Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 36 (2522) 16 сентября 2005 г.

ОСТРОГИ И СИБИРСКОЕ СЕРЕБРО

На территории первого государственного пункта Новосибирской области — Умревинского острога — уже четыре года ведутся археологические исследования. Обнаружены очень интересные археологические материалы (монеты, нательные кресты, застежки книг, церковная утварь, фрагменты оклада икон, ружейные и пистолетные кремни, предметы утвари и инструменты), позволяющие по-новому взглянуть на историю Сибири XVIII столетия. Однако самым принципиальным является вопрос, почему именно здесь триста лет тому назад был поставлен этот острог?

А. Бородовский, к.и.н., с.н.с. ИАЭТ СО РАН,
доц. кафедры Истории мировой культуры НГПУ

Иллюстрация
Примерно так выглядели основатели острога.

Чаще всего, когда говорят о причинах возникновения русских острогов в Сибири, упоминают два фактора: земледельческое освоение края и сдерживание военной угрозы «соседей». Для Умревинского острога все обстояло несколько иначе. Перед его строительством сложились два благоприятных военно-политических обстоятельства. Поражения, нанесенные кыргызам в 1701 г. Алексеем Кругликовым (на Божьем озере и у с.Пачинское на р.Томи) и Иваном Тихоновым Великосельским (в урочище Караказ), и увод кыргызов джунгарами в 1703 г. в глубинные районы своего ханства. Поэтому возведение Умревинского острога прошло, как говорится, по принципу «несостоявшийся поединок с противником — выигранный поединок». Следует также признать, что значение земледельческого освоения округи для Умревинского острога сыграло тоже далеко не решающую роль. Русские крестьяне-переселенцы с запада, не испытывая желания осваивать заболоченные земли обского правобережья, двигались на юг, среднюю и верхнюю Иню, верхнюю Бердь и Чумыш, оставляя район Умревы в стороне. Поэтому следует сказать еще об одной причине, сыгравшей далеко не последнюю роль в обследовании территории на месте возведения будущего острога.

В ХVII-ХVIII столетиях Россия ощущала острую потребность в освоении рудно-минеральных ресурсов Саяно-Алтая. Для этого требовалось создание надежной системы государственных пунктов для дальнейшего закрепления сибирской территории. Все европейские государства того времени вели поиски руд цветных и драгоценных металлов, как правило, за пределами своих земель. В 1676 г. был издан специальный царский указ о поисках в стране и за ее пределами серебряной и медной руды. Активные попытки рудных поисков были предприняты и на территории Западной Сибири. В 1697 г. томский воевода В. Ржевский послал за образцами руд на р.Обь и ее притоки сына боярского Алексея Кругликова с товарищами, а на р.Каштак С. Тупальского и В. Алпатова. На реке Каштак поиски серебряно-медной руды были наиболее перспективными. Поэтому на следующий 1698 г. воевода Ржевский отправил грека Левандиана снова на р.Каштак и приказал «все предприятие укрепить надолбами, рвом, тыном по острожному, вместо изб срубить башни». Воеводский указ гласил: «строить на месте серебряно-рудных пород острог и вместо домов башни с печами». Следы этого производства позднее были описаны в путевых дневниках И. Гмелина, изданных в Геттингене в 1752 г. Запись от 15.09.1740 г. посвящена упоминанию об Каштацком остроге и остатках плавильных печей. Обследования этой территории, проведенные в 1972 г., позволили проследить подквадратные земляные укрепления, окруженные рвом и бастионами по углам. На северном участке огражденной площадки одного из бастионов располагались остатки плавильной печи.

Иллюстрация
Рядом с реконструированной угловой башней Умревинского острога продолжаются археологические раскопки.

На р.Ояш поиски серебряной руды были менее удачны. Однако  А. Кругликову удалось найти выход рудной жилы и собрать несколько мешков образцов. В Томске они были опломбированы городской печатью и отправлены в Москву на определение качества руды. В конце XVII столетия экспертиза руды была хлопотным, длительным и дорогостоящим делом. Определение состава руды проводили только за рубежом: в Риге и в Амстердаме. Вряд ли стоит удивляться, что результаты определения образцов руды с р.Ояш остались неизвестными. Тем не менее, месторождение на р.Ояш было отмечено на чертеже Томского уезда из собраний С. Ремезова. Для легенды карты того времени эта информация являлась достаточно оперативной. Вопрос о точном времени нанесения этой отметки пока остается открытым. Поскольку «Хорографическая чертежная книга» С. Ремезова была завершена к 1 сентября 1697 г., в год, когда на р.Ояше проводились изыскания серебра. Фундаментальная «Чертежная книга Сибири» была закончена до 10 ноября 1701 г. Однако позднейшие вклейки-чертежи были сделаны в 1703-1711 гг. Этот период соответствует уже основанию Умревинского острога.

В поисках серебряной руды на реках Каштак и Ояш в окрестностях Умревинского острога есть много общих черт с освоением первых «домашних» серебряных приисков в Забайкалье на р.Аргунь. Прежде всего то, что изыскательские работы велись на территории еще не принадлежавшей русскому государству. Начиная с эпохи великих географических открытий такая практика рудного поиска была общераспространенной. В конце XVII в. Юрий Крижанич в своем труде «О сыске и развитии горного дела в России» подчеркивал, что руду надо искать в чужих землях.

В дополнение к этому следует заметить, что А. Кругликов еще в 1695 г. основал пашенную заимку на р.Иксе. Она стала одной из первых русских деревень на территории Новосибирского Приобья — современная деревня Кругликово Болотнинского района Новосибирской области. В 1697 году вблизи месторождения на р.Ояш А. Кругликов построил еще одну деревню-однодворку, обозначенную на ремезовских чертежах на правом берегу р.Бакан. Таким образом, изыскательские работы способствовали возведению Умревинского острога в рамках комплексного освоения территорий северной части Верхней Оби. Особенно следует подчеркнуть, что еще в первой половине XVII века, в «инструкциях» о постановке острогов указывалось о необходимости их строительства вблизи рудных месторождений. Например, письменному голове В. Пояркову во время первого амурского похода (1643-1646 гг.) предписывалось на р.Шилка «пришед к серебряной руде, острог поставить».

Не последнюю роль при определении участка для строительства будущего острога сыграл опыт рудознатца Алексея Кругликова. По всей видимости, одной из причин выбора места для основания Умревинского острога являлось удобство для оборудования пристани на каменистом берегу обской протоки. На протяжении нескольких столетий эти выходы камня неоднократно привлекали внимание геологов. В описании Тобольского наместничества, создававшегося в 1784-1789 гг. из минеральных ресурсов упоминается только «дикой черной камень».

Иллюстрация

Не менее важно и то, что поиском и разработкой серебра в Западной Сибири и Забайкалье занимались одни и те же люди. Греческий рудознатец Александр Левандиан так же активно участвовал в обследовании и экспертизе серебряных руд Нерчинских месторождений у Аргунского острога. По результатам этих исследований в 1704 г. был издан указ о плавке серебряной руды и строительстве Нерчинского завода. Именно из этого отечественного серебра в 1721 г. была и изготовлена медаль в честь Ништадского мира, завершившего Северную войну России со Швецией. Это событие не только закрепляло новый европейский статус нашей державы, но и фактически положило конец обременительной для экономики России зависимости от импортного серебра.

На территории Западной Сибири в XVIII столетии процесс разработки серебряной руды не получил дальнейшего продолжения. Тем не менее, уже в начале следующего XIX в. описание геологических особенностей этого района производилось в связи с сообщениями о первых находках золота. Крупные глыбы гранита у ст.Ояш в 1835 г. были отмечены Э. Гофманом и Г. Гельмерсеном. В конце этого столетия геологические изыскания были продолжены в связи со строительством Сибирской железной дороги. Профессором  А. Зайцевым на протяжении 1892-1895 гг.. были детально обследованы выходы гранитоидов и вмещающих пород по р.Оби от д.Ташара до д.Кругликово. Выходы темно-серой слоистой породы с линзами кварца были отмечены в шести верстах ниже устья р.Ташары и в четверти версты ниже устья р.Умревы у места бывшего Умревинского острога.

Интенсивные геологические исследования позволили в середине ХХ столетия выделить на этих территориях в качестве самостоятельной геолого-тектонической структуры Колывань-Томскую зону, входящую в состав Алтае-Саянской складчатой зоны. Современное состояние металлогенического районирования Колывань-Томской складчатой зоны позволяет наметить несколько потенциальных рудных поясов драгоценных, цветных и редкоземельных металлов, одним из которых является Приобский пояс, на территории которого находился Умревинский острог. Поэтому Алексея Кругликова с полным правом можно считать не только основателем первого острога на территории Новосибирской области, но и пионером геологического изучения нашего края. Для целого ряда сибирских острогов: Аргунского, Каштацкого, Умревинского, Шилкинского — поиски и освоения месторождений серебра сыграли одну из основных ролей в процессе их возведения.

В настоящее время работы по изучению связи поисков серебра и строительством Умревинского острога реализуются в рамках исследовательского гранта поддержаного РГНФ (02-01-0031а) «Древнее серебро Сибири». В этом проекте кроме автора принимают участие ведущие специалисты Института геологии СО РАН.

Фото автора

стр. 7

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?7+346+1