Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 18 (2553) 4 мая 2006 г.

АКАДЕМИЯ НАУК: ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН

Споры о реструктуризации и модернизации Российской академии наук не утихают. «Парламентская газета» (6.04) уверяет, что «в ближайшие три года в академии примут меры, которые должны решить наиболее важные проблемы научного сообщества». О некоторых публикациях на эту тему — настоящий обзор.

Наталья Притвиц

Академия под ударом

О катастрофически ухудшающемся за последние 15 лет состоянии некогда могучей российской науки уже писано-переписано. Назову две из последних крупных публикаций. Профессор  В. Россохин из Института государства и права РАН на целой полосе ЛГ (22.03) предъявляет за это суровый счет власти.

«В начале 90-х наука в России оказалась на последнем месте среди интересов пришедших к власти «либерал-реформаторов». Ей тут же был перекрыт кислород: к 1995 году годовые затраты на науку сократились примерно в 6,2 раза по сравнению с уровнем 90-го, а расходы на оборонные НИОКР за тот же период снизились не менее чем в 10 раз! Финансирование же самой Академии наук в целом сократилось в 20 раз. Особенно гибельным для науки в России стал уход молодых.

…Сейчас реальная смертельная опасность — в постепенном удушении науки.

…В Академию наук нельзя лезть, как в калашный ряд, с «рыночными реформами». Прежде всего потому, что она не сможет жить по законам рынка, а без нее в России науке не бывать.

…Недвижимость! Вот невысказанное ключевое слово. Захватить то, что еще не схвачено! Это и есть основная необсуждаемая цель задуманной «реструктуризации» РАН».

Серьезную тревогу за судьбу Российской академии наук разделяет и обосновывает и член-корреспондент РАН  С. Глазьев в интервью «Независимой газете» (22.03).

«За последние годы научный потенциал России, сосредоточенный в РАН, изрядно подорван. Только ущерб, который понесла Россия от утечки умов, по оценкам экспертов ООН, сравним с ущербом от вывоза капитала, который достиг астрономической величины в полтриллиона долларов. Научный потенциал, созданный в СССР, используется США, Европейским союзом, Китаем и другими государствами, успешно осваивающими передовые разработки наших ученых. Вместе с тем далеко не все потеряно, российская наука остается одной из самых развитых в мире.

Однако возможности сохранения и развития российского научно-технического потенциала быстро сокращаются. За последние 15 лет число занятых в российской науке сократилось вдвое, финансирование научных исследований снизилось на порядок, прекращается обновление материально-технической базы научных институтов. Самое опасное — возникающий разрыв в поколениях: многократно сократился приток в науку молодых специалистов.

…Недавно был распространен некий доклад, дискредитирующий РАН, подготовленный якобы по поручению некоторых советников президента страны. В нем на основании интервью нескольких тысяч сотрудников академических институтов делается вывод о крайней неэффективности управления российской наукой. Сетования молодых ученых на бюрократизм, коррупционность, отсталость своего руководства интерпретируются как патологические болезни РАН, обрекшие ее, по мнению авторов доклада, на деградацию». (Добавим: упоминаемый доклад подвергнут резкой критике и в статье доктора социологических наук, сотрудника Института социально-политических исследований РАН  М. Кодина. Свою статью он назвал «О средствах к совершенному наук упразднению», Пр 4.04).

С. Глазьев уверен, что этот доклад будет использоваться для обоснования ликвидации Академии наук как организационной структуры, переподчинения научных институтов правительственной бюрократии. Его прогноз: «Разработан план реформирования науки, который, к сожалению, был одобрен руководством РАН. Видимая часть этого плана — разделение бюджетной и «коммерческой» составляющей научно-исследовательских работ. Ученым, выполняющим научные работы по контракту, запретят получать бюджетные деньги, и наоборот.

С точки зрения организации науки этот план абсурден: большинство ученых работают и по бюджетной, и по контрактной тематике. Истинная цель реформаторов науки: разделив Академию наук на два сектора — бюджетный и экономический, установить над ними контроль. Институты, работающие за счет бюджетных ассигнований, будут подчинены Министерству образования и науки, а выполняющие коммерческие исследования — приватизированы. Сама же академия утратит контроль над собственностью академических институтов и будет низведена до уровня элитарного клуба ученых».

Предложения  С. Глазьева: «Чтобы избежать разгрома Академии наук, необходимо противопоставить этому плану чиновников от приватизации стратегию развития российской науки, соответствующую вызову XXI века. Академия наук как главный в стране генератор научных знаний должна в этой стратегии занять центральное место. Ей следует придать статус главного экспертного центра страны, ответственного за научную обоснованность государственной экономической, социальной, научно-технической политики».

А рядом с интервью С. Глазьева под рубрикой с невинным названием «Я так вижу» помещена концептуальная статья ответственного редактора приложения НГ-Наука А. Ваганова с категорическим эпиграфом: «Наука — это то, чего не может быть; все остальное — научно-технический прогресс».

Главная мысль: «Фундаментальной (она же у нас — академическая) науки больше не существует. Спор идет о некоем виртуальном семиотическом фантоме».

Автор выстраивает свои рассуждения, исходя из нарастающей («умопомрачительной») динамики развития научного процесса и сокращения сроков реализации идей. И приходит к выводу: «Наука изменится (изменяется) функционально: главная ее функция — поддерживать необходимый уровень любопытства у определенных (некоторых) представителей популяции homo sapiens. Таковых в любой популяции обычно около 5 %. Наука будет нужна только затем, чтобы помочь более или менее адекватно ориентироваться в мире стремительно развивающихся технологий, чтобы не заблудиться в них, не сломать ногу или голову. Потом и эта функция науки отомрет — наука окончательно утратит контроль над/за технологиями. Ее, собственно, уже никакими клещами нельзя будет отодрать от технологии».

Финансовые лабиринты

Одна из главных бед нашей науки — чрезвычайно низкий уровень зарплаты ученых.

7 апреля из официальной хроники газеты «Поиск» стало известно: на совещании у В. Путина глава Минобрнауки  А. Фурсенко сообщил, что его министерство совместно с Минфином и Минздравсоцразвитием внесло в правительство проект постановления о реализации в 2006-2008 годах пилотного проекта по совершенствованию системы оплаты труда работников научных учреждений РАН, согласно которому с 1 мая 2006 года зарплата научных работников РАН поднимется примерно вдвое, а молодых сотрудников — более чем в два раза.

Реализация постановления предусматривает некоторое сокращение бюджетных ставок для работников РАН, а также совершенствование процедур их аттестации. Переход на новую систему оплаты труда является частью общей Программы модернизации структуры, функций и механизмов финансирования РАН. В связи с этим будут проведены «некоторые структурные преобразования.

21 апреля в «Поиске» появилась заметка «Трудности перехода». Приведем ее (в сокращении).

«Введение в Российской академии наук Отраслевой системы оплаты труда (ОСОТ) одновременно запустит процесс сокращения штатов академических учреждений. Как оно будет проводиться, точно не знают даже директора этих учреждений. Существует договоренность о том, что уменьшение числа бюджетных ставок в РАН будет идти путем перевода высвобождаемых работников на внебюджетные позиции, но здесь пока много неясностей. Эти и другие вопросы представители Профсоюза РАН вынесли на встречу с руководством Президиума академии. Достигнутые по ее итогам договоренности были оформлены в виде протокола, с которым можно ознакомиться на профсоюзной странице академического сайта.

Ряд позиций и предложений, с которыми профсоюз пришел на переговоры, в Президиуме пока рассматривать не готовы. Это, в частности, касается мер социальной защиты сокращаемых, особенно пенсионеров. Окончательное решение о том, какие действия предпримет профсоюз, будет выработано только после выхода постановления правительства о реализации ОСОТ.

22 апреля такое постановление было принято, о чем было сообщено в Интернете. В СМИ зазвучало: «Зарплата ученых поднялась в 2 раза».

27 апреля кое-какую ясность внесла публикация в «Известиях». «Ближайшее майское повышение зарплаты касается только тарифных ставок, которые вырастут в 2 раза. Тарифная ставка соответствует должности ученого и равна 2-3 тысячам рублей. Помимо тарифной части, составляющей около 40 % бюджетной зарплаты, в нее входят многие надбавки — за вредность, за ученые степени, региональный коэффициент, а также стимулирующие надбавки. Сегодня средняя зарплата в Академии составляет 6 тысяч рублей, хотя есть институты, где за счет обилия коммерческих договоров удалось поднять ее до 12-14 тысяч.

…Одна из жертв, на которую пришлось пойти Академии наук, — отказ от увеличения расходов, связанных с закупкой нового оборудования и приборов, хотя все без исключения институты остро в этом нуждаются.

Вторая уступка столь же неизбежна, хотя ее можно назвать жертвоприношением в прямом смысле. За 3 года необходимо сократить кадровый состав, финансируемый из бюджета, на 20 %. Людей не обязательно увольнять из института, они могут перейти в коммерческий сектор, заниматься инновациями, внедрять научные идеи и в зависимости от своей жилки получать даже большие деньги, чем гарантирует бюджет.

Отдельная тема — поправки к Бюджетному кодексу. Прежде был установлен порядок, согласно которому главными распорядителями бюджетных средств наряду с федеральными органами исполнительной власти могут быть ведущие, авторитетные учреждения науки, образования, культуры. Такие, как РАН, ее региональные отделения, Курчатовский институт, МГУ, Большой театр, Эрмитаж, — всего порядка полутора десятков организаций. Это было разумное, логически обоснованное решение.

Однако Минфин России снова предложил поправки к Бюджетному кодексу. Согласно им «субъектами бюджетного планирования в сфере науки и образования становятся только Минобрнауки и соответствующие агентства» (П 24.02). «Эти поправки, — заявил корреспонденту „НГ“ вице-президент РАН, академик А. Некипелов, — приведут к финансовому развалу всей структуры академии и трех ее отделений — Уральского, Сибирского и Дальневосточного, поскольку предложено применить принцип, по которому распределителями бюджета могут быть только органы государственной власти. Если раньше все получаемые деньги мы сами распределяли по институтам, по программам и т.д., то теперь эти деньги будет распределять Министерство образования и науки РФ, точней, подотчетное ему агентство „Роснаука“. И это означает финансовую ликвидацию Академии наук» (НГ 22.03).

И это еще не все. «В статье 42 этих поправок утверждается, что бюджетные организации должны перечислять в бюджет все заработанные ими деньги. Это ставит крест на участии академических институтов и государственных учреждений высшей школы в инновационной деятельности» (П 24.02).

А. Хлунов, директор Департамента государственной научно-технической и инновационной политики Минобрнауки, успокаивает: «Мы внесли свои замечания, и они были учтены. Суть их заключается в том, чтобы эти поправки не затронули возможность научных учреждений эффективно осуществлять научную деятельность». Далее он сказал слова, которые, по идее, должны были окончательно успокоить (или еще больше напрячь?) академиков: «Каждый должен заниматься своим делом. Если у нас есть менеджеры, которые умеют хорошо управлять, то, наверное, они и должны этим заниматься. Ученые должны заниматься научной деятельностью, строители — строительством, коммерсанты — коммерциализацией. В существующих сегодня условиях отбирать у академии ее отдельную строку, конечно, не следует, хотя бы потому, что другие возможности не подготовлены. Главное — продолжение научной деятельности, и только это» (НГ 22.03).

«Поиск» 24.03 сообщил, что Минфин РФ отозвал взбудоражившие общественность поправки в Бюджетный кодекс.

Надолго ли? Вспоминается Юлиус Фучик: «Люди, будьте бдительны!»

О степенях и званиях

Председатель Высшей аттестационной комиссии (ВАК) академик М. Кирпичников в большом (на полосу) интервью рассказывает о работе этого общественно-государственного института аттестации научных кадров, о массе препон и трудностей. Так, ВАК два года числился при уже несуществующем Минобразования. Одно время широко развернул коммерческую деятельность дублер ВАКа — так называемый ВМАК — межакадемический аттестационный комитет. По данным М. Кирпичникова, в последние годы резко упал уровень требовательности на всех уровнях защиты диссертаций, присуждения ученых степеней и присвоения званий. Кроме того, растет дисперсия по сферам наук: по инженерным и естественным наукам, включая биологию, количество защит сокращается, по экономике, педагогике и юриспруденции — растет.

Сообщается о том, что правительством утверждены новые нормативные документы о порядке присуждения ученых званий (РГ 26.04).

Проблемам резкого роста «проплаченных» защит кандидатских и докторских диссертаций посвящена целая полоса в НГ «Доктора невидимого фронта» (24.03). Вот некоторые ее положения. Почти треть защищенных в последние годы диссертаций написаны за деньги. Рынок диссертаций «под ключ» в последние полгода переживает настоящий шквал. Кто же заказчики платных услуг? Одна категория — аспиранты, нуждающиеся в квалифицированной помощи (скажем, сделать трудоемкие математические расчеты). Другая категория — это VIP-клиенты, для них предусмотрено «эксклюзивное обслуживание» и «индивидуальный подход». «VIP-клиент — это человек, который уже давно реализовался в профессии, например юрист, экономист, политик. У него обширная профессиональная практика, но слишком мало времени для прохождения тех процедур, которые необходимы для того, чтобы приблизиться к званию кандидата наук».

Как заметил заместитель директора Института психологии РАН, доктор психологических наук А. Юревич, начиная с 1991 года статус науки и ученого сильно упал, но, тем не менее, популярность ученых степеней постоянно растет. «Особенно среди бизнесменов и политиков. Политику сейчас просто неприлично не иметь ученой степени. Общая численность ученых год за годом сокращается, а количество диссертаций, по статистике ВАК, постоянно увеличивается».

Получить ответ на вопрос, как можно пресечь этот сектор «теневой» науки, серьезно подрывающий репутацию всего научного сообщества, журналистам НГ так и не удалось. Представители этих фирм даже не прячутся — они официально зарегистрированы, платят налоги, но нигде не называют свою работу «подготовкой диссертаций» — они «выполняют научно-исследовательские работы по договору подряда». Это абсолютно законно.

Дошло до того, что директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН академик В. Ивантер получил из некоего Университета подъема экономики России письмо с «лестным» предложением — защитить кандидатскую диссертацию. И тему ему уже подобрали: «Исследование комплексных систем управления процессами повышения эффективности и рентабельности работы предприятий в условиях рыночной экономики». И научного руководителя выделили — доктора экономических наук Р. Третьякова. (Он же, как оказалось, и ректор этого университета, который в Федеральной службе по надзору в сфере образования и науки не числится).

Как случился казус с академиком Ивантером? Ну, не знал его Третьяков. Хотя, по его словам, сам он уже десять лет является «президентом отделения реальной экономики Международной академии информатизации, которая имеет статус экономического совета в ООН, может встретиться с академиком Ивантером и оказать ему содействие в получении звания доктора экономики Кембриджского университета» (РГ 5.04). Вот так!

Собкор ЛГ по Уралу цитирует (26.04) академика Э. Круглякова: «…Еще одна болевая точка — это «дворовые академии», открыто торгующие всевозможными дипломами, патентами, присваивающие ученые степени и звания. Нет уголовной ответственности за этот «бизнес».

А тем временем намечается скандал и с выборами в РАН. Научные обозреватели «Независимой газеты» (19.04) обращают внимание, что в опубликованном списке кандидатов на выборах новых действительных членов и членов-корреспондентов РАН «как никогда много людей, сделавших успешную карьеру в политике, бизнесе, на государственной службе, но не имеющих прямого (или имеющих очень отдаленное) отношения к научной работе».

Перечислив этих людей, авторы высказывают мнение, что все они, конечно, заслуженные и уважаемые персоны, но, судя по публикациям, профессиональными учеными их все же назвать трудно. «По всей видимости, руководство Академии, обеспокоенное последними нападками на его прерогативы распределять государственные средства по своему усмотрению, решило усилить свое влияние в высших кругах власти и бизнеса, чтобы как-то упрочить свое положение». И далее: «Включение в список соискателей академических степеней успешных бизнесменов, политиков, чиновников резко обесценивает интеллектуальный капитал, несомненно, еще сохранившийся в РАН. Союз функционеров — это, конечно, тоже очень здорово, но только почему его надо называть «высшим научным учреждением России»?

Сердитое письмо профессора Е. Андрющенко на эту тему опубликовала ЛГ (26.04). Он считает: «Неправомерное присутствие в науке чиновников и банкиров вредно для общества переориентацией направленности исследований. Отнюдь не в пользу общества. Академия будет вынуждена выполнять волю чиновников и банкиров».

Сокращения: ЛГ — «Литературная газета»; НГ — «Независимая газета»; П — «Поиск»; Пр — «Правда».

стр. 7

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?10+375+1