Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 45 (2431) 28 ноября 2003 г.

ПРЕМИЯ АКАДЕМИКА В. А. КОПТЮГА — ГУМАНИТАРИЯМ СИБИРИ И БЕЛАРУСИ

Премия имени выдающегося ученого академика Валентина Афанасьевича Коптюга, ежегодно присуждаемая Национальной академией наук Беларуси и Сибирским отделением РАН за достижение наилучших результатов в совместных научных исследованиях, в 2003 году впервые будет вручена гуманитариям — почетной международной награды удостоен коллективный труд сибирских и белорусских историков «Очерки истории белорусов в Сибири в XIX — XX вв.».

Юрий Плотников,
«НВС»

Иллюстрация

Лауреатами стали: чл.-корр. РАН В. Ламин, к.и.н. Г. Бочанова, д.и.н. Т. Мамсик, д.и.н. Д. Резун, д.и.н. М. Шиловский (СО РАН), академик НАНБ М. Костюк, д.и.н. Л. Лыч, д.и.н. В. Снапковский, д.и.н. В. Новицкий, д.и.н. Н. Сташкевич (НАН Беларуси).

— Цели попасть в лауреаты, конечно, не было, — улыбается руководитель проекта чл.- корр. РАН Владимир Ламин, генеральный директор Объединенного института истории, филологии и философии СО РАН. — Замысел был другой. Мы руководствовались тем, что белорусская миграция в Сибирь возникла одновременно с русской. Единая, общая история братских славянских народов в Сибири и явилась главным импульсом.

— В списках служилых казаков, которые открывали новые «землицы», совершали военные походы, «ставили» остроги, в общем, работали над присоединением Сибири к государству Российскому, мы постоянно встречаемся с таким понятием, как «литва», — объясняет доктор исторических наук Дмитрий Резун. — В ХYII в. так называли всех выходцев из Великого княжества Литовского, чаще всего с территории современной Белоруссии. Точное число этих людей неизвестно — в исторических трудах фигурируют цифры и в 500, и в 1500 человек (из 5-7 тысяч служилых людей в ХYII веке). Многие переходили из католичества в православие, принимали русские имена и фамилии, и их не так просто опознать. Для профессионала — задача увлекательнейшая.

С другой стороны, в годы Советской власти существовала идеологическая тенденция считать колонизацию Сибири делом чисто русским. Внимательно вчитываясь в страницы документов, мы совершенно отчетливо видим, что это не так. Колонизация Сибири не есть дело чисто этнически-русское — это дело общеславянское, в котором участвовали и украинцы, и белорусы. Можно даже сказать, дело европейское, потому что и немцев было много — на Западе шли постоянные войны, и они переходили на русскую службу. Поэтому этот процесс может быть поставлен в один ряд с колонизацией Северной Америки, когда люди разных национальностей и вероисповеданий начинали осваивать новый континент.

Есть еще один важный момент. Колонизация — это всегда некий прорыв в неизведанное, толчок для внутреннего развития той или иной нации. И русская нация благодаря присоединению Сибири испытывала новые ощущения, новые потребности, новые заимствования… Но так получилось, что белорусский народ был лишен возможности не только для внешней, но и для внутренней колонизации, оказавшись расколотым, поделенным на части между Россией и Польшей. Поэтому для белорусов участие в русском движении в Сибирь тоже стало импульсом для саморазвития, определенной ступенью в их национальном подъеме.

Иллюстрация
Сибиряки — часть авторского интернационального коллектива, удостоенного премии имени академика В. А. Коптюга — В. Ламин, Т. Мамсик, Г. Бочанова, М. Шиловский.

В процессе работы над «Очерками…» замысел книги претерпел определенные изменения: от эпохи освоения Сибири акцент сместился к более позднему периоду — материала по XIX-XX векам оказалось значительно больше, чем предполагалось, и первоначальный план пришлось несколько скорректировать. Но картина русско-белорусских взаимосвязей от этого только выиграла. Белорусы участвовали в строительстве Транссиба и БАМа, возведении мощных сибирских плотин, создании нефтегазового комплекса, СО АН СССР… В Сибирском отделении по приблизительным подсчетам около 11-12 % ученых так или иначе связаны с Белоруссией — либо белорусы по национальности, либо родились в Белоруссии, либо долгое время там работали, а потом перебрались в Сибирь… Но, как показано в главе о научном взаимодействии, написанной белорусскими авторами, Сибирь тоже в долгу не осталась — несколько институтов, созданных в Белоруссии, организованы при деятельном участии ученых Сибирского отделения.

Финансовой основой для подготовки труда явился грант Российско-белорусского гуманитарного научного фонда (РБГНФ). «Потом произошла несколько неожиданная, но приятная вещь, — рассказывает Владимир Ламин. — По всей Сибири, начиная от Тюмени и Сургута до Благовещенска и Владивостока существуют белорусские общины, культурные центры, землячества… Когда наша местная белорусская организация обнаружила эту книгу, она профинансировала еще и второе издание, большим тиражом, и все равно разошедшееся очень быстро». Историки намереваются продолжить исследования, получившие столь большой общественный резонанс. Предполагается составление именного биографического словаря всех служилых белорусов Сибири XYII века: Петров Иван, казак Якутского острога, ходил в такие-то земли, жалованья получал столько-то, жена-дети такие-то… Живые корни, давшие раскидистую крону. Работать над проектом будут молодые историки во главе с очень перспективным специалистом к.и.н. Иваном Соколовским. Насколько полно эти планы реализуются, зависит от того, как РГБНФ решит судьбу поступившей заявки.

Закономерно возникает совершенно резонный вопрос: а нет ли задумки посвятить специальные исследования и другим народам? Те же украинцы в Сибири немало славных дел совершили, начиная с похода Ермака… Немцы тоже оставили заметный след.

— С украинцами исследования в области истории пока не получили развития, — с сожалением констатирует В. Ламин. — Однако такая работа ведется Институтом филологии, где выходит уже третий десяток томов фольклорной серии, в прошлом году удостоенной Государственной премии РФ. Там запланирован том фольклора сибирских украинцев. Думаю, дойдет до Украины и у историков.

Что касается немцев, под руководством департамента культуры обладминистрации с участием Института истории и краеведческих музеев Омска и Новосибирска сформирована выставка «Немцы в Сибири», которая уже побывала в ряде городов. В институте ведутся весьма серьезные исследования, посвященные судьбе немецких военнопленных в Сибири. Книга профессора С. Букина, где наряду с исследовательской частью важное самостоятельное значение имеет список военнопленных, бывших в Сибири, в том числе закончивших здесь свой жизненный путь, нашла широкий отклик в Германии.

— А если немецкому туристу, приехавшему в Сибирь, показать книжку «Немцы на русской казачьей службе»? — подхватывает тему Дмитрий Резун. — В России служили Эйлер, Даниил Готлиб Мессершмидт… Но представьте немца, обычного бюргера, среди сибирских разбойников, с огромной бородой… Люди-то какие были! Сегодня мир во многом стал добропорядочнее. Но романтика, таинственность, авантюрность исчезли. А тогда авантюра была на каждом шагу! Только в 1618 году поставили Енисейский острог, и вдруг всего через три года после основания воевода оказался заваленным фальшивыми медными деньгами. Об эту монету один подъячий даже зуб сломал, пробуя на крепость. Что вы думаете, в енисейской тайге, где еще почти никого нет, где еще не все тунгусы объясачены, находится некий Васька Серебряный, казак, который сооружает в лесу тайную мастерскую и начинает «шлепать» фальшивые деньги. Описывать таких людей — сплошное удовольствие!

Фото В. Новикова.

стр. 1

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?2+269+1