Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 3 (2439) 23 января 2004 г.

ВЛАСТЬ И НАУКА:
УПРАВЛЕНЧЕСКИМ РЕШЕНИЯМ — НАУЧНОЕ ОБОСНОВАНИЕ

На очередном заседании Президиума Иркутского научного центра СО РАН c научным докладом «Подходы к стимулированию социально-экономического развития региона» выступила заместитель главы администрации Иркутской области, доктор экономических наук Ирина Думова. По существу это был анализ работы отдела региональных экономических и социальных проблем, который она возглавляет в ИрНЦ СО РАН, анализ тех управленческих решений, которые принимаются в администрации области, и постановка задач, связанных с улучшением социально-экономической ситуации в регионе.

«Главная цель, которую я перед собой ставлю как управленец, заключается в формировании научно обоснованной экономической политики региона и решении задач, связанных с развитием научно-образовательного и инновационного потенциала», — подчеркнула в начале своего выступления Ирина Ивановна.

Стратегия — главный вектор
внутренних интересов

Иллюстрация

Отдел ведет тематику, связанную с развитием региона. СО РАН выделяет как приоритетные следующие направления исследований: государственная региональная политика, территориальное управление комплексного развития Сибири, влияние межрегиональных экономических связей и межуровневых отношений. Но у нас есть и своя самостоятельная тема — стратегия социально-экономического развития субъектов РФ и механизмы ее реализации.

Стратегия — главный вектор внутренних интересов территории. И если речь идет о ее социальных интересах, то как ориентир и мотив развития рассматривается проблема уничтожения экономической бедности и снижения уровня бедности социальной. Финансовая обеспеченность региона — именно то, что создает устойчивое развитие и, на наш взгляд, определяется формированием механизма расширения промышленного потенциала во взаимодействии с научно-техническим развитием.

Стратегическое планирование позволит решить проблемы согласования производственных и воспроизводственных процессов (разрыв между этими процессами, то есть инвестиционный характер развития, может быть преодолен только при переходе от краткосрочного к стратегическому планированию), скоординировать деятельность различных подсистем региональной экономики и тем самым повысить ее потенциал.

Необходимы научное обеспечение и инструментарий для реализации стратегических планов. Сам стратегический план на сегодня отсутствует. Но у нас есть программа, в которой продуманы все элементы развития. Программу согласовали со всеми 11-ю Министерствами РФ, и думаю, что в первом квартале 2004 года ее утвердим в Правительстве РФ. Это будет главный документ, который позволит получать средства федерального бюджета на реализацию наших проектов.

В программе довольно четко представлена институциональная основа, которая связана с нормативно-правовой базой, организационными условиями реализации программы и индикативный план, который должен показать, насколько грамотно мы управляем.

На сегодня рассмотрено 240 индикаторов, но в процессе обсуждения их количество будет сокращено.

Инструментарий реализации планов

Другая часть программы — индикативный план-прогноз, по которому мы наблюдаем все экономическое развитие. Главный момент, на который предстоит обратить внимание — инструментарий реализации плана, т.е. система математического моделирования социально-экономических процессов в регионе и научные экспертизы управленческих решений. Что касается моделирования, в администрации области в настоящее время действует несложная модель развития экономики области, предложенная учеными. В начале года, думаю, начнет работать расширенная имитационная модель, которая позволит определить принципы развития на перспективу. Есть также намерение расширить экологическую подсистему с привлечением специалистов ряда институтов ИрНЦ.

Один из больных вопросов — научная экспертиза управленческих решений. Сегодня мы посылаем свои программы в ИрНЦ, но серьезной экспертизы и, главное, грамотной процедуры ее проведения нет. Такую экспертизу надо создать. На сегодня у нас уже есть 17 программ. Экспертный совет при губернаторе области с ними работает. Но труд экспертов, внутренних и внешних, не оплачивается, в результате многие аспекты программ не определены.

Как стимулировать территории

По подсистемам рассматриваем два подхода — отраслевой и региональный. Уже отработаны методики, касающиеся программы социально-экономического развития муниципальных территорий, главная задача которых — активизация и наращивание ее потенциала при одновременном преодолении хаотичности внутреннего состояния и повышении предсказуемости ее функционирования. Территория области сильно дифференцирована с позиций финансового обеспечения, у нас сегодня 5-6 территорий доноров, все остальные — слабо развитые. Приходится перераспределять часть бюджетных денег. Чтобы заинтересовать доноров в наращивании своего потенциала, 50% средств, полученных сверх запланированных, остается на местах. На сегодня это наиболее грамотное решение, оно стимулирует территории (и которое, кстати, в России не выполняется).

В ближайшее время будет утверждена схема развития и размещения производительных сил, над которой работали Институт географии СО РАН, администрация области и отдел региональных экономических и социальных проблем ИрНЦ СО РАН. Мы выявили территориальную специализацию всех регионов и определили перспективные направления их развития.

Отраслевым подходом мы только начинаем заниматься, к исследованиям можно подключиться всем. Разработку региональной промышленной политики ведет ИРГТУ. Работа сложная, и привлекать придется всех, кто владеет данной тематикой. Для себя мы определили часть индикаторов, которые позволяют влиять на промышленное производство, но, к сожалению, они не столь существенны, как хотелось бы. В марте 2004 года результаты работы будут обсуждаться в ИрНЦ, и, надеюсь, позволят правильно сформировать региональную экономическую политику, определить пути взаимодействия с крупными производствами: какое влияние оказывать на них, в каком направлении идти в развитии малого и среднего бизнеса.

Рассматриваем мы и другие проблемы, например, механизм снижения транспортных издержек региональных товаропроизводителей. В ряде производств издержки на транспорт составляют от 30 до 50 процентов. Вместе с Институтом географии будем отрабатывать вопросы создания такого механизма.

Предстоит разработать и механизм компенсации дополнительных издержек, связанный с экологическими ограничениями. Это вписано в пункт протокола на встрече в Иркутске с Михаилом Касьяновым. Мы считаем, что компенсацией должны быть инвестиционные проекты, реализация которых связана с формированием направлений хозяйственной деятельности, разрешенных на территории РФ.

Демография и борьба с бедностью

Социальные вопросы рассматриваются по двум программам: борьба с бедностью и концепция формирования демографической политики. Проблема экономической бедности для Иркутской области довольно серьезная, потому что у нас резкая дифференциация населения по доходам (официальные данные — в 14 раз, по другим подсчетам — в 28-30 раз). В сельском хозяйстве, легкой промышленности, частично малом и даже среднем бизнесе, других отраслях зарплата ниже прожиточного уровня.

Начинаем осваивать тематику экономической бедности.

По концепции демографического развития провели первый этап работ, показали цели и направления процесса. Главные задачи, на наш взгляд, — повышение уровня рождаемости и понижение уровня смертности, затем процессы, которые связаны с укреплением семьи, брака и миграционной политикой. Среднегодовой уровень рождаемости в Иркутской области за последние 9 лет составил 38 %, возрос коэффициент смертности, снизился уровень брачности. Хотя прошла перепись, внутренние аспекты демографических процессов никто не учитывал. А они очень глубокие, происходит смена среды и интересов — идет миграция из СНГ, из Китая. Население стареет, что повлияет на темпы валового национального продукта в будущем. Англия, например, считается «старой» страной, но у них приняты особые решения по развитию сообщества.

Бедность и демография тесно связаны между собой. Важно изучить эти процессы в комплексе.

Появились новые задачи — изучение роли банков и страховых компаний в региональном производственном процессе. В этом году при администрации области создан банковский совет. Банки остановились в своем развитии, потому что нет новых проектов. А их можно предложить, например, тем, кто занимается гражданским строительством, развиваться в систему ипотеки. Но нужны правовые акты, в том числе залог, который может гарантировать сама региональная власть.

Страховые компании пришли на территорию, гарантируя экономический эффект. И нам предстоит выяснить, какие из них могут здесь работать и какое влияние на экономику оказать.

Межбюджетные отношения —
основа экономики

Сегодня 95 % бюджетных средств тратится на потребление. В 2003 году с огромными «боями» удалось отвоевать 5% на накопление (хотя раньше направляли восемь). «Развиваясь» таким образом, мы через три года вообще свернем экономическое развитие.

По новой специальной методике сокращения различий между субъектами РФ, формирования господдержки, регионам увеличивается доля средств, поступающих в центр из слабо дотационных территорий, каковой является наша область. Например, с 1999 по 2002 год собственные доходы консолидированного бюджета выросли в 1,8 раза, а доходы федерального бюджета с территории области — в 3,9 раза. И задача состоит в том, чтобы вернуть часть этих средств из центра. Мы в 2003 году определили неэффективность существующей методики и даже показали неправильный учет, особенно в сибирских регионах. Пример: применяемая в настоящее время методика не обеспечивает распределение средств адекватно бюджетным потребностям субъектов федерации. Ряд регионов получает федеральные дотации в условиях, когда их собственный доходный потенциал покрывает бюджетные расходные потребности (в основном российские «оффшорные» зоны). В то же время отдельные регионы России (к которым можно отнести Иркутскую область) имеют дотации из ФФПР в размере, недостаточном для покрытия минимальных бюджетных потребностей, что порождает существенные проблемы финансирования бюджетных расходов, в т.ч. по выплате заработной платы. То есть, налицо непропорциональное возмещение тех ресурсов, которые ушли в центр.

Сложным оказался вопрос взаимодействия с налоговой службой. Эта служба работает по свои принципам, своим методикам, которые, что удивительно, никак не согласуются с методиками Минфина и Минэкономразвития. В результате, при стройной логике методик, не выполняется план, который определяет федеральная структура. Налоговикам выгодно занизить показатели, но регион-то в таком случае останется без трансферта. Значит, и здесь должно быть разработано экономически грамотное, научно обоснованное решение, способное отстоять интересы региона.

По нашим данным сумма нормативной налоговой нагрузки на наши крупные предприятия, рассчитанная по этой методике, завышена на 3 млрд. руб. Они сегодня этот потенциал не обеспечивают.

Словом, основная задача и управленцев, и ученых — разработать индивидуальный комплексный экономический механизм, который охватывает социальное и экономическое развитие, учитывает особенности и интересы территорий и ведет, в конечном счете, к перспективному развитию региона.

Подготовила Г. Киселева, «НВС».

стр. 5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?10+276+1