Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 5 (2541) 3 февраля 2006 г.

СКУЛЬПТОР УСОВ, ЧЕХОВ И ВЕРТИНСКИЙ,
И ЖЕНА ФРАНЦУЗСКОГО ПОСЛА

В прошлом номере «НВС» мы рассказывали о состоявшемся в самый разгар январских морозов визите в Томск представительной французской делегации и о перспективах, которые это событие открывает для российско-французского научного сотрудничества. Предлагаем зарисовку нашего томского корреспондента Виктора НИЛОВА об одном из эпизодов культурной программы визита. В конце концов, не наукой единой славен старинный сибирский город!

Когда выяснилось, что на самолете-лаборатории Института оптики атмосферы вместе с французскими учеными мне не летать и интервью у министра Нэлли Олэн и посла Жана Кадэ не брать, то что же мне оставалось делать? Да всего лишь взять и постановить, что разговор с женой французского посла Элизабет Кадэ в неофициальной обстановке может выйти не менее полезным. Поскольку было известно, что Элизабет весьма печется о вопросах культурного сотрудничества, план на встречу с женой Полномочного и Чрезвычайного было выработать несложно. Потому что, как я глубоко убежден, самая привлекательная для иностранцев достопримечательность Томска — это мастерская скульптора Леонтия Усова, куда мы и направились с постоянным директором усовских выставок по всему свету Ольгой Калининой-Сулакшиной.

Иллюстрация
У композиции «Лицо успеха»

Посол с супругой прилетели ранним морозным утром, и сразу после губернаторской аудиенции Элизабет Кадэ приступила к углубленному знакомству с Томском и его культурой, начав с мастерской скульптора. Принимать высоких гостей Леонтий привык, и потому к встрече специально не готовился. В парадную одежду он по таким случаям никогда не облачается и заплаты на дыры в рабочей рубахе не ставит. Возможно, это очень даже к лицу свободному художнику, но я этого не понимаю. Зачем, говорит он, специально готовиться, когда все скульптуры стоят на своих местах?

Иллюстрация Усов с Ушайкой (Ушайка — это река, протекающая по Томску. Но в данном случае это какое-то мифическое существо, каким-то образом связанное с Ушайкой)

Древесную пыль со скульптур Усов никогда не сметает. На мое замечание о слишком толстом пылевом слое он ответил заявлением, что это и не пыль вовсе, а непринужденная добавка к «патине», то бишь пленке, покрывающей скульптуру. Слово «патина» он произнес как «патинэ», и они с Элизабет Кадэ прекрасно поняли друг друга. Более того, парижанка почувствовала себя на седьмом небе после милостивого разрешения удалять пыль с усовских скульптур пальчиками и радоваться прикосновениям к сибирскому кедру. В парижских музеях никто таких вольностей никому не позволит, за исключением, разве что, слепых, и то в специально установленные дни.

Да и как француженке не проникнуться чувством уважения к художнику, если на видном месте в его мастерской стоит скульптурный портрет импозантного генерала де Голля, а автор, встретив гостью у порога, с пафосом провозглашает: «Вив ля Франс!» и говорит, что это такое у работы название, а затем начинает, явно увлекаясь, рассказывать о своих давних связях с Францией.

Иллюстрация Иллюстрация Иллюстрация
Вертинский Пастернак Чехов

Правда, в большинстве случаев рассказ скульптора о работах сводился к упоминанию названия и короткому комментарию. Благо, большего и не требовалось — Элизабет либо схватывала все на лету, либо задавала один-два вопроса, потому что она прекрасно разбирается в искусстве и хорошо знает русскую культуру. Имена Пушкина, Гоголя, Толстого, Чехова, Горького и Распутина ей хорошо знакомы, а Пастернака она назвала сама, как только я поставил скульптуру на подиум. (Мне было доверено менять скульптуры по ходу представления, и я сбился с ног, выполняя эту почетную миссию.) Игоря Северянина парижанка, похоже, до сих пор не знала, но «Это было у моря, где волна бирюзова…» в мастерском исполнении Усова она прослушала с большим вниманием и, сказав, что перевод не нужен, тут же воскликнула: «Браво артисту!» Мне оставалось наслаждаться звучанием французской речи и слушать четкие и ясные переводы старшего преподавателя политехнического университета Татьяны Ильинской, сопровождавшей французскую гостью. Мои познания во французском находятся на уровне «шерше ля фам» и «миль пардон», а вот Леонтию Усову и Ольге Сулакшиной было намного проще. Во Франции прошли уже три выставки работ томского мастера, а на ее юго-востоке, в городе Ди, возле Валанса, он два лета играл в театральном спектакле у хорошо знакомого томичам режиссера Луи-Ги Пакетта, исполняя в том числе роль Вольтера на французском языке. Ну а про то, что текст роли состоит практически всего из двух слов: «Фи, Руссо!», Усов рассказывает далеко не каждому.

Понятно, что не обошлось без восторгов, когда на подиуме появлялись, сменяя друг друга, Бальзак и знаменитая тетралогия с трапезой Сальвадора Дали.

Рассказывая о самой первой своей скульптуре, Усов назвал ее год рождения, и я не сразу понял, о каком ребенке и каком таком совпадении с теплой улыбкой заговорила Элизабет. Как выяснилось, в том же самом году, что и усовская «Одинокая», у супругов Кадэ тоже родился ребенок. В каком году, сами понимаете, не скажу.

Иллюстрация Иллюстрация
Дон Кихот Адам

Госпожа Кадэ удивила меня точными замечаниями об усовском стиле. На первое место она поставила органичное сочетание юмора и философии, а о руках, точнее согнутых пальцах, присутствующих в ряде композиций, сказала, что они напоминают ей паучков. Адама она нашла похожим на самого автора, а про Бетховена, едва лишь я с трудом водрузил его на подиуме, сказала, что он «как живой». Очень удивилась выразительным и живым глазам скульптурных портретов. Узнав, что давнее усовское творение с изображением музыканта, со скрежетом в зубах водящего пилой по струнам собственной скрипки, не имеет названия, Элизабет мгновенно предложила свое — «Самоубийца». Вот так я и буду впредь представлять эту любимую мной скульптуру заезжим знаменитостям, если, конечно, мастер позволит.

Понятно, что за какие-то полтора часа всего о художнике не расскажешь, и тем не менее, было видно, что, несмотря на дыры в рубахе томского мастера, его скульптуры произвели на Элизабет Кадэ неизгладимое впечатление.

Иллюстрация
Элизабет знакомится с подготовленной к работе березовой свилью (правильное название этого кругового наплыва именно «свиль», а не «кап», который не круговой, а точечный).

Вообще говоря, скульптору подобные визиты тоже помогают в работе, и в благодарность за внимание и в заботе об укреплении российско-французского сотрудничества Леонтий вручил госпоже Кадэ огромный настенный календарь, на обложке которого красуется его бронзовый Чехов на набережной Томи. И вот тут посыпался целый град вопросов и удивлений, а напоследок — приглашение устроить выставку во французском посольстве в Москве.

Провожая госпожу Кадэ, мы вышли на улицу, и Усов поинтересовался у гостьи, какими она находит наши рождественские морозы. Элизабет отвечала на своем родном языке, но даже я все понял без перевода: «Феерические!» Да что там морозы, когда успешно развиваются и научные, и деловые, и культурные томско-французские контакты. Нет, нет, не зря во Франции почитают нашего земляка композитора Эдисона Денисова, а томичи помнят, что первым попечителем малого народного училища в славном городе Томске был уроженец Прованса и томский комендант полковник Томас де Вильнев. И что Жюль Верн, в отличие от Чехова, прекрасно отзывался о Томске. «Се ля ви!» — вспомнилась мне вдруг еще одна любимая на Руси французская фраза.

От редакции. А тем временем Президиум СО РАН поддержал идею установки к 50-летию Сибирского отделения памятника Михайле Ломоносову в новосибирском Академгородке. Почему бы и нет? (Или, выражаясь по французски, пуркуа па?)

Фото Якова Андреева

стр. 8

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?17+363+1