Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 28-29 (2464-2465) 16 июля 2004 г.

ИСТОРИЯ ОДНОЙ РЕЛИКВИИ

10 лет назад в «НВС» были опубликованы отрывки из дневника сотрудника ОИГГМ СО РАН Николая Семакова, одного из четырех участников «пропавшей» экспедиции к Земле Беннетта в 1993 году. Николай проводил геомагнитные измерения с целью изучения движения магнитного полюса Земли. На плечах (в буквальном смысле) Владимира Тютикова, кинооператора «Славянской студии», лежала забота об «увековечивании» предстоящего перехода (демонстрация созданного им фильма «Недоступный остров», возможно, когда-нибудь состоится на Российском телевидении). Самым беззаботным участником перехода был пес по кличке Механик. А организовал экспедицию Валентин Ефремов из Нижнего Новгорода, считавший, что это будет не совсем обычное путешествие, посвященное памяти первопроходцев 19-го и начала 20-го века.

Об одном из таких первопроходцев, руководившем сто лет назад спасательной экспедицией к острову Беннетта, — А. Колчаке — и идет речь в заметках Н. Семакова.

Иллюстрация

На моем рабочем столе — две реликвии. Первая — это «Каталог магнитных измерений в СССР и сопредельных странах с 1556 по 1926 год». Каталог издан Главной Геофизической Обсерваторией в 1929 году. В нем приводятся результаты магнитных измерений в устье Печоры в 1556 году (при царе Иоанне Грозном) и измерений, проводимых Баренцем на Новой Земле в 1596 году!

А вторая реликвия появилась недавно. Это отдельный оттиск «Известий Императорского Русского Географического Общества», том 42, вып.2 (с двумя таблицами цинкографий), отпечатанный в 1906 году в типографии М. Стасюлевича (Спб., Вас. остр., 5 лин., 28). Название статьи (или скорее доклада) — «Последняя экспедиция на остров Беннетта, снаряженная Императорской Академией Наук для поисков барона Толля».

Потемневший от времени оттиск был обнаружен Павлом Густомесовым (моим товарищем по зимовке в Антарктиде и экспедициям в Арктику) во время ремонта одной из старых петербургских квартир среди приготовленных к выбросу вещей. А сохранилась до наших дней эта бесценная брошюрка, видимо, благодаря тому, что фамилия автора была аккуратно вырезана в трех местах, так же, как и вся верхняя часть титульного листа, где, возможно, содержалась главная «улика» — надпись или автограф автора. Того самого автора, чья фамилия, как ни странно, сохранена на стр. 7 упомянутого выше Каталога (рядом с фамилиями Зеберга, Амудсена, Седова, Анжу, Баренца, Литке, Харитона Лаптева…).

Доклад начинается такими словами (в переложении на современную орфографию):

«В 1881 г. личный состав американской полярной экспедиции на паровой яхте „Жаннетта“, снаряженной издателем „New York Herald“ Гордоном Беннеттом, под командованием лейтенанта де-Лонга, отступая на юг после гибели судна, раздавленного льдом 12 июня в широте N 77015’ и долготе О 154059’, после 28 дневного пути по ледяным полям увидел в тумане какую-то землю. Эта земля была достигнута американцами 28 июля и де-Лонг, подняв впервые на ней американский флаг, вступил во владение от имени С.Ш.С.А. новооткрытой землей и дал ей имя земли Беннетта, в честь организатора экспедиции „Жаннетты“. …Сведения, принесенные американцами об этой новооткрытой земле при тех тяжелых условиях, в которых они находились, конечно, были очень ограничены, и де-Лонг не мог даже решить вопрос о размерах открытой им земли. Был ли это остров, или большая земля, или какой-нибудь форпост земель, лежащих к северу от Новосибирских островов, слухи о существовании которых стали появляться вскоре после открытия купцами и промышленниками этой группы — вопрос оставался открытым.» (Толль считал ее «форпостом Санниковой земли» — Н.С.). Имя автора доклада — Александр Васильевич Колчак.

В год 300-летия мне повезло побывать в Санкт-Петербурге, встретиться с родными (по отцовской линии), пообщаться с друзьями-полярниками. В Институте Арктики и Антарктики, попав на застолье по поводу успешной защиты (и предстоящей «ссылки» виновника на зимовку), мне захотелось прочесть свои стихи, посвященные исследователю Арктики А. Колчаку. Вот несколько строф:

Полярный мечтатель — Верховный правитель,
На жизненной чаше — две гири!
Арктических льдов и снегов покоритель,
Расстрелянный в сердце Сибири…
Что чувствовать мог он в минуту кончины,
Что думал морозною ночью?
В чем видел такой вот развязки причину,
Стоявши пред смертью воочью?
О чем вспоминал он, взирая с бугра
На лед, под которым текла Ангара?
…Судьба подарила немало талантов
Таким вот как он молодым лейтенантам!
Он был и моряк, и ученый-гидролог,
Создатель судов, астроном, магнитолог,
Он самые лучшие годы отдал
Познанию тайны полярного льда,
Полярным ночам и полярному лету.
А повесть о том, как он шел на Беннетту
И не такого достойна пера…

Далее, разговор был поддержан Олегом Трошичевым, потом другими старыми петербуржцами. Оказалось, что в институте даже родственник Колчака работает…

Как сложилась бы судьба А. В. Колчака, не будь он вовлечен ходом событий сначала в Японскую, потом в Первую мировую и, наконец, в Гражданскую войну? В каких широтах и на каких льдах оставил бы он свои следы?…

Из книги В. В. Синюкова «Александр Васильевич Колчак как исследователь Арктики» (подаренной автором Н. Л. Добрецову и попавшей на время в мои руки) я узнал, в частности, что лейтенант Колчак мечтал о неоткрытом еще Южном полюсе и, наверно, мог бы стать достойным предшественником Раула Амудсена и Роберта Скотта…

15 лет отдал Колчак изучению Арктики, проектированию и постройке судов для ее освоения и 15 месяцев был Верховным Правителем. За эти месяцы он успел отправить экспедицию на север Сибири для поиска руды. (Кстати, в том же 1919 году, когда экспедиция Н. Н. Урванцева работала в районе нынешнего Норильска, во льдах «нашего» сектора Арктики трудился не вовлеченный ни в какие политические бури Амудсен).

О широте научных интересов Колчака и серьезности его отношения к фактам можно судить по приводимой ниже выдержке из отчета:

«Прежде чем перейти к описанию наших поисков, относящихся до пребывания барона Толля на острове Беннетта, я постараюсь дать краткое описание этого острова на основании найденных документов барона Толля и того, что мне пришлось видеть самому. Остров Беннетта имеет вид прямоугольного треугольника, ориентированного своими катетами приблизительно по параллели и меридиану. Площадь его не более двухсот квадр. верст. Южный берег, между юго-западным мысом острова (мыс Эмма) и юго-восточным (мыс София), имеет протяжение около четырнадцати верст, восточный, между этим последним и мысом Эммелина, представляющем самую северную оконечность острова, имеет протяжение также около четырнадцати верст, западный или точнее северо-западный берег имеет длину около 22-х верст, всего в окружности около 50-ти верст. Северо-восточная и юго-восточная часть острова выступают довольно резко выраженными небольшими полуостровами (которым я дал наименование: северо-восточному — полуостров баронессы Толль, юго-восточному полуострова Чернышева), между которыми образуется открытая с востока бухта… (Эмма — жена де-Лонга, София — жена Колчака, Эммелина — жена Толля; академик Ф. Н. Чернышев — один из немногих, кто активно поддерживал Колчака в его рискованном предприятии — Н.С.). Остров Беннетта представляет собою плоскогорье высотой около 1000 футов, понижающееся к северо-востоку, над которым возвышаются две куполообразные вершины: одна близ SW-ой оконечности острова (которой Толль дал название горы де-Лонга), другая же занимает всю северо-восточную и северную часть. Этой последней я дал наименование горы барона Толля…

Иллюстрация

На южный берег острова, с фирновых полей, покрывающих гору Толля, спускаются два фирновых склона, образующих, по-видимому, два ледника, которым я дал наименование ледников Зееберга… (спутник и товарищ Колчака, разделивший трагическую судьбу Толля — Н.С.). Эти массивы льда я с осторожностью называю ледниками в виду того, что я не выяснил для себя ясно 7 признаков их непрерывного движения, не видя нигде ни морен, ни характерных трещин, ни каких-либо особенно приметных следов полировки или шрамов на окружающих скалах, представляющих собой либо отвесные скалы, либо крутые россыпи, причем края ледника были занесены массами фирнового снега и незаметно переходили в эти россыпи. Долина вблизи мыса Эмма, приметная по конической горе, имеющей форму гигантского медвежьего клыка, по-видимому, также служила ложем ледника, теперь исчезнувшего и оставившего следы в виде характерной массы обломков, начиная с объемов в несколько саженей и кончая очень размельченным материалом, перемешанным без всякой системы; но во всяком случае утверждение, что это есть моренное образование, я считаю не вполне обоснованным…».

Доклад датируется 12 ноября 1905 г., то есть он был обнародован уже после того, как Колчак вернулся с Русско-Японской войны. На Дальний Восток куда ему было позволено отправиться прямо с Севера через Иркутск (где в январе 1920 года он был расстрелян, не дождавшись суда, но подвергшись длительному допросу…).

Заканчивается отчет Колчака словами, оставляющими лишь слабую надежду будущим исследователям на обнаружения каких-либо свидетельств трагической участи Эдуарда Толля со спутниками:

«Три года прошло с того времени, как барон Толль оставил остров Беннетта, и факт его гибели со всей партией уже не подлежит сомнению, внеся еще одно прибавление к длинной записи смелых людей, положивших свою жизнь в борьбе во имя научных исследований с природой арктической области».

Колчаку не суждено было положить свою жизнь в борьбе с природой Арктики, и его имя исчезло с карт. Но оно живет в памяти людей и в их судьбах.

…Осенью 1971 года Институт геологии и геофизики СОАН прощался с членом-корреспондентом АН СССР Феликсом Николаевичем Шаховым. В свое время он провел пять лет в лагерях после неосторожного упоминания на лекциях в Томске о роли Колчака в изучении Арктики. Припомнили ему, видимо, и более давний «грех», о котором я тогда и не догадывался… Он был «колчаковским поручиком» в молодые годы.

Снимки из экспедиции
к Земле Беннета, 1993 г.

стр. 11

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?19+299+1