Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 1-2 (2537-2538) 13 января 2006 г.

О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ
СОВРЕМЕННОЙ ШКОЛЫ

20 декабря 2005 г. в Министерстве образования и науки РФ состоялось рабочее совещание по вопросам реализации приоритетного национального проекта «Образование» в Сибирском федеральном округе. Вели совещание министр Андрей Фурсенко и полпред Президента РФ в СФО Анатолий Квашнин.

Нина Коптюг

Иллюстрация

Присутствовали ответственные сотрудники министерства, заместители губернаторов и руководители отделов образования всех 16 субъектов Федерации Сибирского региона, а также председатель Совета ректоров г. Новосибирска. После вступительных слов А. Фурсенко и А. Квашнина был сделан основной доклад и четыре содоклада по темам: реализация национального проекта по вузам, по школам, поддержка классных руководителей и творческой молодежи, выдвижение лучших педагогов на премию, финансовое обеспечение. В режиме свободного обсуждения велись дискуссии, задавались вопросы, звучали дополнения по каждому из рассматриваемых направлений.

Подводя итоги, министр А. Фурсенко обратился к присутствующим с призывом: «Прошу вас активно общаться с прессой, со всеми СМИ, рассказывать о данном событии, разъяснять, что национальный проект является дополнением ко всем существующим программам в области образования, а не заменяет их. Проект рассчитан на два года, имеет конкретные цели и задачи».

Я была единственным учителем, приглашенным на это совещание, в значительной степени благодаря тому, что осенью написала Открытое письмо Президенту РФ и министру образования («Наука в Сибири», № 40, 2005). Честно сознаюсь, никакой особой реакции на письмо я не ожидала: привыкла к тому, что у нас много пишут, но мало что меняется. Присутствие на совещании такого высокого уровня позволило напрямую задать интересующие меня вопросы, а прозвучавшая в докладах информация и папки с важными документами, которые получили все участники совещания, часть вопросов сняли. Выступила я сразу после содоклада А. Карпова, начальника Управления программ развития в сфере образования Федерального агентства по образованию «Информатизация образования как важнейшая составляющая приоритетного национального проекта «Образование».

О чем удалось сказать и что показать

В сентябре 2005 года Президент России  В. Путин в своем выступлении сказал о том, что российское образование должно совершить прорыв и занять достойное место на международной арене. Кроме того, прозвучало предложение подключить 20 000 школ к всемирной сети интернет. Я полностью согласна с предложениями главы государства и позволю себе остановиться на некоторых из главных проблем современной школы.

1. У нас достаточно давно говорят об использовании интернет-технологий в образовании. Однако ни в стандартах, ни в учебных планах и школьных программах подобные уроки никак не указаны. Если я провожу урок в интернет-классе, то сама пишу методические разработки, вписываю эти уроки в свой план, обучаю детей и учителей. Затем пишу и публикую статьи, разработки в России и за рубежом.

Лицей № 130 в новосибирском Академгородке уже совершил прорыв на международную арену, мы — единственная российская школа, постоянно участвующая в мероприятиях Европейской школьной сети. Всемирная организация учителей регулярно публикует мои сообщения о международных проектах, я неоднократно представляла Россию на международных конференциях.

Сибирские школьники используют интернет как инструмент для получения информации и общения. Я уверена, что есть и другие школы, которые могут представлять интересные работы, проекты. Но зачастую учитель, знающий язык, не умеет пользоваться техникой, а тот, кто знает технику, не знает языка. Междисциплинарные связи у нас практически отсутствуют.

Даже на совещании в министерстве образования было заметно, что у нас происходит путаница, смешение двух понятий, определяемых неудобными терминами «информатизация» и «интернетизация». Дадим школам компьютеры, быстро сделаем мультимедийные пособия, то есть перенесем тексты учебников на компакт-диски, подключим тысячи школ к всемирной сети… И что дальше? Кто обучит учителей и преподавателей? Каким образом они выйдут на международную арену, вольются во всемирную сеть педагогов? Получая технику, школа, вуз должны получать и методические пособия. Опыт накоплен, дайте нам грант — и мы напишем пособие для 20 000 школ, которым обещан интернет!

Большинство выступавших на совещании в министерстве использовали компьютер, проектор, показывали текст доклада, схемы, цифры. Но ведь текст озвучивает докладчик, а на экране должна быть иллюстрация к его выступлению. Спросите школьников или студентов, нравятся ли им занятия, на которых преподаватель, используя проектор, показывает на экране главу учебника, да еще и предлагает конспектировать ее в полутьме.

Чтобы не быть голословной, я показала участникам совещания небольшую презентацию: сайт школы на русском языке; сайт школы на английском языке — чтобы нас видел весь мир; один из международных проектов, которым пользуются педагоги всего мира как учебным пособием. Показала сайты международных организаций IEARN (Международное образование и ресурсы компьютерной сети), EUN (Европейская школьная сеть). Кстати, активно участвует в виртуальных мероприятиях Евросети только наш новосибирский лицей № 130.

О чем не удалось сказать
за недостатком времени

2. Перегрузки учеников. В Стандартах образования указано, что учащиеся должны к окончанию школы показать множество знаний и умений по всем 17 предметам, входящим в аттестат. В профильном классе все предметы остаются обязательными, дети получают громадные домашние задания, которые зачастую выполняют родители, репетиторы… либо никто не выполняет. Выбора нет. Школьники говорят, что вынуждены тратить время на зазубривание массы ненужных сведений, в то же время не имея возможности получить больше знаний по выбранным ими профильным предметам. В СМИ постоянно пишут о состоянии здоровья детей: 85% имеют хронические заболевания, 15% — психические отклонения. Из ста выпускников школы, например, только один не пропустил за год ни одного учебного дня, значит, всего 1% оказался здоровым (если не считать близорукости). В университете учебная нагрузка только возрастает, образование ведется методом сложения, по принципу «чем больше, тем лучше». Несмотря на огромное количество публикаций и обсуждений, положение не меняется. Возникает законный вопрос: где взять того идеального нормального ученика, который будет выполнять все требования госстандарта, кстати, до сих не утвержденного?

3. Слова «учительский корпус неуклонно стареет», равно как и сетования по поводу «мизерной зарплаты учителей», «отсутствия жилья» уже приелись. Нужно посмотреть на них с точки зрения реальности. Как районный методист я имею дело с учителями, чей стаж 40-50 лет, — это прабабушки и прадедушки, которых никто и ничто не заставит работать по-новому. «Компьютеры не нужны, нужно учить каллиграфии»; «зачем твой интернет, когда я сорок лет преподаю по книжке, изданной в 1950 году», и т.д.. Учитель старших классов в Сибири получает в месяц 2800 рублей при официальном прожиточном минимуме 3500р. Обещанная прибавка в 11% положения не изменит. Это, например, две пары колготок, а у меня трое детей, у моей подруги четверо. Нам нужно на что-то покупать три-четыре портфеля, комплекты учебников, тетради, ручки, яблоки, молоко — все то, чего нет в «потребительской корзине». Нет в нашей мифической «корзине» и детей. Большинство учителей работают на двух-трех работах, им не до новых технологий, не до прорыва на международную арену. Наше учительство просто задавлено нищетой. Немногочисленные молодые учителя, пришедшие в школу со своим ребенком-первоклассником, зарабатывают на стороне, а значит, на полноценное ведение плановых уроков, на профессиональный рост у них зачастую не остается ни времени, ни сил. Жилье им никто не предоставляет, ипотека не по карману.

4. Знаю по своему опыту, как велик интерес к России в мире. Что делают органы образования, включая министерство, фонды поддержки учительства для того, чтобы мы были представлены на мировой арене? Мы сильны как методисты. Я могу любому учителю на двух языках наглядно объяснить, как вписать новейшие технологии в учебный план. Меня приглашают на международные форумы педагогов. 8-9 декабря в Париже проводилось крупное совещание по интернет-образованию, куда приглашались только педагоги и работники образования, рекомендованные своими министерствами (и минобры разных стран оплачивали поездки своих делегатов). Хотелось бы узнать, кого посылало наше министерство? Куда обращаться российскому учителю, которого хорошо знает международное сообщество, чтобы получить грант для поездки на конференцию? В Европейской сети мне рассказали, например, почему пригласили на очередное мероприятие и оплатили все расходы лишь мне: несколько лет назад сотрудники Евросети отослали в Россию тысячу посланий — информацию, приглашение к сотрудничеству, просьбу помочь наладить методическую работу. Получили всего один ответ, вот этого одного человека из России они и пригласили на огромное мероприятие в Брюссель (2003 г.) Почему Минобразования упускает такие возможности сотрудничества? Ведь основная работа с интернет-технологиями тем и хороша, что ее можно выполнять, находясь в любой точке земного шара. Она не требует длительных поездок и больших расходов, нажал на кнопку — и весь мир перед тобой.

5. Но чтобы педагог знал, на какую кнопку нажать, как наладить контакты, его нужно сначала обучить. А чтобы был стимул работать по-новому, нужно такой стимул создать. Освоил вторую специальность — получай второй оклад, не бегай на сторону. Не надо создавать новые комиссии и департаменты, которые будут долго разрабатывать дополнения и изменения к Стандартам, к планам, или того хуже — опять напишут фразу «учителя должны» и на том успокоятся. Старички скоро уйдут на покой, некоторые школы наполовину опустеют, потому что молодежь в них не придет, пока не изменится положение. А учителя среднего поколения в очередной раз подумают: мы ничего никому не должны, потому что общество не выполняет своих обязательств по отношению к нам.

Я знаю многочисленные примеры того, что происходит с новой техникой в школах: просто стоит без дела. Недавно получила очередное письмо от молодой учительницы из Красноярской области: «У нас в колледже три компьютерных класса, интернет — и никто этим не пользуется! Нина, я прочитала твою статью в „Учительской газете“, научи меня!» Нужно официально разрешить учителям-предметникам, освоившим новейшие технологии и, желательно, знающим иностранный язык, вносить изменения в учебные планы и программы, нужно создать условия для тиражирования нашего опыта. Повторю: весь мир пользуется нашими наработками. Хотелось бы, чтобы ими пользовалась и родная страна.


Что ж, министр образования обратился к нам с призывом общаться со СМИ, вот я и общаюсь. Когда заседание закончилось, я попросила Андрея Александровича сфотографироваться на память, он пошутил: «А завтра наше фото уже будет в интернете?» Это пожалуйста, смотрите на сайте лицея № 130 http://sch130.nsc.ru. Кроме того, я отправила краткое сообщение о совещании в международные организации.

стр. 16

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?32+360+1