Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 12 (2498) 25 марта 2005 г.

КИОТСКИЙ ПРОТОКОЛ —
НОВЫЕ ИНВЕСТИЦИОННЫЕ
И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ

«Разговоры и споры о Киотском протоколе идут уже давно. Одни считают это благом, другие — злом для нашей страны. Что же такое Киотский протокол и как к нему относиться? Для этого давайте все же разберемся в его основных положениях и возможностях использования, — говорит В. Байдаков, генеральный директор ОАО „Новосибирский энергетический центр“. — Прежде всего, нас жителей сурового Сибирского региона интересует, а что же нам может дать этот международный документ, ведь вопрос климата, тепла в наших домах, затратах на эти цели далеко не праздный».

В Новосибирске уже пять лет работает ОАО «Новосибирский энергетический центр» (НЭЦ). Это акционерное общество создано в 1999 году после завершения четырехлетнего международного проекта Европейского Союза Tacis «Восточные энергетические центры». Центр стал одной из ведущих консалтинговых и инжиниринговых компаний в сфере энергоэффективности, энергосбережения и экологии в Сибирском регионе. С 2001 года НЭЦ профессионально занимается вопросами Рамочной конвенции ООН по изменению климата и Киотским протоколом к ней.

Итак, рамочная Конвенция ООН об изменении климата (РКИК) была принята в 9 мая 1992 года и вступила в силу в 21 марта 1994 года. В настоящее время сторонами конвенции являются более 190 стран, включая Россию, все развитые страны и страны СНГ. Конвенция призвана объединить усилия по предотвращению опасных изменений климата и добиться стабилизации концентрации парниковых газов в атмосфере на относительно безопасном уровне. Участники Конвенции пришли к выводу, что выбросы парниковых газов надо снижать. Причем это требование не только и не столько климатическое, а экономико-энергетическое.

В конце 1997 года на Третьей конференции сторон РКИК в Киото (Япония) был принят Протокол, закрепляющий количественные обязательства развитых стран и стран с переходной экономикой, включая Россию, по ограничению и снижению поступления парниковых газов в атмосферу, а также механизмы реализации этих обязательств. Этот документ и получил название «Киотский протокол». Его ратифицировали 127 стран, включая всех, подписавших его и присоединившихся, кроме США, Австралии, Лихтенштейна и Монако. Весной 2001 г. США выступили с отказом участвовать в Киотском протоколе. Между тем, США подчеркивали, что они не будут принимать участие в первом периоде обязательств по Протоколу (2008-2012 гг.), но примут активное участие в переговорах по второму периоду (вероятно, 2013-2017 гг.).

В ноябре 2004 года Россия ратифицировала Киотский протокол, и согласно регламенту, через 90 дней после поступления документа в ООН, он вступил в силу.

Согласно Киотскому протоколу, страны, подписавшие его, должны до 2012 года сократить свои выбросы парниковых газов не менее чем на 5,2% от уровня 1990 года. Россия имеет относительно «мягкие» обязательства (0%), от нас не требуется снижать выбросы ниже уровня 1990 года, но, мы не имеем права и превысить их (в среднем за 5 лет, с 2008 по 2012 год включительно).

В Протоколе заложены экономические механизмы международной кооперации — механизмы реализации этого процесса. Они основаны на том, что климатические эффекты не зависят от места выброса парниковых газов, а парниковые газы в атмосфере в известных концентрациях прямо не вредят здоровью человека. Эти механизмы получили название «механизмов гибкости» Киотского протокола, здесь имеется в виду гибкость в выборе места и средств.

Киотский протокол — первый международный документ, использующий рыночный механизм как подход к решению глобальных экологических проблем. В России потенциал энергоэффективности и энергосбережения «израсходован» еще только на небольшую часть, в то время как в странах Европейского Союза и в Японии потенциал уже почти полностью «выбран». Поэтому выполнить тот или иной проект и снизить выброс в России на сегодняшний день существенно дешевле, чем в большинстве развитых стран. Так, затраты на сокращение выбросов 1 т СО2 составляют в большинстве случаев в Японии — $100-300, Западной Европе — $65-200, США, Канаде — $20-150, России — $1-10. Согласно Протоколу, развитые страны и страны с переходной экономикой могут совместно осуществлять проекты по снижению выбросов парниковых газов в атмосферу на территории одной из стран и затем «делить» полученный в 2008-2012 гг. эффект — «передавать» друг другу полученные «единицы снижения выбросов». Такие проекты получили название «проектов совместного осуществления». Для сотрудничества со странами, не взявшими на себя обязательств по сокращению выбросов, предусмотрен в целом сходный механизм выполнения проектов, который получил название «механизм чистого развития». Кроме этого, предусмотрен «механизм торговли квотами» на выбросы. То есть каждая страна может продать излишние или купить недостающие квоты у другой страны. Квота России равна ее выбросу в 1990 году. Если страна не расходует свою квоту полностью, то она может переуступить или продать «свободную» часть другой стране. К сотрудничеству с Россией уже выразили интерес несколько стран: Япония, Канада, ряд стран ЕС, Норвегия.

Для России и ее регионов экономически выгодны инвестиции в виде реализации «проектов совместного осуществления» и прямой продажи квот на выбросы. По различным оценкам, ежегодные объемы превышения выбросов парниковых газов (спроса на квоты) в 2008-2012 гг. оцениваются суммарно примерно в 150 млн тонн СО2 для стран ЕС и от 360-380 млн тонн СО2 для Японии, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Норвегии.

Оценить общее количество возможных инвестиций достаточно сложно. Цена за 1 тонну квот может составить по минимальным оценкам около 3 долл., а по максимальным — 15-20 долл. Хотя уже сейчас на бирже идут торги на квоты по 8,9 евро за тонну квот. Полученная доля инвестиций от участия покупателя квот, возникших в ходе реализации проектов, может составить от 2% до, в некоторых случаях, 100% от общего финансирования проектов. В целом для России величина может составлять миллиарды долларов.

Сейчас наша экономика является, прежде всего, производителем и поставщиком нефти, газа и другого сырья. В большой степени за счет этих ресурсов обеспечивается сегодняшний уровень жизни и экономическое развитие России. Уровень нашего технологического развития, к сожалению, не лучший. Естественно, здесь речь не об отдельных достижениях, а об уровне экономики в целом.

Для России имеет очень важное значение использование механизма оценки энергоэффективности предприятий по уровню выбросов парниковых газов и использование механизмов Киотского протокола для создания системы реализации программ повышения энергоэффективности. По существу, образовался правовой вакуум по вопросам энергоэффективности, и система нормативных актов по Киотскому протоколу может стать стройной системой для запуска реальных механизмов энергоэффективности и энергосбережения в России.

Суммарная эмиссия СО2 в нашей стране, согласно данным ЦЭНЭФ, в 1997 году составляла 1410 Мт СО2. При реализации потенциала энергоэффективности хотя бы на 10% сокращение эмиссии составит 141 Мт СО2. При цене 5-10 евро/т СО2 возможно привлечение инвестиций в рамках «проектов совместного осуществления» на 0,7-1,4 млрд евро ежегодно по самым скромным оценкам. При 10% сокращении выбросов и при цене 5-10 евро/т СО2 дополнительные годовые инвестиции в проекты совместного осуществления могут составить: для всех регионов Сибирского федерального округа — 140-280 млн евро; Новосибирской области — 12-24 млн евро; Красноярского края — 28,5-57 млн евро.

Реальный же потенциал энергоэффективности оценивается существенно выше, до 25%, и, следовательно, инвестиционный потенциал может составить большую величину.

В настоящее время Новосибирский энергетический центр и Фонд энергосбережения Новосибирской области начали подготовку к использованию возможностей механизмов Киотского протокола в Новосибирской области, и мы надеемся, что процесс будет только ускоряться. В целом же в Сибирском регионе активность в этом направлении оставляет желать лучшего.

Как же обстоят дела конкретно в новосибирском Академгородке? К сожалению, инвентаризации выбросов здесь не проводилось. Можно оценить лишь выбросы, которые производит основной поставщик тепла и электроэнергии ГУП «УЭВ СО РАН» и свалки Академгородка.

Известно, что около 80% всех выбросов в России образуются в результате сжигания топлива. Исходя из этого, можно сказать, что основная часть выбросов парниковых газов и на конкретной территории в Академгородке образуется за счет деятельности УЭВ СО РАН. Если исходить из топливно-энергетического баланса УЭВ СО РАН 2001 года, можно грубо оценить общий вклад в выбросы парниковых газов Академгородка на уровне 500-550 тыс. тонн СО2. Если ставить цель о повышении энергоэффективности на 10% при том же энергопотреблении, то можно оценивать возможности привлечения инвестиций по проектам совместного осуществления в 2,5-5 млн евро ежегодно (при цене 5-10 евро/т СО2, либо о возможности расширения числа потребителей на 10% при том же объеме потребления.

Нельзя забывать и о другом существенном источнике выбросов — свалках бытовых отходов, которые генерируют метан, как результат разложения, потенциал парникового эффекта у которого в 21 раз больше СО2. Вообще о проблеме мусора хотелось бы сказать отдельно, ведь в последние годы она превратилась в самостоятельную проблему. Наши пляжи и берега завалены мусором, около дачных поселков горы мусора растут как на дрожжах. Более того, никто не следит и за состоянием наших «городковских» лесов. Пройдите по университетской лыжной трассе и вы увидите настоящий бурелом, упавшие деревья никто не убирает, хотя это ценное сырье для производства и для отопления, тем более, что согласно Киотскому протоколу сжигание биомассы и дров исключаются из общей картины эмиссий СО2. Такое ограничение основывается на предположении об устойчивом характере роста древесины — сколько потребляется, столько и вырастает. Эту возможность достаточно серьезно начинают использовать в Европе, Прибалтийских странах, используя в качестве котельного топлива древесную щепу и отходы переработки сырья.

Главный потенциал Академгородка в решении проблем сокращения выбросов парниковых газов, конечно же, сосредоточен в перспективных чистых технологиях получения энергии. Это солнечные элементы, ветро- и гидрогенераторы новых поколений, топливные элементы, биогенераторы и совершенствование существующих технологий получения и использования энергии.

Что же необходимо предпринять, чтобы этот потенциал заработал?

Для того, чтобы быть готовым участвовать в процессах международной торговли квотами и проектах совместного осуществления, необходимо предпринять усилия на уровне региона, области, предприятия и выполнить ряд мероприятий. Требуются: детальная инвентаризация выбросов по методике ООН на уровне региона, области, предприятия; прогноз выбросов и инвестиционная стратегия на долгосрочную перспективу; подготовка инвестиционных проектов, направленных на снижение выбросов парниковых газов, в первую очередь энергоэффективных проектов; заключение соглашений с наиболее заинтересованными потенциальными партнерами (странами, компаниями).

В этом плане Институтом теплофизики СО РАН и «Новосибирским энергетическим центром» уже немало сделано в рамках программы СО РАН «Энергосбережение». Выполнен ряд энергетических аудитов институтов, сформулированы основные мероприятия по энергосбережению. Появляется дополнительная возможность по реализации потенциала энергосбережения на базе Киотского протокола. В настоящий момент программу «Энергосбережение» СО РАН логично будет скоординировать с планами реализации Киотского протокола в России и Новосибирской области, которые сейчас ускоренно готовятся.

В. Байдаков, генеральный директор
ОАО «Новосибирский энергетический центр».

стр. 10

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?19+326+1