Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 43 (2479) 1 ноября 2004 г.

НЕДРА ЗЕМЛИ — ИСТОЧНИК БОГАТСТВА РОССИИ.
ГОРНАЯ НАУКА — КЛЮЧ К НИМ

Институт горного дела СО РАН — первенец академической науки в Сибири, ведущее научное учреждение горного профиля за Уралом — отмечает в начале ноября 2004 г. свой 60-летний юбилей. Институт известен научной общественности широким спектром геомеханических исследований, результаты которых получили признание среди ведущих специалистов в этой области, созданием перспективных геотехнологий, позволяющих эффективно осваивать месторождения полезных ископаемых и вести их полноценную переработку, разработкой современных образцов машин и оборудования, превосходящих не только отечественные, но и мировые аналоги. Ученые института взаимодействуют с крупнейшими предприятиями горнодобывающей промышленности и машиностроительного комплекса России, и особенно, Сибири и Дальнего Востока.

Л. Зворыгин, А. Леонтьев, А. Дворникова

Идея организации филиала Академии наук СССР в Западной Сибири возникла в 1930-х годах, в период индустриализации страны. Вопрос об этом несколько раз ставился перед Правительством, а начавшаяся 22 июня 1941 года Великая Отечественная война обострила эту задачу в связи с резко возросшей ролью сибирского тыла в укреплении обороноспособности нашей страны.

Иллюстрация
Директор ИГД СО АН СССР член-корреспондент Н. Чинакал знакомит с работами института Первого секретаря ЦК КПСС Н. Хрущева (1958 г.).

Можно с уверенностью сказать, что истоками большой науки в Сибири явились инициативы сибирских ученых. Так еще в марте 1942 г., когда почти две трети угольного фонда страны были в руках гитлеровских захватчиков, в Новосибирский обком ВКП(б) поступила докладная записка, в которой предлагалось:

— форсировать внедрение щитовой системы в Кузбассе для получения дополнительных объемов добычи угля и резкого повышения производительности труда;

— организовать работы по изучению и созданию самостоятельной железорудной базы для металлургии Западной Сибири;

— начать изучение нефтеперспективных структур Сибирской платформы, развернув широкую разведку на нефть, учитывая прогнозы о том, что под поверхностью Западной Сибири плещется нефтяное море.

Автором записки был профессор Н. Чинакал.

Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 21 октября 1943 года № 1149 Президиуму АН СССР разрешалось организовать в Новосибирске Западно-Сибирский филиал Академии (ЗСФ АН СССР) в составе: Горно-геологического, Химико-металлургического, Транспортно-энергетического и Медико-биологического институтов. Директором Горно-геологического института (ГГИ) ЗСФ АН СССР был утвержден член-корреспондент АН СССР Н. Чинакал. В Горно-геологическом институте (ГГИ) было организовано два отдела: горный и геологический и определены три генеральных научных направления деятельности.

Иллюстрация
Заседание ученого совета института проводит его директор Е. Шемякин (1984 г.).

Горный отдел первоначально состоял из трех лабораторий. Одной из них — лабораторией горного давления и систем разработки — руководил Н. Чинакал. Лабораторию механизации возглавил д.т.н. Г. Родионов (директор-организатор КузНИУИ и КФ Гипроуглемаша). На должность руководителя лаборатории гигиены труда горнорабочих был приглашен д.м.н., профессор П. Приходько (руководитель Института усовершенствования врачей в Новокузнецке).

С первых дней существования института было принято за правило — доводить результаты научных исследований до конкретных технологий, машин, приборов. При этом ученые несли ответственность за дальнейшее совершенствование созданных машин и технологий, за расширение области их эффективного применения. Разработки сотрудников ГГИ были ориентированы не только на собственную экспериментальную базу, но и на помощь действующему производству. Важнейшими полигонами для испытаний и доводки новых машин и технологий стали шахты Кузбасса, рудники Горной Шории и Кривого Рога, многие заводы горного машиностроения (Александровский, Киселевский, Копейский, Магнитогорский, Томский и др.). Продуктивными стали контакты ученых с рядом проектных и конструкторских институтов (Гипроникель, НИПИгормаш, Сибгипрошахт, Сибгипрогормаш и др.). На работу в ГГИ были приглашены сотрудники с большим производственным опытом, сохранившие устойчивые связи с горной промышленностью.

Исследования по механизации горных работ с первых лет организации ЗСФ АН СССР проводились под руководством д.т.н. Г. Родионова. Георгий Викторович — «генератор» идей, широко эрудированный, коммуникабельный человек. Его искрометные идеи, воплощенные многочисленными учениками, легли в основу целого ряда направлений в создании принципиально новых горных машин, многие из которых плодотворно развиваются и поныне. Он инициировал, в частности, исследования взаимодействия исполнительных органов горных машин с массивом. Были разработаны основы теории и методы расчета и конструирования ковшовых и вибрационных погрузочных и погрузочно-доставочных машин, ударных породоразрушающих машин для безвзрывной разработки горных пород. Им же предложено использование эффекта самообрушения при разработке грунтов, применение вибрации для выпуска материалов из камер и емкостей и многое другое. Попутно предлагались и технические решения по созданию соответствующих машин, защищенные авторскими свидетельствами на изобретения. С 1962 г. работы в этой области возглавил д.т.н. А. Костылев, один из его учеников, приумноживший научную славу учителя.

Иллюстрация
Директор ИГД СО РАН М. Курленя и ученый секретарь О. Кортелев обсуждают проблемы угольной промышленности с министром СССР М. Щадовым (1991 г.).

Не менее выдающейся фигурой того времени был создатель научных основ теории, разработки и проектирования ударных машин лауреат Ленинской премии д.т.н., профессор Б. Суднишников. Борис Васильевич — высокообразованный, чрезвычайно требовательный ученый, обладающий редким чутьем на жизнеспособность идей и даром воплощения их в реальные конструкции. Склонность к творчеству, к поиску нетривиальных решений была свойственна ему с юности — свое первое изобретение он сделал в 19 лет. Сформулированная им теорема о перемещении массы за время действия силы явилась основой для создания теории рабочего цикла воздухораспределительных устройств и отдачи пневматических машин ударного действия. Важным достижением того времени было предложение об использовании в качестве энергоносителя для погружных пневмоударников воздушно-водяной смеси, позволяющей эффективно решить серьезную проблему борьбы с пылью и профессиональной болезнью бурильщиков — силикозом.

Г. Родионов и Б. Суднишников создали свои научные школы, которые нигде формально не регистрировались. Они существовали и существуют ныне «де-факто», плодотворно и успешно работали и определяли научное лицо института в области машиноведения. Во главе с Н. Чинакалом они вовлекли в работу способную и инициативную молодежь, из которой впоследствии выросли маститые ученые, среди них сегодня — кандидаты и доктора наук, академики и члены-корреспонденты РАН и других академий, лауреаты Ленинской и Государственной премий, Заслуженные деятели науки, Заслуженные изобретатели России.

Наиболее крупной «звездой» плеяды ученых того времени был, безусловно, Николай Андреевич Чинакал — член-корреспондент АН СССР, Лауреат Сталинской и Ленинской премий. Начало жизненного пути Николая Андреевича пришлось на сложное переменчивое время революций и войн. Свои «зарубки» в судьбе оставили период индустриализации страны и тяжелые предвоенные годы в виде «шахтинского дела». Все это не помешало Николаю Андреевичу в любое время и на любом посту беззаветно служить горной науке, ставя во главу угла общественные интересы.

Иллюстрация
Председатель СО РАН Н. Добрецов и директор ИГД СО РАН В. Опарин (март 2004 г.).

Создавая щитовое крепление для разработки крутых пластов угля, Н. Чинакал руководствовался собственным пониманием связи научной мысли и инженерного расчета: «Наука и техника — это взаимосвязанные дисциплины. Это последовательные ступени одной лестницы, ведущей к вершинам знаний. Отделять их друг от друга и тем более противопоставлять ни в коем случае нельзя». Не последним фактором, определяющим настойчивость в продвижении своего изобретения, была гражданская позиция Николая Андреевича, который писал: «С шахтой я имею дело в течение 30 лет, но я до сих пор не могу спокойно и без содрогания слышать, как в забоях калечит и убивает смелых, энергичных и лучших рабочих, многих из которых я знал. Поэтому, конструируя свой щит, я все время думал о том, как прекратить платить кровавую дань природе, подчинить ее своей воле и заставить работать на пользу страны…».

Возглавляя коллектив ученых Горно-геологического, а позднее Института горного дела, решая задачи научного и организационного характера, Н. Чинакал вместе со своими соратниками выработал несколько принципов «теории внедрения», что способствовало продвижению разработок института к решению насущных народнохозяйственных задач.

Вот перечень (возможно неполный) этих принципов.

1. Опережения, означающие, что не только идея исследования (что очевидно), но и результат, в котором она реализована, должны опережать современный уровень знаний и разработок в данной области.

2. Острой потребности, то есть наличие животрепещущей необходимости в постановке и решении именно этой задачи.

3. Быстроты — возможность реализации идеи уже в процессе научного поиска и далее — в промышленности.

4. Творческих контактов ученых и производственников.

5. Комплексного решения проблемы.

6. Многоплановость разработки — возможность ее использовать как по прямому назначению, так и в других областях промышленности.

Эти принципы были полностью реализованы при разработке и внедрении щитовой системы разработки угольных пластов. Открытие и широкое промышленное внедрение этой системы разработки Всемирный конгресс угольщиков в Париже (1956 г.) характеризовал как наиболее выдающееся событие в развитии горной науки XX века. Эта система положила начало созданию передвижных крепей во всем мире. Одновременно начались работы по изучению горного давления в породном массиве.

В соответствии с Постановлением Президиума Академии наук СССР от 27 мая 1957 г. о создании Сибирского отделения АН СССР Горно-геологический институт ЗСФ АН СССР был реорганизован. На базе горного отдела создан Институт горного дела, на базе геологического — Институт геологии и геофизики.

С 1 января 1959 г. вся структура Западно-Сибирского филиала влилась в состав Новосибирского научного центра СО АН СССР. Создание комплекса институтов в рамках Сибирского отделения, прогрессивные разработки ученых Академгородка, получение новых знаний и становление новых научных дисциплин на стыке традиционных наук, приток в институт талантливой университетской молодежи дали мощный импульс развитию исследований горных процессов и созданию перспективных технологий.

Начальный период существования Института горного дела в составе СО АН СССР характеризуется развитием работ в трех направлениях:

— исследования в области механики горных пород и горного давления для создания эффективных систем разработки угольных и рудных месторождений с механизацией и автоматизацией технологических процессов;

— исследование закономерностей разрушения горных пород и рабочих процессов пневматических ударных машин;

— теории и новых методов обогащения для увеличения ресурсов, комплексности и эффективности использования полезных ископаемых (особенно руд).

В исследованиях по механике горных пород учеными института достигнут ряд признанных научной общественностью результатов. Так, разработана теория упруго-пластического поведения горных пород и сыпучих материалов, решен ряд динамических задач теории упругости, проанализированы существующие и предложены новые критерии разрушения горных пород. Все это широко используется при проектировании современных конструкций породоразрушающих машин и инструмента, в создании новых технологических операций по отбойке горной массы, расчетах прочности крепей, инженерных сооружений и устойчивости горных выработок. Экспериментально обнаруженные и теоретически описанные новые закономерности поведения геоматериалов послужили основой технических решений по оптимизации формы рудоспусков, бункеров для сыпучих веществ. Предложены новые способы и устройства, применяемые в процессах уплотнения, дозирования и смешивания порошков, получения композиционных материалов, обогащения полезных ископаемых.

Иллюстрация
Вибросейсмический источник колебаний ВЦ-1 на нефтепромысле Ярино-Каменноложского месторождения (2000 г.).

Разработаны теоретические основы и создан широкий спектр научных приборов и оборудования для определения напряженно-деформированного состояния пород и контроля геомеханических процессов. Достигнутые здесь результаты позволили институту принять участие в международном сотрудничестве по линии СЭВ по теме «Создание комплекса научной геофизической аппаратуры» (1976-1987 гг.). Разработанные в институте унифицированные комплексы аппаратуры для диагностики и контроля напряженно-деформированного состояния массивов горных пород (УК-«Тензор», «ЭПСИЛОН», УК-«Гидрозонд»), а также комплекты аппаратуры и оборудования для горно-геофизических исследований (электрометрия, акустическая и электромагнитная эмиссия и др.) используются в научных и производственных организациях и в учебном процессе вузов горного профиля. Применение натурных методов геомеханических исследований обеспечило получение результатов мирового уровня. Построенные на основе исследований физические модели и паспорта прочности горных пород позволили установить иерархию блоковой структуры породных массивов и обосновать способы управления горным давлением в различных горно-геологических условиях.

Экспериментальными исследованиями внесен значительный вклад в установление неоднородности поля напряжений верхней оболочки Земли, обусловленной изменчивостью физико-механических свойств горных пород, структурной блочностью, наличием повышенных горизонтальных тектонических напряжений в геодинамически активных регионах. Это позволило с принципиально новых позиций подойти к прогнозированию и локализации мест интенсивных проявлений горного давления и его управлению. Активное применение новых методов горной геофизики способствовало открытию ряда геомеханических эффектов и явлений по своей значимости далеко выходящих за рамки горных наук. К наиболее важным из них можно отнести явление зональной дезинтеграции горных пород вокруг подземных выработок и знакопеременную реакцию горных пород на взрывные воздействия, обнаружение целой группы нелинейных упругих волн маятникового типа.

Значительных успехов добились лаборатории «машиноведческого» профиля. Это, например, комплекс работ по созданию бурильных машин (буровые агрегаты БА-100 и НКР-100 и гамма погружных пневмоударников для бурения глубоких взрывных скважин), удостоенный Ленинской премии 1966 г., это семейство пневмопробойников, окрещенных журналистами «подземными ракетами», для бестраншейной прокладки разнообразных коммуникаций, позволивших институту выйти на международный рынок; это разнообразные вибрационные машины для выпуска сыпучих материалов и многое другое.

Следует отметить, что почти все номинанты крупных премий начинали путь к вершинам признания с получения авторских свидетельств на изобретения. Присутствовавший на VI съезде Всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов СССР (ВОИР) в 1982 г. д.т.н. А. Костылев констатировал, что институт имеет более 1000 изобретений на новые машины и системы разработки полезных ископаемых, новые приборы для изучения свойств горного массива. Общий экономический эффект от внедрения разработок ученых Института за один только 1982 г. составил 40 млн руб.

Прошли годы. В настоящее время количество Заслуженных изобретателей СССР, РСФСР и РФ в нашем коллективе более 10, причем значительная часть их обладателей являются авторами более 300 авторских свидетельств и патентов. Среди них: Б. Суднишников, А. Костылев, В. Власов, Х. Ткач, В. Клишин, А. Еременко. Эти люди — не только частица истории института, но и часть его славы. В общей сложности сотрудниками ИГД СО РАН за годы его существования получено более 2300 авторских свидетельств и патентов, среди которых 500 зарубежных.

Интересные факты связаны с защитой (в прямом смысле этого слова) интеллектуальной собственности сотрудников института от посягательств «не чистых на руку» дельцов от науки. Эти события датированы 1978 годом и неофициально названы в институте «конфликтом Каменского». Суть дела в том, что у пневмопробойников, первородство которых было подтверждено патентами и лицензиями, вдруг появилось множество «родственников» иностранного происхождения. Доказывать это мнимое родство пришлось в суде г. Мюнхена, на протяжении целого ряда судебных заседаний. Залогом успеха здесь послужили активная жизненная позиция, мужество, принципиальность и упорство В. Каменского, одного из «отцов» этой уникальной машины, прямые потомки которой до сих пор, по прошествии стольких лет, и эффективны, и перспективны.

Иллюстрация
Центр коллективного пользования геомеханических, геофизических и геодинамических измерений СО РАН: уникальная универсальная испытательная машина «INSTROL 8802» позволяет нагружать образцы различной формы в условиях одноосного растяжения-сжатия, чистого изгиба в условиях статического и динамического нагружения, осуществляет «мягкий» и «жесткий» режимы нагружения при изменении температур от минус 80 до плюс 1000 градусов Цельсия.

Период с 1971 по 1987 г. явился этапом дальнейшего развития института. Большей частью он прошел под руководством академика Евгения Ивановича Шемякина, который достойно занял место своего предшественника, продолжая расширять горизонты горной науки. Именно в нашем институте раскрылся его талант крупного руководителя и организатора научных исследований. Под его руководством и при непосредственном участии коллектив института внес значительный вклад в развитие производительных сил Сибири и Севера, в решение проблем добычи полезных ископаемых в Кузбассе, Красноярском крае, Забайкалье, Якутии, Норильске, Дальнегорске. Все это нашло отражение на страницах журнала «Физико-технические проблемы разработки полезных ископаемых» (ФТПРПИ), созданного в 1965 г. Первым редактором журнала был член-корр. АН СССР Т. Горбачев, в составе редколлегии работали ведущие ученые страны, Сибирского отделения, института. В 1974 г. главным редактором ФТПРПИ стал Е. Шемякин. Много сил и времени тратил он на подготовку научных кадров в стенах Новосибирского государственного университета, заведуя кафедрой «Вычислительные методы механики сплошной среды» на механико-математическом факультете. В этот период в институт влилась группа молодых сотрудников, окончивших Новосибирский государственный университет. Теперь, пройдя аспирантуру, защитив кандидатские и докторские диссертации, они вошли в пору творческой зрелости и занимают видные позиции в институте.

Личные качества Е. Шемякина, его высокий творческий потенциал и весомый практический вклад института в народное хозяйство страны привлекали большое внимание зарубежных ученых. В 1968 г. на Международной конференции по прикладной механике (г. Стэнфорд, США) значительный интерес вызвал доклад Е. Шемякина «О затухании волн напряжений в горных породах». В 1976 г. он участвовал в работе симпозиума «Проблемы освоения глубоких месторождений полезных ископаемых», проходившем в ФРГ. В Швеции (1982 г., Стокгольм) принимал участие в симпозиуме «Новые технологии разработки рудных месторождений».

В настоящее время Е. Шемякин заведует кафедрой «Газовой и волновой динамики» в Московском государственном университете, не теряя связи со своими многочисленными учениками и единомышленниками, продолжающими разработки его идей в стенах ИГД СО РАН.

Шли годы, менялись руководители, а проблем, стоящих перед горной наукой не убывало. Работы в области теории разработки месторождений полезных ископаемых постоянно были под пристальным вниманием ученых. Их теоретические исследования позволили создать новые системы разработки угольных и рудных месторождений, а также конструкции секционных, бессекционных, раздвижных и железобетонных трубчатых щитов. Результатом комплексных теоретических и практических изысканий явилось широкое применение щитовой системы в Кузбассе: с ее использованием добывалось ежегодно 12-13 млн т угля. Преимущества щитовой системы определили ее распространение в других угольных бассейнах СССР, на рудниках Урала и Алтая, а также за рубежом: в Венгрии, Румынии, Болгарии, Китае.

Ряд исследований затрагивал вопросы создания нетрадиционных физико-технических технологий, основанных на применении искусственных методов стимулирования газоотдачи угольных пластов для извлечения находящегося в них метана через скважины, пробуренные с дневной поверхности.

Одним из приоритетных направлений развития горнопромышленного комплекса страны, обеспечивающего прирост запасов сырьевых ресурсов, их добычу и переработку является открытая разработка месторождений полезных ископаемых, имеющая лучшие показатели производительности труда, наиболее низкие удельные капитальные вложения и эксплуатационные расходы, более благоприятные и безопасные условия труда. Исследования ИГД СО РАН в этой области традиционно охватывают ряд задач по созданию высокоэффективных технологий и современной горной техники для добычи минерального сырья. При этом первостепенное значение придается вопросам ресурсо- и энергосбережения, повышения качества и конкурентоспособности продукции горных предприятий, экологической безопасности горного производства. В числе наиболее значимых результатов исследований, выполненных в разные годы в этой области, явились разработка методического, программного и информационного обеспечения основных блоков системы автоматизированного проектирования САПР-карьер; создание для перспективных угольных месторождений Кузнецкого и Канско-Ачинского бассейнов технологических систем с разнонаправленным подвиганием фронта горных работ, обеспечивающих максимальное использование выработанного пространства для складирования пустых пород и повышение эффективности горного производства; разработка концепции развития открытых горных работ с увеличением удельного веса комбинированного транспорта и организацией перегрузочных пунктов; создание математических моделей для оптимизации схемы отработки угольных пластов с перевалкой вскрышных пород в сложных горнотехнических условиях; развитие научных основ безвзрывной выемки вскрышных пород и полезных ископаемых; разработка системы управления качеством угольной продукции в процессе добычи и переработки исходного сырья.

Ярким примером комплексной реализации достижений в области механики горных пород, технологии и горного машиноведения явилась разработка и внедрение на предприятиях Горной Шории системы непрерывного этажно-принудительного обрушения с вибровыпуском руды. Эта работа, используя достижения в создании буровой и вибрационной техники, позволила повысить производительность труда по отдельным операциям в 20 раз, а в целом по рудникам в два раза. Такой значительный результат получен коллективом под руководством д.т.н., профессора Н. Дубынина и отмечен премией Совета Министров СССР 1987 года.

Не всегда гладко проходило внедрение разработок сотрудников института на действующих предприятиях горнорудной промышленности. Вот что рассказывает по этому поводу к.т.н., профессор А. Бовин. Описанные события относятся к временам тридцатилетней давности.

«Ваша техника не работает», — встретил нас таким заявлением заместитель главного инженера Белоусовского рудника в Восточном Казахстане.

Мы, это — Анатолий Яковлевич Тишков — ныне доктор технических наук и заведующий лабораторией Института горного дела Сибирского отделения РАН, а тогда старший научный сотрудник, и автор этих строк, работавший в то время заведующим лабораторией Центрального научно-исследовательского института оловянной промышленности (ЦНИИОлово).

А дело было в следующем. Примерно за месяц до этого «черного» события Институт горного дела получил предложение испытать вибрационные питатели своей конструкции в условиях Иртышского полиметаллического комбината. Состоялась встреча с работниками комбината, им были переданы чертежи установки и получены заверения об их изготовлении и монтаже на руднике «Белоусовский».

Получив «тревожное» известие, мы быстро прибыли на место, спустились в шахту и увидели грустную картину. Все без исключения питатели были изготовлены с большими отклонениями от технической документации и установлены неправильно. Размеры были не соблюдены, изменено положение мотор-вибраторов (а оно является принципиальным в обеспечении работоспособности), неправильно были установлены углы наклона питателей и т.д. «Шедевром» был один из десяти питателей, у которого вообще отсутствовал мотор-вибратор, а вибрация передавалась от двух приставленных снизу буровых молотков. Наша оценка ситуации с применением ненормативной лексики была слабой компенсацией испорченного настроения.

Пришлось просить руководство изготовить еще один питатель и определить место его установки под землей, а на себя взяли обязательства проконтролировать весь ход работ. После длинных переговоров такое решение было принято, и служба главного механика получила задание изготовить питатель вне очереди.

В конце этого же дня, в ночную смену мы сопровождали спуск питателя под землю и доставку его к месту установки. За короткое время был выполнен монтаж питателя в рудоспуске. И когда с верхнего горизонта стала поступать отбитая руда в рудоспуск — наш питатель спокойно справлялся с потоком руды. Лимитирующим фактором была только подача вагонеток под погрузку.

Мы с Анатолием Яковлевичем несколько смен проработали на погрузочном пункте. Уже на следующий день после установки питателя к нам потянулись экскурсанты — рабочие, мастера, руководители подземных участков, транспортники. Некоторые молча смотрели и также молча уходили, но большинство живо интересовались работой установки, задавали вопросы и сами высказывали свое мнение. Позднее ознакомилось с работой установки и руководство рудника и комбината. Они убедились в работоспособности конструкции питателя.

Впоследствии нам стало известно, что наш питатель по мере отработки запасов, переставляли три раза с рудоспуска на рудоспуск. С его помощью было погружено более 100 тысяч тонн руды. И он работал до полного своего физического износа».

Актуальными и в наши дни остаются изыскания ученых института по проблеме создания ресурсосберегающих технологий добычи руд, реконструкции действующих предприятий с гарантированным ростом их производственного потенциала, а также высокоэффективных процессов комплексной переработки руд и техногенного сырья.

В области обогащения полезных ископаемых по инициативе ИГД, ИХТТиМС и ИЯФ СО РАН впервые в мировой практике теоретически обосновано полезное воздействие энергии ускоренных электронов на изменение физико-химических свойств минералов и руд, что положило начало новому научному направлению. Оно интенсивно развивается в России и за рубежом, поскольку позволяет в 10-20 раз снизить энергозатраты на измельчение руды, резко повысить степень извлечения полезных компонент. В 1998 г. обнаружены аномально высокие сорбционные свойства у минерала класса гидроокислов — брусита. Целенаправленное изучение этого свойства привело к расширению класса природных сорбентов и катализаторов и открыло реальную перспективу масштабного использования высокоэффективных технологий извлечения металлов из природных и техногенных вод, рассолов, продуктов электролиза и т.д.

Самым ярким результатом исследований в области геомеханики этого периода стало обнаруженное группой ученых явление, зарегистрированное в июне 1991 г. Государственным комитетом по изобретениям и открытиям СССР как открытие 400. Формула открытия гласила: «Экспериментально установлено не известное ранее явление зональной дезинтеграции горных пород вокруг подземных выработок на соответствующих предельному напряженному их состоянию и больших глубинах, заключающееся в том, что вокруг горных выработок образуются кольцеобразные чередующиеся зоны слабо нарушенных и разрушенных пород». Среди авторов открытия были сотрудники Института горного дела — академик Е. Шемякин, член-корр. М. Курленя, д.ф.-м.н. В. Опарин. Примечательно то, что все трое возглавляли институт в разные периоды его развития. Объединенные яркой научной идеей, эти незаурядные личности сумели сохранить преемственность исследований, их высокий мировой уровень и безусловную перспективность.

Мощный научный потенциал ученых-горняков, сплоченных вокруг достойных руководителей, вот что помогло институту пережить трудное время «перестройки». «Выживал» коллектив института под руководством академика Михаила Владимировича Курлени.

В институте М. Курленя прошел все ступеньки служебной лестницы: младший и старший научный сотрудник, заведующий лабораторией механики горных пород, заместитель директора и директор. Также обширен список его степеней и званий: кандидат и доктор наук, профессор, член-корреспондент АН СССР, академик РАН, действительный член академии горных наук Нью-Йоркской академии наук, он в 1995 г. назван «Человеком года» Американским биографическим институтом.

Основной научный «след» Михаила Владимировича — создание Сибирской школы геомехаников «Физические явления и техногенные процессы при разработке месторождений полезных ископаемых и их влияние на недра Земли и техносферу», получившей широкое признание научной общественности. Коллектив «школы» объединил наряду с исследователями высшей квалификации аспирантов и докторантов ряда академических и отраслевых вузов горного профиля.

М. Курленю как руководителя характеризовало понимание сложившейся в стране в целом и в научно-образовательном комплексе ситуации. Так, на конференции научных сотрудников ИГД СО РАН в апреле 1995 г. он сформулировал свое понимание по основным позициям научной и научно-организационной работы, вскрывая причины тяжелого положения науки и пытаясь найти решения по его улучшению.

«…Общая ситуация в стране свидетельствует о том, что дело не столько в финансировании, о чем мы в последнее время слышим официально и неофициально, страшнее то, что нарушена преемственность поколений и существует невостребованность идей. Сложность настоящего момента в том, что: опираясь только на рыночные индикаторы, нельзя определить, какие направления научно-технического прогресса надо развивать; рынок всегда фиксирует и оценивает эффективность решений вчерашнего дня; наука требует оценки решений, результаты которых скажутся через определенный период времени, часто значительный.

Итак, как определить стратегию дальнейшего развития института? Мы исходим из того, что единственным основанием для присвоения организации того или иного статуса является уровень ее научных результатов. С этой точки зрения, необходимо не потерять государство, как основного заказчика наших разработок. Наиболее подготовленная часть ученых института активно работает в федеральных программах, другие добиваются получения грантов РФФИ, РФТР.

Другая сторона стратегии развития института включает элемент рыночного механизма. Это означает, что важнейшим критерием, определяющим эффективность работы института, является его способность получать средства из внебюджетных источников финансирования. Основными источниками здесь являются хозяйственные договоры, контракты, лицензионная деятельность».

Особое внимание в реализации стратегии развития М. Курленя уделял повышению производительности труда научных сотрудников. Здесь, по его мнению, очень важна «идентификация личных интересов с успехом института….Вряд ли производительность труда будет высока, если сотрудник одновременно торгует и пытается заниматься наукой. В науке, как и в искусстве, это несовместимо…. Я хочу обратить ваше внимание на то, что наш единственный природный ресурс — это упорный труд нашего коллектива».

Деятельность Михаила Владимировича во главе института и в рамках созданной им школы характеризует его как крупного ученого, работающего на стыке наук о Земле: механики горных пород, геофизики, технологии разработки твердых полезных ископаемых. По его инициативе в конце 90-х годов институт развернул работы по созданию технологий добычи жидких и газообразных полезных ископаемых. В настоящее время, покинув пост директора и являясь Советником РАН, М. Курленя уделяет много времени и энергии работе в департаменте промышленности, науки и передовых технологий в мэрии г.Новосибирска, поддерживая и продвигая разработки по решению насущных проблем Сибирского региона.

Для обсуждения исследовательских планов научных учреждений Сибири и обмена опытом еще в 1959 г. при институте организован Научный совет по проблеме горного давления, под эгидой которого стали проводиться ежегодные научно-координационные совещания, материалы которых широко освещались в отечественных и зарубежных изданиях.

В 1967 г. д.т.н. М. Курленя и к.т.н. В. Аксенов выступили с инициативой организации периодического семинара по измерению напряжений в массиве горных пород. Этот семинар под руководством сначала чл.-корр. АН СССР Т. Горбачева, затем академиков Е. Шемякина и М. Курлени, получил статус постоянно действующего. Состоявшиеся в период с 1967 по 1994 гг. 12 семинаров стали центром координаций исследований в области экспериментальной геомеханики в нашей стране.

С 1999 г. Институт горного дела СО РАН возродил традицию обсуждения насущных проблем контроля, диагностики и прогнозирования напряженно-деформированного состояния массива горных пород в Новосибирском научном центре. Возрождение началось с проведения Международной конференции «Геодинамика и напряженное состояние недр Земли», что послужило новым этапом развития всего геомеханического направления в целом.

Происходящие в настоящее время изменения в экономике России коснулись всех, без исключения, отраслей народного хозяйства. Одно из важнейших условий конкурентоспособности отечественных горных предприятий — существенное повышение их научно-технического уровня, который не может быть достигнут без развития научного и производственного потенциала на базе высокопроизводительного оборудования и ресурсосберегающих технологий.

Иллюстрация
Молодые научные сотрудники института на руднике Таштагола.

Задачей Института горного дела сейчас является научное обеспечение развития минерально-сырьевой базы и горнодобывающих отраслей в Сибири и на Востоке страны. Современная горная наука, объединенная одним объектом исследования, решает поставленные перед ней задачи на основе использования перспективных методов математики, физики и механики, геологии и геофизики, химии, экономики и других наук. Комплексный подход при решении горных проблем присущ ученым института с момента его становления. Обычно в решении крупной проблемы участвуют несколько лабораторий различного профиля. Так, ученые-технологи разрабатывают новые методы, способы и средства добычи полезных ископаемых с учетом знаний о движении массива горных пород и техногенного воздействия на него, оцениваемых геомеханиками, на основе существующей и перспективной техники, создаваемой в лабораториях машиноведческого направления.

Институт поддерживает многочисленные стабильные творческие контакты с научными и производственными организациями России, ближнего и дальнего зарубежья, постоянно участвует в специализированных выставках и семинарах. Разработки его сотрудников по достоинству отмечены дипломами и медалями самого высокого уровня.

Все эти черты характеризуют направление развития института в настоящем, когда руководство коллективом осуществляет член-корреспондент РАН Виктор Николаевич Опарин, геофизик по специальности, геомеханик по роду деятельности, автор двух научных открытий.

Новый директор считает, что стратегические цели научного коллектива института связаны с созданием в перспективе рентабельного горного производства, функционирующего в рыночной экономике за счет развития теории разработки месторождений полезных ископаемых и комплексной переработки минерального сырья, создания ресурсо- и энергосберегающих экологически безопасных технологий, изучения геодинамических полей и процессов, вызванных техногенной деятельностью горных предприятий.

Фото из архива института.
Материалы подготовила к печати
Г. Шпак, «НВС».

стр. 4-6

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?8+309+1