Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 21 (2507) 27 мая 2005 г.

ИСКУССТВО ВОЗМОЖНОГО

Политика есть искусство возможного — констатация неукоснительной заповеди дипломатии всех времен и народов вполне может считаться основным итогом Общего собрания Российской академии наук 2005 года.

Юрий Плотников, «НВС»

Иллюстрация

Упреки, которые периодически раздаются в адрес средств массовой информации из уст ученых, во многом справедливы: акулы пера и телекамеры любят скандал и эпатаж и предпочитают не замечать кропотливой повседневной работы. Два дня — 17 и 18 мая — концентрация снимающей и пишущей братии в Большом зале Академии наук и его окрестностях была экстраординарной для этих мест: ждали большой драки. Естественно, в многочисленных откликах, вышедших по горячим следам, внимание было сосредоточено всецело на внешних эффектах. Глубинные же процессы, вызвавшие извержение эмоций обычно столь спокойного и выдержанного академического сообщества, по преимуществу остались за кадром.

Мировая история помнит самые причудливые поводы для начала боевых действий, как-то отрезанное ухо, неудачно составленная телеграмма или проигранный на своем поле футбольный матч. Но во всех случаях причина конфликта лежит в другом месте — в столкновении серьезных интересов. Этот материал — попытка не только набросать контур событий, но и разобраться в противоречиях, которые вполне могли привести к войне между Правительством и Академией наук, но не привели благодаря искусству компромисса.

Пейзаж перед боем

Иллюстрация

Наверное, для научного работника трудно найти сегодня более животрепещущую тему, чем споры вокруг концепции реформирования РАН. Поручение Президента РФ, данное им по итогам обсуждения этой проблемы на Совете по науке, образованию и технологиям в октябре прошлого года, предписывало правительству и академии «обсудить пути модернизации структуры, функций и механизмов финансирования Российской академии наук». Первоначальный вариант, вышедший из недр Министерства образования и науки, вызвал резко отрицательную реакцию в академической среде. После этого Академии наук было предложено заняться самореформированием — подготовить собственный проект, который предполагалось утвердить 18 мая на Общем собрании РАН. Окончательный вариант концепции министр науки и образования должен был доложить правительству 26 мая 2005 года. Но, как полемически выразился президент Академии наук Юрий Осипов, 99 % участников собрания доклада министра до сих пор не читали. Между тем, с этим документом связаны достаточно серьезные опасения. В шахматной игре описанное состояние называется цейтнотом. В такой ситуации даже гроссмейстерам свойственно делать опрометчивые ходы.

В чем заключаются коренные противоречия двух концепций?

В первую очередь, хочется понять, для чего, собственно, затевается реформа? С одной стороны, Академию призывают заниматься фундаментальной наукой. С другой — ориентируют на создание экономики инновационного типа, отметая одновременно все встречные предложения по усилению реальной инновационной составляющей.

Основополагающее предложение правительства — разделение академических институтов на три категории: ведущих только фундаментальные исследования, имеющих примерно поровну фундаментальных и прикладных и, наконец, занимающихся преимущественно или исключительно прикладными исследованиями. Первую категорию предполагается оставить чисто бюджетной, вторую — частью бюджетной, частью перевести в ГАНО (государственные автономные некоммерческие организации), третью — приватизировать или отдать на усмотрение субъектов Федерации.

Другая линия реформирования касается внутреннего устройства институтов. Обязательным условием предполагается разделение финансовых потоков, бюджетных и внебюджетных, дабы человек, получающий государственную зарплату из кассы, не имел бы никаких надбавок из «хозрасчетных» источников.

Хватает неясностей и проблем вокруг провозглашаемой интеграции научных и образовательных структур — передача академических институтов в вузы приветствуется, но переход университетов в Академию наук почему-то встречает противодействие. Наконец, добавляет двусмысленности положение об утверждении устава Академии наук правительством, а президента РАН — Президентом РФ, в чем многие усматривают покушение на академическое самоуправление. На этом фоне и развернулись острые дебаты.

Перспективы модернизации

Естественно, академик Юрий Осипов прекрасно представлял, какая тема более всего интересует аудиторию, поэтому до предела сократил констатирующую часть своего выступления, посвященную итогам научной деятельности РАН в минувшем году, и быстро перешел к проблемным вопросам.

Крупнейшей ошибкой назвал президент РАН введение налога на землю для академических институтов. Если по налогу на имущество научных организаций уже отработан механизм компенсации, то по налогу на землю такового не существует. По сути дела, происходит перекачка федеральных средств, ранее предназначавшихся организациям РАН, в бюджеты некоторых субъектов Федерации.

Ключевой проблемой является планируемая модернизация РАН. Во исполнение поручения Президента России академией совместно с Минобрнауки проведена большая предварительная работа по согласованию позиций. Но, к удивлению, в итоговом документе внесенные Академией наук поправки должным образом учтены лишь в одном разделе, поэтому диалог с министерством необходимо продолжить.

И в докладе, и в комментариях по ходу собрания президент РАН неоднократно подчеркивал необходимость, а, главное, результативность конструктивных переговоров. Так, именно из Министерства образования и науки исходит воодушевляющая цифра увеличения средней заработной платы научного сотрудника до 30 тыс. рублей к 2008 году. Насколько и при каких условиях реален столь радикальный рост?

По мнению ак. Юрия Осипова, задача выполнима, но встречные шаги для ее решения должны сделать и правительство, и сама академия. От правительства требуется в первую очередь выполнение обязательств по финансированию Академии наук. Как известно, еще в 2002 году были разработаны два графика увеличения финансирования науки, причем контрольные цифры второго существенно опережали показатели первого. В настоящее время финансирование выдерживается по минимальному варианту. Хорошо было бы найти нечто среднее, но даже при соблюдении минимума достижение 30-тысячного рубежа к 2008 году (что будет эквивалентно примерно 24 тысячам в ценах 2005 года) вполне реально. Нарушение же минимального графика будет квалифицироваться академией как возврат к политике удушения науки.

В своих расчетах Академия наук исходит из ежегодного увеличения базового финансирования на 1,5 %. Однако, существует настораживающая тенденция к чрезмерному закачиванию бюджетных средств в государственные некоммерческие фонды поддержки науки, которую ак. Юрий Осипов считает неправильной.

От самой академии требуется задействовать внутренние резервы. Один из них — изменение пропорции бюджетных и внебюджетных ставок в институтах с ныне существующей 60/40 % на обратную — 40/60. Президент РАН поспешил заверить, что это не будет означать 20-процентного сокращения сотрудников институтов, а только их перевод на внебюджетную зарплату с сохранением прежних условий труда. Второй вариант — увеличение доли фонда заработной платы в бюджете институтов до 65 % (с нынешних 50-55 %).

Еще одно направление модернизации РАН — переоснащение институтов и лабораторий современным оборудованием, что тоже планируется осуществить к 2008 году. Однако в данном случае не обойтись без разовых специальных вливаний, и весьма больших. Как раз на эти цели было бы разумно потратить часть средств Стабилизационного фонда. Опасения вызвать этим новый виток инфляции напрасны, если закупать приборы и оборудование по преимуществу внутри страны.

Главный ученый секретарь Президиума РАН ак. Валерий Костюк, выступавший с докладом о выполнении решений Общего собрания Российской академии наук за отчетный период, также не мог оставить в стороне проблемы реформирования. По его мнению, тяжелое положение науки в современной России вызывается отсутствием спроса на научные разработки. Темпы затрат на инновации снижаются в самых разных отраслях экономики. В то же время основные усилия власти идут не на стимулирование инновационного спроса, а на реорганизацию самой науки.

Наглядное представление о процессах реформирования, происходящих в науке, дают некоторые цифры. В частности, в 2004 году реорганизации путем слияния подверглись 46 учреждений РАН (из них 20 — в Центральной части, 4 — в ДВО РАН и 12 — в СО РАН), тогда как число работающих осталось на постоянном уровне. Бюджетное финансирование за последний год выросло на 21,9 % (в СО РАН на 20,7 %).

Особое беспокойство вызывает прекращение с 1 января 2006 года действия налоговых льгот, что станет сильным ударом по академическим учреждениям. Вообще, налоговая тема затрагивалась во многих выступлениях, но образнее всех выразился председатель Комитета по науке и технике Совета Федерации Виктор Шудегов: «Складывается впечатление, что наука в нашей стране стала опиумом для народа, поскольку религиозные организации пользуются льготами по налогу на землю, а Академия наук — нет!» Огласив приветственное письмо спикера СФ Сергея Миронова, оратор заверил: до тех пор, пока в Совете Федерации запрещена партийная фракционная деятельность, Академия наук может рассчитывать на его поддержку.

Острый дебют

Один из главных итогов прошедших полутора десятилетий — абсолютная утрата доверия к замыслам и поступкам государственной власти. Россияне столько раз были обмануты начинаниями, спускаемыми сверху, что успели выработать стойкий иммунитет к исходящим от государства инициативам. Академия наук — не исключение.

Опасно, когда реформы затеваются ради реформ — лейтмотив развернувшимся прениям задала яркая речь пламенного трибуна, последовательного защитника интересов науки Нобелевского лауреата ак. Жореса Алферова. Пропагандируемый с начала 90-х годов тезис об избыточности науки в России неверен и вреден по существу. Однако, по-видимому, нынешний министр образования придерживается того же принципа. При этих словах министр А. Фурсенко, который и до того внимательно слушал все выступления, взялся за авторучку и начал делать пометки. Поскольку академик коснулся многих тем, список, по-видимому, получился достаточно длинным.

Действия государства противоположны провозглашенному им же лозунгу «экономики, основанной на знаниях» — продолжил тему ак. Сергей Инге-Вечтомов. На зарплату одного депутата Госдумы можно содержать полнокровную лабораторию. Государство с таким отношением к науке обречено.

Изрядную дозу перца в понемногу закипающий котел добавил ак. Дмитрий Львов. По подсчетам известного экономиста, Россия имеет тенденцию к падению душевого ВВП. Реальная заработная плата снижается у 80 % населения, но растет у 20 % самых богатых. Данное явление современной российской действительности ак. Д. Львов определяет как феномен самовоспроизводящейся бедности. Причину такого положения ученый видит не только в непродуманности важнейших решений и отсутствии их квалифицированной экспертизы — для многих чиновников личные интересы стали выше государственных. Это не просто глупость, но выражение антироссийских интересов. В короткое время страну облетела крылатая фраза академика: «В России было две беды — дураки и дороги. Теперь появилась третья, и более страшная — дураки, указывающие дороги!».

«Против нас работает прямой, злобный и тяжелый корыстный интерес!» — считает ак. Андрей Воробьев. Власть представляет интересы крупного капитала, причем не своей страны. На что может опираться провозглашенный лозунг удвоения ВВП, если у страны нет никакой масштабной цели? Стремительными темпами происходит депопуляция населения, вызванная разрушением системы здравоохранения. В настоящих условиях первоочередной целью государства должна стать программа прекращения вымирания, оздоровления нации. Аплодисментами было встречено заявление академика о том, что такая программа может быть сформирована уже к октябрю.

«Только благодаря фундаментальной науке создан атомный подводный флот, остатками которого Россия гордится до сих пор», — напомнил собравшимся выдающийся конструктор АПЛ ак. Сергей Ковалев. Не следует упускать из виду, что Академия наук по-прежнему является важным оборонным фактором для нашей страны.

Кульминацией первого раунда стало зачитанное ак. Спартаком Беляевым обращение, принятое накануне Отделением физико-математических наук РАН, с призывом к правительству снять с рассмотрения 26 мая вопрос о реформировании Академии наук как неподготовленный. Физики требуют от президента и Президиума РАН более твердой и жесткой позиции в отстаивании интересов науки.

Несомненно, система сбора информации в Министерстве науки и образования налажена хорошо — итоги обсуждения проблемы разными отделениями РАН министр, безусловно, знал, поэтому с успехом пустил в ход домашнюю заготовку. Заявление о том, что он уже предложил правительству отложить обсуждение вопроса, чтобы учесть замечания Общего собрания РАН, было встречено залом со вздохом облегчения. Андрей Фурсенко сообщил о запланированном на 18 мая специальном заседании, результатом которого должно стать серьезное улучшение документа, и призвал уменьшить эмоциональный накал в пользу конструктивного обсуждения.

Иллюстрация

Отбив первый натиск, министр перешел в контратаку. Он слегка упрекнул ученых за то, что шум они подняли только в самые последние дни, хотя документ обсуждается уже год. Повторив тезис, что положение науки в России нуждается в коренном исправлении, Андрей Фурсенко заявил, что модернизация не может принести позитивных результатов для всех — неизбежны потери и социальные последствия. По словам министра, который, очевидно, в данном случае выражает общую позицию правительства, право собственности — это фундаментальная ценность. И если Академия наук распоряжается общими деньгами, то и должна объяснять, почему она делает это именно таким образом, причем не Президенту или Министерству финансов, а народу! С учетом предыдущих выкладок академика Д. Львова, насколько большая часть «народа» обладает в нашей стране собственностью, подобное заявление приобретает несколько зловещий подтекст.

По завершении речи министра председательствующий в собрании ак. Юрий Осипов дипломатично предложил перенести оставшиеся выступления на следующий день, поскольку основная тема уже определилась, но обсуждать ее более логично завтра, после специального доклада ак. В. Козлова. Так и поступили. После обеда в торжественной обстановке выдающимся ученым вручали награды Российской академии наук. Потом на поле грозной сечи ночная пала тень.

Как нам реорганизовать АН

Утро 18 мая началось с запланированного доклада первого вице-президента РАН ак. Валерия Козлова о работе комиссии Президиума РАН по совершенствованию структуры Российской академии наук. Несмотря на то, что почти все основные положения доклада были уже озвучены накануне, оратор не стушевался, а принялся обстоятельно, с цифрами в руках излагать позицию руководства академии.

Сегодня в организациях РАН работают 9870 докторов наук, 26400 кандидатов и 19600 научных сотрудников без степеней. Прочих — 57600. Нетрудно заметить, что прочих — почти половина от общего числа. К 2007 году объем финансирования на одного научного сотрудника должен составить 700-750 тыс. рублей в год. Заработная плата доктора наук в 2008 году должна составить 33-38 тыс., кандидата наук 23-28 тыс., неостепененного сотрудника — 15-20 тыс., а в среднем — 25 тыс. (для сравнения, сегодня средняя заработная плата в системе РАН — 6 тыс. рублей). С учетом дополнительного финансирования по грантам итоговая сумма может достичь вожделенной тысячи долларов. Радикальное повышение зарплаты должно освободить ученых от необходимости поиска приработков. В то же время, и спрос за результаты работы станет строже.

Примерно половина институтов способна удвоить свой бюджет из хоздоговорных источников. До четверти годового бюджета может быть получена за счет грантов.

В структуре научной организации предполагается иметь научно-исследовательский сектор, сектор, ориентированный на инновации, научно-образовательный и производственный сектора (особо отмечен опыт СО РАН по организации производственных подразделений).

Основными показателями эффективности деятельности академических учреждений будет считаться уровень проводимых исследований в сравнении с мировым, число публикаций в рецензируемых изданиях и оснащение институтов современным оборудованием.

Между тем, как раз число публикаций на одного сотрудника в год во многих учреждениях оставляет желать лучшего. По данным ак. В. Козлова, в 80-ти институтах сотрудник публикует одну статью в два года, а в 34-х — в четыре. Маловато будет!

В заключение ак. Валерий Козлов подчеркнул, что успех сложного, но не безнадежного дела модернизации зависит как от действий федеральной власти, так и от собственных усилий академии. Необходимо только иметь внутреннее согласие. Как показали последующие события, как раз с этим дела обстоят не самым лучшим образом.

Когда в товарищах согласья нет

Второй раунд дебатов открыл ак. Андрей Гончар. По его мнению, повышение зарплаты научных сотрудников — это то главное звено, ухватившись за которое можно вытащить всю цепь. Позорно низкая заработная плата стимулирует утечку мозгов из страны и отвращает от науки молодежь. И хуже всего, когда академия сама начинает создавать препятствия на этом пути. В конце мая заканчивается формирование бюджета на следующий год и трехлетнюю перспективу, и если РАН не впишется в этот процесс, удачи не видать. В связи с этим ак. А. Гончар обратился к министру с призывом не откладывать рассмотрение вопроса в Правительстве.

Реакция зала — настороженная с преобладанием неодобрения. Оратора начинают захлопывать. Не смог усидеть на месте ак. Жорес Алферов. Он напомнил собравшимся, что примерно так же, апеллируя к необходимости вписаться в бюджет следующего года, Минфин «дожимал» Академию наук по поводу налога на землю. Результат известен. На этот раз аплодисменты используются по прямому назначению.

Отзвуки последующих событий в той или иной форме облетели всю страну. Отношение ак. Геннадия Месяца к концепции реформирования науки общеизвестно, поэтому именно его выступления все ждали с нетерпением. И академик с первых же слов ринулся в бой.

Тотальное наступление на РАН началось в середине 90-х годов. Академия наук преподносится как последний оплот тоталитаризма в стране. Вводится налог на ввозимое оборудование, на движимое и недвижимое имущество и, наконец, налог на землю. Московские олигархические структуры кровно заинтересованы в отъеме земли. Стоимость одного квадратного метра на Ленинском проспекте — тысяча долларов. А уже сейчас у Физического института АН пени по налогу на землю достигают 10 млн рублей. Все должно уйти за бесценок в руки «эффективных собственников». Имеются в наличии все признаки сговора по захвату земли и имущества Академии наук.

Концепцию реформирования государственного сектора науки ак. Г. Месяц называет «бизнес-планом по уничтожению науки». По прошествии без малого года ее основные черты остались без изменений. Итоговый документ Минобрнауки не доступен для широкого обсуждения. Возникает и вопрос этического порядка: может ли Академия наук принять на себя ответственность за ликвидацию отраслевой науки (напомним, из 58 государственных научных центров планируется сделать 7-8 национальных лабораторий).

Все законы, касающиеся науки, принимаются в экстренном порядке. Лоты на проведение исследований очень узким кругом людей распределяются между мелкими частными компаниями, которые после отмены аккредитации имеют перед бюджетом равные права с крупными институтами. Если такое положение будет продолжаться, в ближайшие два года российская наука погибнет окончательно!

Министр принял вызов с открытым забралом. Слово «обман» не входит в академическую лексику. Тем не менее, именно в обмане, который длится почти год, обвинил А. Фурсенко своего оппонента. По словам министра, каждый шаг возглавляемого им учреждения обсуждался публично. Академики  В. Костюк и В. Садовничий присутствовали на известном сентябрьском заседании коллегии. Доклад был предложен для обсуждения в Академии наук и вузах. Сам  А. Фурсенко намеревался выступить на заседании Президиума РАН, но доклад не состоялся по причине отсутствия вопроса в повестке дня. А после эпатажного выступления академика Г. Месяца на заседании Президиума РАН коллеги-министры укрепились во мнении, что Академия наук вообще не способна эффективно распоряжаться финансами!

Вот тут-то в гуле возмущенных голосов и раздался свист, о котором не преминули сообщить все средства массовой информации. «Академики освистали министра» — крупное преувеличение. Свистел один человек. Но по реакции соседей по залу могу утверждать: готовы были многие. Просто не все умеют. Президент Академии наук был вынужден призвать участников собрания к порядку и удалить нарушителя Устава из зала заседания.

К чести министра, в критической ситуации держится он великолепно, чем вызывает искреннее уважение. Досадное происшествие отнюдь не выбило его из колеи. Министр повторил, что готов дать любые объяснения по любому поводу и даже отменить итоги конкурсов на проведение исследований, если ему докажут, что они проводились келейно и с нарушениями. «Я не меньше вашего переживаю за науку, — закончил свое трудное выступление А. Фурсенко. — Давайте сотрудничать и не обманывать друг друга!»

Худой мир лучше доброй ссоры

Откликов на заявление министра прозвучало много, и далеко не все они были лицеприятны. «Причина натянутых отношений с министерством — кулуарность,» — считает ак. Горимир Черный. Ученый не согласился с государственным чиновником насчет того, что обсуждение концепции реформирования происходило гласно и призвал министра умерить гордыню. Ак. Г. Черный огласил резолюцию Отделения механики и энергетики РАН с предложением выразить министру недоверие и обратиться к Общему собранию за поддержкой.

С конкретными вопросами к министру обратился ак. Александр Спирин. Специально для А. Фурсенко ак. Николай Терещенко привел названия трех лотов-близнецов на кругленькую сумму 28 млн рублей каждый. Интересно, кто выступал экспертами этих проектов и принимал окончательное решение? Но всего этого министр не слышал — после перерыва его уже не было в зале.

«Правительство — сформировавшаяся команда со своей идеологией, — подвел итог ак. Александр Некипелов. — Министр образования и науки — ее часть. Где гарантия, что другой будет лучше? Сначала мы ругаем правительство, потом идем туда просить денег. Как вице-президент РАН, я не могу позволить себе идти на конфронтацию».

Надо отдать должное, ближе к завершению работы даже критики в подавляющем большинстве примкнули к конструктивному направлению: не война, а сотрудничество с министерством в наших интересах. Только в диалоге с властью возможен компромисс.

Взгляд из Сибири

Деятельность Сибирского отделения вызывает в Академии наук пристальный интерес. Отмечен положительный опыт по преодолению юридических трудностей интеграции НГУ в систему СО РАН. Привлекает внимание международное сотрудничество Отделения с Китаем. По многим направлениям модернизации Сибирь опережает Центр.

В очень спокойном и выверенном выступлении ак. Николай Добрецов рассказал о решениях Общего собрания СО РАН и прокомментировал услышанное на собрании Большой академии.

По мнению председателя Сибирского отделения, ситуация в Академии наук исключительно сложная. И разная. Очень неоднородна и ситуация во власти. Сложность положения усугубляется противоречивостью законодательной базы и внешним давлением на правительство и академию. А в крупном бизнесе, который во всем мире является основным заказчиком научных разработок, преобладают три основных позиции. Первая: российская наука полностью деградировала, поэтому заказы на новые разработки нужно размещать за границей. Вторая: наука в России сохранилась, но бизнес сам будет решать, что ему надо. Наконец, третья: бизнесу просто не до науки, поскольку намного важнее заниматься переделом собственности.

Что же остается делать в данной ситуации? Умело и настойчиво вести диалог внутри академии и с властью. С Советом Федерации этот диалог успешен уже сегодня. С правительством — менее успешен. Но продолжать его нужно в любом случае. В этих переговорах академия должна выступать ходатаем за все научное сообщество, а не только за РАН — сдавать своих коллег по цеху ни в коем случае нельзя.

Конкретное замечание, сделанное ак. Н. Добрецовым: в министерском проекте предполагается достижение рубежа финансирования в 750 тыс. рублей на одного занятого, а в академическом — на одного научного сотрудника. Но, как мы помним, в системе РАН научные сотрудники составляют только половину общего числа работников. Разница велика: 1,5 миллиона или 750 тысяч на двоих! Поэтому добиваться нужно реализации именно министерского варианта.

В переносе рассмотрения концепции реформы с мая на октябрь ак. Н. Добрецов видит и плюсы, и минусы. К преимуществам относится больший запас времени для гласного обсуждения. Недостаток — еще не известно, кто выиграет конкурс на программу модернизации РАН. В принципе, новый документ может оказаться и хуже старого. Поэтому лично ак. Н. Добрецов откладывать обсуждение не стал бы. Но если решение принято, необходимо продолжать диалог и, оставляя в стороне второстепенное, спорить по принципиальным вопросам.

Сухой остаток

Несмотря на то, что дискуссия получилась достаточно сумбурной, прозвучала и масса конкретных предложений. Несомненно, Президиум РАН обобщит их лучше корреспондента «НВС», но в качестве предварительного сойдет и газетный вариант.

О разделении фундаментальной и прикладной науки. «Не существует науки и прикладной науки — есть наука и ее приложения» (ак. Ж. Алферов). «Границу надо проводить не между фундаментальной и прикладной наукой, а между дураками и умными» (ак. В. Фортов).

О Государственных автономных некоммерческих организациях (ГАНО). Общее восприятие — негативное. При акционировании научного учреждения даже со 100-процентным государственным участием государство имеет право продать свой пакет акций уже через год. В результате — банкротство и ликвидация.

О разделении бюджетных и внебюджетных финансовых потоков. Предложение Минфина — мы будем достойно содержать государственные научные учреждения, но все их посторонние доходы должны идти в бюджет — по существу правильно, но вредно для РАН. Встречное предложение — разграничение потоков. Ни один человек не сможет получать бюджетную зарплату во время реализации коммерческого проекта (ак. А. Некипелов). ИЯФ беспокоится (ак. Г. Кулипанов). Президент РАН успокаивает: на то он и ИЯФ, чтобы быть экспериментальной площадкой.

Об интеграции науки и образования. Есть несколько вариантов. Первый — создавать филиалы университетов в институтах Академии наук. Второй — введение университетов в систему РАН. Кроме НГУ и академического университета, основанного в Санкт-Петербурге ак. Ж. Алферовым, появился еще один претендент — классический университет в Уфе (ак. Р. Нигматулин). Наконец, в отдельных случаях возможна и передача академических институтов в вузы — те, где уже сегодня сосредоточены лучшие силы данного научного направления.

Об интеграции с промышленностью. Сотрудничество с атомной отраслью поможет снивелировать негативные последствия реформ (глава Агентства по атомной энергии ак. А. Румянцев).

Об экспертизе. На сегодняшний день практически отсутствует квалифицированная экспертиза ответственных решений. Но именно функция оппонирования государственных решений может стать реализацией научного и гражданского потенциала Академии наук.

Основной вывод: науку в стране способны поднять только крупные проекты национального масштаба, подобные атомному или космическому. Они могут быть осуществлены в области обороны, безопасности, энергетики, здравоохранения. Только громкими делами можно вернуть славу Российской академии наук.

Пришествие торгующих во храм

Итог изнурительной дискуссии — ничья. Министр отозвал свой доклад из правительства, поэтому сиюминутный повод вроде бы отложен. Серьезные экономические и финансовые причины конфликта остались прежними и вряд ли в скором времени будут устранены. По крайней мере, они объявлены во всеуслышание — против Академии наук работает грубый корыстный интерес. Пересматриваю милый фильм «Гардемарины, вперед!». Канцлер Бестужев-Рюмин в исполнении великого артиста Евгения Евстигнеева: «Вся разница в том, что они думают сначала о себе, потом о России, а я — сначала о России, а уже потом о себе». Пожалуй, лучше не скажешь.

Но остается еще глубинная идеологическая составляющая. Фразу, вынесенную в подзаголовок, автор этих строк придумал в середине 90-х для определения проявившегося уже тогда безудержного стремления к коммерциализации науки. «В экономике существуют две части — производящая и распределяющая, — размышляет ак. Николай Платэ. — Будучи производителем знаний, Академия наук относится к первой. Но у власти находятся вторые — рыночники. На самом деле, надо менять не систему организации науки, а политику использования ее достижений».

«Академия — проводник ноосферы, сферы разума по Вернадскому. Разве можно сокращать тех, кто работает на ноосферу?» (ак. В. Иванов).

«Государство есть инструмент производства общественного блага, — продолжает тему чл.-корр. РАН Сергей Рогов. — Знание есть общественное благо. Нигде в мире не ставят задач получения прибыли за счет общественного блага! А сверхдержава есть способ аккумулирования сил общества для решения сверхзадач. Это не дело рынка». Цитировать умнейших людей страны можно долго. Но кто же их слушает!

Этическую черту дискуссии подвел ак. Роберт Нигматулин: «Легко верить в Бога, когда у тебя хороший священник. Гораздо труднее, когда наоборот. Очень трудно верить в Отечество даже при таком правительстве! Но необходимо!».

«У нас нет другого выхода, кроме конструктивного диалога в интересах науки в стране!» — этими словами ак. Ю. Осипов закрыл работу Общего собрания Российской академии наук. Руководство наукой — ответственная политика. А политика есть искусство возможного.

Фото Владимира Новикова

стр. 4-6

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?5+334+1