Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 45 (2431) 28 ноября 2003 г.

ВЫХОД — В СИСТЕМНОЙ ИНТЕГРАЦИИ

20 ноября в Томске прошло выездное заседание Президиума СО РАН. На нем с одним из докладов, а именно о проекте академического исследовательского университета, выступил ректор Томского государственного университета, член Президиума Томского научного центра СО РАН Георгий Майер.

Иллюстрация

Накануне события корреспондент «НВС» Виктор Нилов задал ректору несколько вопросов.

— Георгий Владимирович, понятие «академический» можно толковать по-разному. Что же такое «академический исследовательский университет», если говорить кратко?

— Прежде всего, в таком университете ведется подготовка исследователей, научной элиты на основе интеграции науки и образования. Выпускники получают фундаментальное базовое образование и, что не менее существенно, уже в студенческие годы вместе со своими наставниками участвуют в научно-исследовательской работе. Пусть не все питомцы станут учеными, но ко всем явлениям и проблемам они будут подходить, как исследователи, то есть творчески. А таких специалистов, такие личности, способные к саморазвитию, можно подготовить лишь тогда, когда университет не просто высшее учебное заведение, а непременно еще и центр науки и культуры.

— Чем такой университет отличается от классического?

— Можно было бы сказать, что почти ничем, если не учитывать требований времени. А если учитывать, то, во-первых, основные университетские функции — образование, производство знаний, их хранение и распространение — видоизменяются. Скажем, если раньше знания накапливались и хранились в университетских библиотеках, использовались в учебном процессе, то сегодня, когда понятия «труд» и «капитал» меняются на понятия «знания» и «информация», университеты выполняют еще и важнейшую миссию информационных центров. К примеру, в нашем университете работают мощный интернет-центр и уникальная кафедра гуманитарных проблем информатики. Неслучайно ведь, что университет победил в конкурсе Минобразования на создание федерального ресурсного центра (СФО).

— А второе отличие от классического университета в чем?

— В том, что реалии рынка и тот факт, что знания стали товаром, а доля знаний составляет все большую часть продукта, добавляют университетам функцию трансфера знаний в сферу экономики, коммерциализации научных результатов. И что важно, университет в таком случае большую часть средств зарабатывает сам.

— Она у вас уже велика, эта доля?

— Для этого нужна соответствующая нормативно-правовая база. Такая, когда ученый и его университет от разработок при их коммерциализации получает немалую долю прибыли, а инвесторы имеют гарантии и уверены в получении большой прибыли. Офис коммерциализации научных результатов у нас в университете создан. Надеемся и на разработку нормативно-правовой базы в стране, ее отсутствие — проблема номер один.

— Вот эта новая университетская функция — ее можно назвать инновационной?

— Речь идет об инновационной деятельности в широком смысле слова. Важны не только разработка новых материалов или программных продуктов, но и в не меньшей степени — создание центров коллективного пользования, учебно-научно-инновационных комплексов, сознательное привлечение в университет капитала и прочее.

— Требования времени естественны, между тем, в Томском университете студенты всегда приобщались к научной работе — как в университетских НИИ, так и на кафедрах, и в лабораториях. А с созданием в Томске академического научного центра — и в нем тоже. И перед отечественными университетами давно поставлена задача подготовки исследователей и преподавателей высшей школы. В чем же новизна проекта академического исследовательского университета?

— Можно сказать, что нам повезло. Есть прекрасные традиции и база. Томский университет задумывался главными идеологами его создания профессором Флоринским и великим ученым Менделеевым как классический и развивался в этом направлении. Университеты давно признаны научно-образовательными центрами. В Томском университете всегда много внимания уделялось внедрению научных результатов в практику и насущным нуждам Сибири. Однако традиции и принципы нуждаются в проверке требованиями времени, в поисках новых источников финансирования. Так что новизна — в развитии традиций, в системном подходе. В новом качественном уровне. Все это отнюдь не просто.

— Что получает от этого проекта Академия наук?

— Академия получает студентов и воспитывает их в своих традициях.

— Но она и раньше получала выпускников, а студенты могли проходить практику в ее учреждениях!

— Традиция продолжается в системном варианте. Причем это тоже требование времени. Скажем, что можно сделать в современной науке без новейшего оборудования? Да почти ничего! А новейшее оборудование для научных исследований — это зачастую не серийное заводское, а изготовленное по твоему заказу и под твою задачу. Это, по сути, тот же наукоемкий продукт. На его создание требуются колоссальные средства. Где их взять? Один из выходов — в создании центров коллективного пользования уникальным оборудованием. Системная интеграция Томского университета с академическими институтами позволяет осуществлять весьма плодотворные проекты. Недавно мы победили в конкурсе на крупный проект американского Фонда гражданских исследований CRDF и Минобразования. Вместе с сотрудниками томских академических институтов выиграли грант на создание коллективного центра с финансированием в полтора миллиона долларов. Получаем новейшее оборудование для исследований по физике и химии.

— А что это за проект «Академический университет»?

— По нему мы сотрудничаем с 24 академическими институтами не только Томска, но и Новосибирска, Москвы, Дубны, Бийска. В рамках этой программы, как я считаю, создан один из лучших в стране научно-образовательный центр «Физика и химия высокоэнергетических систем». А это нанотехнологии, создание специальных материалов.

— Что получают от всего этого студенты?

— Университет выполняет с академическими учреждениями совместные исследования и объединяет экспериментальные базы. Значит, студенты получают возможность вести научную работу в академических институтах и в центрах коллективного пользования.

— Слово «академический» в названии проекта дает право спросить: вы же не для того взяли это слово, чтобы просто уподобить вашу Университетскую рощу местности Академ вблизи древних Афин? Не собираетесь ли вы, на самом деле, подменить Академию наук?

— Нет, конечно. В России свои реалии. И выход из той ситуации, когда в стране процветала отраслевая и ведомственная разобщенность в науке и высшей школе, мы как раз и видим в развитии интеграции с Российской академией наук. Такая интеграция помогает приходу молодых ученых в науку. В ходе выполнения проекта «Академический университет» с каждым годом растет число совместных с Академией наук аспирантов и докторантов. Да, они были и раньше, но важно, что сложение сил и синтез возможностей позволяют ускоренно продвигаться вперед.

— А нет ли более видимых признаков интеграции?

— В каждом академическом институте Томска работает филиал университетской кафедры. В Академгородке проводятся занятия и читаются лекции. Тем самым увеличиваются возможности получения студентами качественного образования. Они работают на современном оборудовании, общаются с сотрудниками академических институтов, проникаются академическим духом. А это дорогого стоит, если вспомнить философа-гуманиста Вильгельма Гумбольдта и его основополагающую модель классического университета.

— И вам никак не мешают межведомственные рогатки?

— В Томске, наверное, менее, чем где-либо. Дело в том, что, у нас, по сути, общие с институтами Академгородка научно-педагогические школы. Томские институты СО РАН создавались во многом на базе вузовских подразделений. Скажем, академик В. Зуев прежде организации Института оптики атмосферы создал в университетском СФТИ лабораторию инфракрасных излучений, а на радиофизическом факультете — кафедру оптико-электронных приборов. Академик В. Панин организовал Институт физики прочности и материаловедения на базе ведущей университетской школы физики твердого тела. Академик Г. Месяц, ученый, воспитанный в Томском политехническом, будучи директором Института сильноточной электроники, создал кафедру физики плазмы в нашем университете.

— Георгий Владимирович, что следует выделить в новом университетском проекте?

— Повышенную роль инновационно-технологической деятельности.

Наша справка:

Георгий Владимирович Майер. Родился 20 ноября 1948 года в Семипалатинской области Казахстана. В 71-м окончил Томский университет по кафедре теоретической физики. Работал в Сибирском физико-техническом институте научным сотрудником, зав. лабораторией и зав. отделом. В 93-м назначен проректором по научной работе, в 95-м избран, а в 99-м переизбран на второй срок ректором Томского госуниверситета. Доктор наук, профессор, президент Ассоциации «Сибирский открытый университет», вице-президент Российской ассоциации международных исследований. Известный специалист в области квантовой химии, теоретической фотоники молекул и лазерной физики. Жена Тамара, дочери Наталья и Лариса — все выпускницы ТГУ.

стр. 3

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?3+269+1