопрос толком никто отвечать не умеет. Но когда мы вынуждены принимать решения в условиях неопределенности, необходимо исходить из мер риска. А мера риска в данном случае — фактически выживание человечества. Поэтому мы должны попытаться принять все меры, чтобы остановить этот процесс или направить действие по сценарию, который оставляет нам шанс. Киотский протокол и является набором тех первоочередных мер, которые нужно сделать, Да, они недостаточны, чтобы этот процесс затормозить, но с чего-то надо начинать». И кроме того, «если Россия ратифицирует Киотский протокол, то каждое предприятие в России, имеющее резервы сокращения выбросов парниковых газов, становится интересным объектом для инвестиций, повышается стоимость акций предприятия» («Киотский протокол — дверь для инвестиций», ПГ 1.10).

Экономисты рассматривают проблему под своим углом зрения. А. Илларионов, советник Президента В. Путина по экономическим вопросам, считает, что России не стоит торопиться с ратификацией Киотского протокола. По его мнению, цели протокола мало реалистичны: средства, необходимые для внедрения новых технологий, оцениваются в сотни миллиардов долларов, которые можно было бы направить на более важные для человечества проблемы, чем мизерное (на 0,2% за 10 лет) снижение уровня содержания углекислого газа в атмосфере.

Россия, казалось бы, могла, в случае подписания протокола, продавать свою часть квоты (поскольку сейчас из-за спада производства она сильно «недобирает» свою норму выбросов). Но этих средств она все равно не получит, пока к протоколу не присоединятся США и Китай. С другой стороны, когда в стране начнется ожидаемый рост ВВП и выбросы возрастут, ей самой придется стать покупателем квот. И это при том, что Россия владеет четвертью лесов планеты и тем самым вносит серьезный вклад в снижение антропогенной нагрузки на климат — а это в протоколе никак не учитывается. Кроме того, внутри страны нет абсолютно никаких нормативных актов, которые привели бы в соответствие национальную систему регулирования выбросов с системами регулирования в других странах, без чего невозможно международное сотрудничество, в том числе столь желанная торговля квотами (ПГ 8.10; РНГ 8.10; И 11.10).

Бурные споры ученых, политиков, общественных кругов вокруг судьбы Киотского протокола продолжаются (НГ 3.10; И 11.10).

Последствия идущего потепления

Академия наук и Министерство по чрезвычайным ситуациям провели исследования и выделили около сорока факторов стратегических рисков в основных сферах жизнедеятельности государства. Один из них — это последствия изменения климата. Изменения глобальны, катастрофы случаются все чаще, причиняемый ущерб растет. В последние годы в России случается в среднем около трехсот ЧП природного и более восьмисот техногенного характера. Экономический ущерб от них достигает 6-8 процентов ВВП. Самые рискованные районы для проживания людей — Южный, Сибирский и Дальневосточный федеральные округа. Только в начале этого века там произошло три катастрофических наводнения, которых не было 150 лет.

И, судя по всему, это только начало. Впереди нас могут ждать рост засухи и изменения гидрологического режима стока рек. Гореть будут в основном леса Сибири и Дальнего Востока. Климатологи это связывают с прогнозируемым уменьшением осадков в зонах вокруг озера Байкал, а также в Средней и Восточной Сибири.

Но больше всего изменений следует ожидать в северных районах страны. Если температура воздуха увеличится на четыре градуса, то в зонах вечной мерзлоты могут возникнуть необратимые изменения. В Западной Сибири уже сейчас наблюдается таяние многолетних мерзлотных пород до четырех сантиметров в год. К 2050 году граница вечной мерзлоты, вероятно, сдвинется на север на 150-200 километров. В итоге увеличится число техногенных чрезвычайных ситуаций из-за разрушенных зданий, повреждений коммуникаций (дорог, ЛЭП, нефте- и газопроводов и т.д.) Есть, однако, и плюсы. В Сибири и на Дальнем Востоке станет больше лесов (как, к сожалению, и лесных пожаров). В России в полтора раза увеличится площадь пригодных для земледелия земель. Но пессимисты считают, что при нынешнем состоянии почв и сельского хозяйства изобилия ждать не приходится (КП 3.10; РГ 4.10; ПГ 9.10).

Докторант Института географии РАН С. Голубчиков предлагает использовать процесс начавшегося глобального потепления для реализации национальных интересов. «Необходимо создавать соответствующую агротехнику (институты, учреждения), ориентированные на неминуемое продвижение зоны земледелия на Север; готовить для этих целей ученых и специалистов» (НГ 24.09).

Климат и здоровье

На конференции был представлен доклад экспертов Всемирной организации здравоохранения и Лондонского института гигиены и тропической медицины, посвященный этой проблеме.

Авторы полагают, что уже сейчас изменения климата в тех регионах, которых они коснулись, приводят к смерти около 160 тысяч человек в год. Причины смертей, связанных с потеплением, различны — от увеличения количества случаев малярии до недостаточного питания и болезней желудочно-кишечного тракта. А в ближайшие 20 лет, прогнозируют специалисты, количество умерших от изменений климата может удвоиться — даже с учетом того, что медицинское обслуживание в этих странах будет улучшаться.

Больше других эта проблема затронет государства Африки, Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. Причем в развивающихся странах самой уязвимой группой населения станут дети.

Здоровью европейцев и жителей Северной Америки потепление может пойти на пользу — сократится смертность от переохлаждения.

С другой стороны, возможно более частое повторение запредельно знойного лета, которое наблюдалось в Европе в этом году, в течение которого от жары только во Франции погибли 15 тысяч человек. К тому же заболевания, которые сегодня считаются тропическими, будут все чаще возникать в Северном полушарии. Это связано с тем, что расширится ареал обитания вредных микроорганизмов, а также животных и насекомых, которые их переносят. И этот процесс уже наблюдается в последние годы. К примеру, уже не один год атакует жителей США вирус геморрагической лихорадки Западного Нила, которая прежде встречалась главным образом в Южном полушарии. В России в последние годы эти вирусы тоже активизировались, как и возбудители конго-крымской лихорадки, раздвинулись границы распространения клещевого энцефалита и многих других вирусных инфекций. Дальнейшее потепление, по мнению ученых, может привести к тому, что в наших широтах появятся и вовсе необычные для этих мест животные, насекомые и вместе с ними — вирусы.

Готовы ли наши медицинские службы к последствиям глобального потепления? («Чуть тепленькие», И 4.10).

Пугающим подтверждением изменений в животном мире в результате потепления считают появление в морских видах гигантских кальмаров длиной до 30 метров, тогда как еще несколько десятилетий назад длина вылавливаемых кальмаров не превышала 50 см («Монстры поднимаются из глубин», Т 25.09). А еще из-за повышения температуры воды начали «линять» кораллы большого барьерного рифа у побережья Австралии (И 13.09).

Чего же нам все-таки ждать от климата?

Возможно, примитивно, но весьма доходчиво изложила впечатления от Всемирной конференции по изменению климата «Комсомолка» (3.10): «Понятно одно: что на самом деле происходит с климатом и что будет с ним дальше, не знает никто. А уж кто в этом виноват — тем более. То ли солнечная активность, то ли вулканы, то ли медленное вращение Земли, то ли пресловутый „парниковый эффект“. Кстати, и причину возникновения этого самого эффекта так и не определили». Смысл других комментариев тот же: «Ясно только то, что ничего не ясно», «Конференция закончилась, а вопросы остались» (РНГ 8.10, Тр 4.10).

Доживем ли мы до климатической катастрофы? Публикации по итогам конгресса носят противоречивый характер. Например, такие, как «Климат грозит катастрофами» (ПГ 9.10) и «Катастроф мы не ждем» (Тр 4.10). В последней академик Ю. Израэль утешает нас, что никаких глобальных катастроф в ближайшее время в мире не ожидается. «Так что мне остается только призвать более тщательно исследовать ситуацию. Чем мы и займемся».

Сокращения: И — «Известия», КП — «Комсомольская правда», ЛГ — «Литературная газета», НГ — «Независимая газета», НВС — «Наука в Сибири», ПГ — «Парламентская газета», РГ — «Российская газета»; РНГ — «Российская научная газета», Т — «Труд», Тр — «Трибуна».

стр. 6

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?14+264+1