Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 6 (2442) 13 февраля 2004 г.

«ПРЕЗИДЕНТСКИЙ ГРАНТ В 2000 РУБЛЕЙ —
ЭТО ДИСКРЕДИТАЦИЯ ИДЕИ»

9 февраля проведено заседание Совета при президенте России по науке и высоким технологиям. Это собрание элитного круга самых авторитетных российских ученых, которые раз в год обсуждают вместе с президентом актуальные проблемы развития науки. Прежде все заседания проводились в Кремле. На этот раз президентский совет впервые работал на академической базе — в Институте биоорганической химии РАН.

Сергей Лесков,
«Известия»

Институт биоорганической химии знаменит не только открытиями. Он был основан в 1950-х годах академиком Михаилом Шемякиным под именем Института химии природных соединений. В 1970-80-х годах, когда директором здесь был всесильный вице-президент академии Юрий Овчинников, институт получил не только новое название, но и новые корпуса, которые до сей поры вызывают белую зависть у всех академических начальников. Потому в нарушение традиций РАН институт носит имена двух ученых — своего создателя и своего строителя.

Вся ирония в том, что не только здания, но и кадры в науке остаются советскими — наша наука быстро стареет, молодежь ее обходит, старшее поколение на выходе. Проблеме кадров, самой острой проблеме в науке, и было посвящено заседание президентского совета. «В науке наметилась реальная опасность утраты преемственности поколений, быстро уменьшается доля ученых и специалистов молодого возраста, — сказал Путин. — Сегодня средний возраст работающих в России исследователей составляет 49 лет, кандидатов наук — 53 года, докторов наук — 61 год».

Наука заждалась от государства достойных денег, которые даже не в абсолютных цифрах, а хоть в процентном отношении повторяли бы показатели развитых стран. Добрый знак: самого президента, вопреки традиции, ученым ждать не пришлось. В назначенное время президентский кортеж прибыл на улицу Миклухо-Маклая. В институтской библиотеке президента ждал его совет. Основной доклад поручили ректору МГУ академику Виктору Садовничему.

Иллюстрация
Нобелевский лауреат Виталий Гинзбург дарит Президенту свои труды, хотя знает, что они останутся непрочитанными

Наш главный ректор не первый раз держал речь перед президентом. Уже доводилось ему слышать суждения и своего земляка лауреата Нобелевской премии академика Жореса Алферова, а также бывшего вице-премьера, академика Владимира Фортова. Но вот гость совета и новый нобелевский лауреат Виталий Гинзбург был представлен президенту впервые. Специалист по сверхпроводимости обрадовал президента объемистым пакетом своих трудов, предположив, что тот по причине занятости их читать не будет и много из-за этого потеряет. Хотя 87-летний академик был старше всех в высоком собрании, речь его была самой живой и непосредственной. Что вызвало переполох у президентской пресс-службы, нашептывавшей телекамерам не ставить в эфир некоторые высказывания недипломатичного ученого.

— Я замечаю опасный упадок фундаментального образования, — говорил Виталий Гинзбург. — Такое уже было в истории нашей страны, из-за этого я до сих пор пишу с грамматическими ошибками. Я атеист, а не воинствующий безбожник, с уважением отношусь к религии, но преподавать Закон Божий в школах недопустимо. Все делается келейно. Надо поручить Академии наук вместе с другими организациями обсудить этот вопрос.

Гинзбург сломал чинный ход заседания. После него докладов больше не было — Путин предложил свободный обмен мнениями, цепко реагировал на вопросы, но не забывал вести записи. Заседание совета впервые приняло неформальный характер и затянулось на лишний час. Непредсказуемым оказалось выступление 30-летнего Максима Чернодуба, кандидата физико-математических наук, автора ста публикаций, старшего научного сотрудника Института теоретической и экспериментальной физики. Максим 2 года работал профессором в японском университете Кинадзава, но недавно вернулся в Россию: не хотелось обучать японских студентов, хотелось своих — тех, что будут работать на родине.

— Научный уровень в нашем ИТЭФе несомненно выше, чем в Японии, — признал Максим Чернодуб. — Но мой энтузиазм быстро поостыл. Я победил во всероссийском конкурсе и в 2004 году получил грант президента России — 2 тысячи рублей в месяц. В Японии я такие деньги зарабатывал за 3 часа.

— Грант в размере 2 тысяч — это пшик, это дискредитация самой идеи, — согласился президент. — Кроме патриотических чувств, должны быть и другие стимулы. Уже принято решение и сформулировано поручение правительству увеличить гранты молодым ученым, которые работают в области обороны, до 20-30 тысяч рублей в месяц.

Зарплаты, жилье, невозможность работать на современном уровне из-за устаревшего оборудования — вот причины, по которым из науки уходят кадры. Хотя с 2000 года расходы на науку выросли в 2,5 раза, а на образование — в 3 раза, в абсолютных цифрах финансирование этих областей, подчеркнул Путин, явно недостаточно. За 12 лет количество людей, работающих в науке, сократилось наполовину, обвал пришелся на 1990-1994 годы. По словам президента, «люди идут работать туда, где есть достойные материальные условия и личная перспектива». Говорил он и о необходимости решить давнюю проблему утечки умов: «Удельный вес эмигрировавших в общей массе потерь науки невелик — 2%, но чаще всего это люди высшей квалификации и перспективные молодые сотрудники». Президент особо подчеркнул, что необходимо превратить научное сотрудничество в «улицу с двусторонним движением и создать условия для возвращения уехавших ученых в Россию». Америку здесь открывать не надо — опыт возвращения талантов имеется в Китае и Индии. Но едут домой ученые не только за достойной зарплатой, но и тогда, когда видят перед собой достойные задачи. Об отсутствии в России больших научных проектов говорили и кандидат наук Чернодуб, и нобелевский лауреат Алферов.

Российская наука должна резко ускориться — это аксиома. Но президент успокоил академиков: сама академия останется в сохранности: «Ничего подобного, что могло бы привести к ликвидации РАН, руководством страны поддержано не будет».

Фото Дмитрия Астахова,
«Известия».

стр. 2

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?3+279+1