Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 2 (2288) 12 января 2001 г.

Редкие минералы Восточной Сибири

Галина Киселева,
"НВС".

"Новые редкие минералы Восточной Сибири" -- так называется книга, которая сейчас готовится в Институте земной коры. Это довольно объемистый труд, в который войдут сведения, полученные учеными за многие годы. Но за скупыми строчками описаний вряд ли можно увидеть все удивительные подробности поисков и находок...

Если минералы открывают,
значит это кому-нибудь нужно

"Букет" кристаллов олекминскита.

Фантастически разнообразный мир минералов увлекал многих исследователей. Как захватывающий роман читаем мы книги известного минералога А.Ферсмана. В них почти полстолетия исканий, "любви упорной и упрямой" к безжизненному камню, к познанию тайн его существования, зарождения и гибели. "Истинные законы -- великие законы природы обычно начинаются за третьим дясятичным знаком. В тонких мелочах строения, в неуловимых чертах скрыты глубочайшие тайны мироздания. Надо только присмотреться, вдуматься в каждый камень, и он сам расскажет тебе о своем прошлом и о прошлом земли. Ты только присмотрись любовно и думаючи!" -- писал он.

Более 40 лет работает в Институте земной коры СО РАН старейший минералог Сибири, доктор геолого-минералогических наук Алексей КОНЕВ. Он автор более 170 работ, первооткрыватель нескольких новых минералов, бессменный руководитель Восточно-Сибирского отделения Российского минералогического общества. Алексей Андрианович как раз относится к тем, кто умеет смотреть на камень "любовно и думаючи". Мало кто может, как он, только по внешнему виду гальки, например, определить наличие нефелиновых пород и оконтурить за короткий срок целые массивы. " Я пытался этому учить даже опытных геологов, но, к сожалению, не всегда успешно. У нас сильная геология, но без необходимого знания вещества, что очень важно. Даже при описании хорошо изученных пород Байкала можно встретить такую запись петрографов: "Странный кварц с тупыми концами". А это вовсе не кварц, а нефелин!"

-- У каждого минерала своя судьба, -- рассказывает Алексей Андрианович. -- Одни, как и люди, рождаются для великих дел, другие до поры до времени остаются в безызвестности. Некоторые умирают, дискредитируются, в иных вдруг обнаруживаются новые свойства, и тогда они получают "второе дыхание". Например -- волластонит известен более 150 лет. Но только недавно, когда его детально изучили, поняли, что он может быть великолепным материалом, например, для спецкерамики, изготовления стекловаты, незаменим в электронике. И тогда начались поиски его месторождений. Сейчас открыты и разрабатываются несколько месторождений, в том числе одно недалеко от Слюдянки. Долгие годы был в безызвестности нефелин. А сейчас успешно заменяет бокситы при извлечения глинозема.

Часто новый минерал обнаруживают в микроскопических количествах. Но когда его изучают и описывают, выявляются признаки, по которым можно найти месторождения. И это значительно облегчает поиски.

А знаете сколько на планете всего уже открытых минералов? Около 3,5 тысяч и более десяти тысяч их разновидностей. Казалось бы, многое известно об их удивительном мире, но земные недра таят еще предостаточно загадок и сюрпризов. Я, например, считаю, что через пятьдесят лет количество открытых минералов удвоится, как удвоилось оно за предыдущие полстолетия".

Найти свой камень

Сам Алексей Андрианович открыл шесть новых минеральных видов, материалы еще на три, найденные им, находятся на утверждении Международной комиссии по новым минералам. Еще пятнадцать исследуются.

Первый свой минерал Алексей Андрианович обнаружил в 1969 году на берегу Байкала. Позже был искусственно создан его аналог -- прозрачный, красивый кристалл -- фианит. Его высоко оценили ювелиры, а в народе стали называть "искусственный алмаз". Когда он появился, долго спорили по поводу того, какое дать новому минералу имя. Опередившая рождение фианита находка иркутян вошла в каталог открытых минералов с сибирским именем -- тажеранит, в честь Тажеранских степей Прибайкалья. Не следовало ли и искусственному минералу дать такое же название? Создатели фианита отстояли-таки свое авторское право, сославшись на уникальность минерала. Открытый А.Коневым прототип фианита для ювелирных дел был мелковат -- десятые доли миллиметра, -- а для науки оказался объектом очень интересным.

"Изучая его, мы впервые установили дефекты ионной упаковки этого минерала, -- рассказывает Алексей Андрианович. -- В его кристаллической решетке не хватало одного атома кислорода. О таких дефектных структурах в естественных минералах раньше не было известно..."

На Байкале же был найден и другой минерал -- азопроит. "В это время мы готовились к международной экскурсии. Организовывала ее ассоциация исследований глубинных зон земной коры "АЗОПРО". В честь этого события и решили дать название находке. Азопроит относится к боратам, и тоже очень красивый, интересный минерал. Но скоро оказалось, что использовать его в промышленности невыгодно -- проще создавать искусственный, чистый, без примесей".

Еще два открытых минерала А.Конев с соавторами решили назвать в честь своих коллег-ученых, сделавших значительный вклад в науку. Так, появились среди новых минералов таусонит и одинцовит. Академик Лев Владимирович Таусон -- основатель Института геохимии, создатель известнейшей в мире школы иркутских геохимиков. Михаил Михаилович Одинцов -- один из первооткрывателей якутских алмазов, долгие годы руководил Иркутским научным центром, и его имя тоже широко известно научной общественности мира.

Ольхонсковит был найден при изучении пород Приольхонья Анной Коневой, дочерью Алексея Андриановича, закончившей МГУ по специальности -- геохимия. Это оксид хрома и титана, развитый с другими редчайшими минералами. Сейчас в комиссии по новым минералам рассматривается еще один ее новый минерал -- марганцевый пироксен. В исследовании обоих минералов принимал участие и Алексей Андрианович. Кстати, вторая его дочь -- Мария -- тоже закончила МГУ по специальности геохимия и уже успела открыть "свой" минерал -- банальсит.

Интересна история еще одного минерала, вернее его разновидности, который получил звучное название "дионит".

Синий камень "Леди Ди"

Именно так назван красивый синий камень в журнале "Ювелирный мир", в котором помещены статья А.Конева и Е.Воробьева.

"Этот поделочный камень мы обнаружили во время полевых работ на Мурунском месторождении, что находится на границе Иркутской области и Якутии и знаменито как чароитовое, -- рассказывает А.Конев. -- При подробном его изучении оказалось, что это совершенно новая, неизвестная миру разновидность минерала. Мы предложили назвать разновидность амфибола по составу -- магнезио-стронциевый-калий-рихтерит, а камню дать звучное имя -- дианит, в память о принцессе Диане.

Ювелиры преподнесли Президенту Республики Саха Михаилу Николаеву сувенир -- шар из синего, как южное небо, камня. Когда он узнал, что это совершенно новый, неизвестный никому минерал, и открыли его иркутские ученые, то немедленно сделал запрос в Иркутск с просьбой дать подробное описание находки.

Работающая в этой местности экспедиция, занимающаяся обработкой камней, почуяла выгоду. Нетрудно было понять, что популярность нового камня будет не менее яркой, чем широко известного чароита. Тут же "хозяева" приступили к разработке уже открытого иркутянами месторождения, а мастера -- к изготовлению из этого изумительного камня украшений и сувениров. И, конечно же, оценили свои поделки очень высоко -- один шар размером в 80 мм стоит 800 долларов. И понятно почему -- единственный в мире!

"Оказалось, что этот камень -- голубой нефрит, амфибол, но необычный , -- рассказывает Алексей Андрианович. -- Его можно классифицировать как новый минеральный вид, но сложности были в структурном исследовании из-за его тонковолокнистого сложения".

Дорогу осилит идущий

Как раз эти тонкие структурные исследования и держат продвижение вперед. Нет у нищей иркутской науки необходимого оборудования. Приходится искать соавторов, кооперироваться с иностранными коллегами. Но, тем не менее, надеется Алексей Андрианович, что успеет за свою жизнь открыть еще не менее 15 новых разновидностей и видов минерала.

И надеется еще не раз побывать в поле, чтобы добыть новый материал для своих исследований. "Этим летом, например, мечтаю добраться до одного месторождения на Витиме, -- признается 72-летний минералог. -- Мы уже маршрут экспедиции разработали, достаточно недорогой. По железной дороге, потом на лодке, потом 100 км пешком через горы..."

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?11+31+1