Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 26-27 (2512-2513) 8 июля 2005 г.

МНОГОТРУДНЫЙ ПУТЬ КУЛЬТУРЫ

Монография доктора исторических наук профессора В. Соскина «Российская советская культура (1917-1927 гг.). Очерки социальной истории» недавно вышла в Издательстве СО РАН. Это издание является первой в постсоветской историографии попыткой обобщающего исследования начального периода развития советской культуры, определения ее места в общественной жизни, форм взаимодействия с государственными структурами, истории судеб творцов культуры.

Иллюстрация

Большинство событий, о которых идет речь в книге, не относится к числу ранее неизвестных. На протяжении более полувека они становились объектом исследования историков. Но рассматривались они практически всегда с апологетических позиций. Если и встречались критические оценки, то относились они к частностям, но не к порокам самой системы. Иначе говоря, подход был однобоким. Автор данной книги пользуется иным методом, исходя из принципа: культура везде и всегда противоречива. Раскрыть противоречия в их конкретном проявлении — в этом состоял смысл исследования. Благодаря такому подходу книга может рассматриваться как новое слово в историко-культурной науке. И именно это позволяет рассматривать ее как учебное пособие для преподавателей и студентов гуманитарных факультетов, а также для всех, кого привлекает история страны.

Вот что рассказал нашему корреспонденту Валентине САДЫКОВОЙ автор монографии профессор Варлен Львович СОСКИН:

— Процесс изживания стереотипов оказался болезненным почти для всех историков, в том числе и для меня. Но отрицая положение о безальтернативности большевистского варианта развития России, бывшего стержнем советской историографии (я пришел не сразу к этому выводу, а благодаря освоению ранее недоступных произведений отечественных и зарубежных мыслителей), тем не менее считаю, что история не является набором случайностей. Она отражает закономерности общественного развития, органическое стремление людей к прогрессу. И сейчас, когда период разоблачительной новизны минул, наступило время для уравновешенного анализа советского прошлого. Такого рода анализ потребовал применить адекватную методику. Кратко ее суть определяется тем, что культура первого послереволюционного десятилетия рассматривается через призму сложного переплетения двух тенденций — авторитарной и демократической. Борьба и взаимодействие этих тенденций определяли ее противоречивый характер. Корни этих двух тенденций находились в природе дореволюционного прошлого, заполненного борьбой между авторитаризмом и демократией. В трансформированном виде эти тенденции «перешли» в советскую эпоху. И получилось так, что большевики, пришедшие к власти под демократическими лозунгами, начали строить тоталитарное государство. «Секрет» успехов новой власти, выразившихся в самом названии «культурная революция», состоял как раз в том, что позитив и негатив сочетались таким образом, что первое поднималось на щит, тогда как второе либо находилось в тени, либо, благодаря умелой пропаганде, изображалось как необходимое для народа благо.

Проявления того и другого показываются в книге разнообразно и детально. Говорится о достижениях — они, несомненно, были, и о них за десятилетия советской власти написаны сотни книг. Но рядом и все более активно насаждались отрицательные качества, которые в конце концов привели советскую систему к кризису. Пришло время сказать и о них. Инакомыслие не допускалось, формировались «колесики и винтики» коммунистической идеологии. Разрушалось традиционное, религиозное мировоззрение. Коммунистическая идейность насаждалась повсюду — начиная с кружков по ликвидации безграмотности и кончая институтами искусства. Везде шла борьба за сознание масс. Авторитет знания и моральные достоинства заменялись командно-приказным методом руководства. Происходило обесценивание личности, провозглашался приоритет классовости и коллективности. Образ бойца, готового к самопожертвованию во имя классовой идеи и мировой коммунистической революции, отвергающего личный интерес и личное счастье — герой того времени. Он был персонажем произведений М. Шолохова, Д. Бедного, Л. Серафимовича, Б. Лавренева, Н. Островского и других.

Но был и другой взгляд на этих героев. Например, известный социолог Питирим Сорокин, представитель антисоветского лагеря, считал, что эти «герои» просто криминальные типы, Россия же превратилась в «клоаку преступности». Великий русский писатель В. Короленко уже в первые годы революции как бы подвел итог: «Над Россией ход исторических судеб совершил почти волшебную и очень злую шутку. В миллионах русских голов в какие-нибудь два-три года повернулся внезапно какой-то логический винтик, и от слепого преклонения перед самодержавием, от полного равнодушия к политике наш народ сразу перешел… к коммунизму».

Писатель — не историк, свое восприятие революции он выразил эмоционально. Но главное он подметил: в стране действительно начался процесс, который позже Ленин назвал «культурной революцией». В конечном счете, где с помощью массированного идеологического воздействия, где страхом, где силой была создана культура нового типа, как политически господствующий и навязываемый массам образец. Культурная революция в ее сталинском варианте победила — подавляющее большинство населения было превращено в сторонников советского режима.

А впереди были еще более действенные приемы «советизации» — коллективизация, раскулачивание, судебные процессы и свои поэты этого процесса.

стр. 9

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?17+339+1